?

Log in

Previous Entry | Next Entry

Эту статью я хотел бы начать с целого вороха дисклеймеров.

Христианское фэнтези, несомненно, существует. Тому примером «Хроники Нарнии» (да и вообще почти все творчество Льюиса), «Братство Талисмана» и многие другие произведения.

Православная художественная литература также, несомненно, существует, и там попадаются воистину гениальные авторы и произведения.

Православный автор вполне способен написать интересное, талантливое фэнтези. Тому примером Виталий Каплан, хотя его «Круги в пустоте» все же носят несомненный отпечаток православия – дальше я подробно объясню, что это значит – и потому не вполне удобочитаемы. А если понимать «фэнтези» предельно широко, то, конечно же, нельзя не вспомнить Гоголя, чьи «Вечера на хуторе близ Диканьки» и «Вий» – прекрасное во всех отношениях описание магического мира, в котором в его время жил малороссийский крестьянин.

Вообще, далеко не всякий православный соответствует тому описанию, которому посвящена эта статья. Но тем не менее православие устроено так, чтобы по возможности приближать к этому идеалу каждого своего приверженца.

И наконец, все, что я скажу сегодня, относится в первую очередь именно к русскому православию. Мне неизвестно, как обстоят дела в этом отношении в других странах – Греции, Болгарии, Грузии и т.д. Если у вас есть такие сведения, обязательно сообщите мне об этом в комментариях.


Рассуждая о русском православии, следует держать в голове один простой факт – по своей сути оно есть старообрядчество. Оно рассталось с католичеством, не в последнюю очередь, по тем же причинам, по которым шестьсот лет спустя раскольники порвали уже с московским патриархатом. Католики, кстати говоря, и называют православных не еретиками, а именно раскольниками – смотрите значение слова «схизма» и его отличие от понятия «ересь».

Православная идентичность завязана на обряд и только на обряд. Чтобы православный мог осознавать себя православным, он должен быть членом православной группы, вместе с остальными исполнять правильные ритуалы и поклоняться Богу определенным образом. И обязательно ждать прихода антихриста и конца света – это уже специфически наша, отечественная особенность.

Это накладывает отпечаток и на всю православную литературу – в ней обязательно должны упоминаться монахи, иконы, купола, исповеди, акафисты и весь прочий антураж. Без этого никакой текст не будет опознан православными как свой.


Когда я говорю, что православие фиксировано на антураже и обрядности, я вовсе не имею в виду, будто у него нет собственного внутреннего наполнения.

Напротив, оно есть. Это атмосфера сосредоточенного благоговейного внимания. То чувство, с которым человек принимает от своего предшественника великое сокровище, чтобы в неизменном виде передать его, когда придет время, своему наследнику.

Проблема с этой атмосферой в том, что она никак не совместима с критическим мышлением, пониманием, способностью сомневаться и задавать вопросы. Можно только внимать, впитывать слова и «слагать их в сердце своем», как сказано в Евангелии от Луки.

Отсюда очень характерное именно для русского православия понятие – ему не нужно следовать, им не нужно жить, его нужно держаться. Оторвался, отпустил руку – потерял вверенное тебе сокровище. Заново его дадут, только если успеешь раскаяться и понести наказание за свой проступок, пока силы тьмы до тебя не добрались.

Ощущение самодостаточности и завершенности православия влечет за собой и отрицательное отношение к любым пересмотрам и исследованиям. Если полнота истины уже явлена тебе, то и все средства решения проблем тоже к твоим услугам. Их незачем искать где-то там – достаточно вовремя вспомнить. Любые изменения божественного совершенства – всегда отклонение от истины, изменения к худшему.

В другой статье я уже приводил пример, к чему это ведет в литературе. Католический священник, которому нужно изгнать из мира людей древнего вавилонского демона, будет искать, каким заклинанием этого демона призвали культисты мрака, и какими словами можно отправить его обратно в глубины ада. Православный батюшка изгонит беса походя, крестным знамением, святой водой и Иисусовой молитвой, и бес ничего не сможет ему сделать, ибо бессилен перед праведником.


Фэнтези – повесть о чудесах в волшебном мире. Этот вид литературы стал популярен именно потому, что наш собственный мир расколдован. Читая фэнтези, мы временно заколдовываем его обратно, накладываем волшебную реальность на повседневную и прикасаемся к чуду.

Но православие – самая магически ориентированная ветвь христианства. У него есть свой, довольно мрачный, волшебный мир, наполненный духами и невидимыми силами. Православный обитает в нем постоянно, и именно его считает единственно настоящим.

Для него расколдованная реальность, в которой живут все остальные – наоборот, результат злых чар, коварства дьявола, который сумел убедить людей, что ни его, ни Бога не существует.

Есть у православных и свои повести о чудесах в этом волшебном мире – это жития святых. Вот только православный читает их не как способ прикоснуться к чуду, а как документальные источники. Усомниться, что один святой победил дракона, а второй летал на бесе в Иерусалим – значит, усомниться в самом православии.

И потому в голове у православного не укладывается введенное Толкином понятие вторичной реальности. Чтобы перейти в придуманный автором волшебный мир, ему нужно вначале выйти из своего. Он этого не делает – это равнялось бы отречению от веры. Вместо этого он тянет любые тексты о чудесах в собственный волшебный мир и понимает их по его законам.

Если вы хотите понять, почему православные не любят Джоан Роулинг, имейте в виду – для них буквально нет разницы между Гарри Поттером и Петром Муромским.
Когда православный читает «Повесть о Петре и Февронии», то верит, что ее герой действительно сражался со змеем-оборотнем и добыл чудесный меч из-под церковной стены.

Когда он читает ГП, то верит, что волшебники действительно могут летать на метлах, варить колдовские зелья и накладывать чары. Но при этом книга говорит ему, что они делают это не бесовской силой и не боятся молитвы. В мире житий такого просто не может быть, а значит, эта книга – ложь, сочиненная колдунами, чтобы исказить и испортить его мир и его веру.


Как, в таком случае, православным авторам вообще удается писать фэнтези? Очень просто. Они всегда так или иначе отступают от того канона, о котором я сейчас говорил.

Возьмем тех писателей, которые были упомянуты в начале статьи.

Гоголь помещает действие в мире слегка христианизированного язычества, которым жил – и по большей части живет и сейчас – простой народ. Его герои – тоже далеко не святые. Поэтому круг, очерченный мелом, оказывается для Хомы Брута лучшей защитой, чем церковные стены, крест и молитвы, да и остальные герои (кроме разве что кузнеца Вакулы, который смиряет черта крестным знамением), сталкиваясь с магией, общаются с ней по магическим же законам.

Виталий Каплан – просто талантливый автор фэнтези. Его произведения можно назвать христианскими, но в них нет ничего специфически православного. Те же «Круги в пустоте» происходят в мире, устроенном совершенно не по-библейски. Там есть астральное пространство, тонкие энергии, у человека три души, одна из которых привязывает его к родному миру и не дает перейти в другой – словом, оккультизм во все поля. И все это не просто верования колдунов из экзотического и жестокого Оллара, а суровый факт – можно сказать, местная магическая физика.

Христианство же здесь не в том, что по молитве совершаются чудеса (хотя и это случается тоже), а в том, что люди, живущие по правде, одерживают верх над теми, кто заботится о себе. Ну и еще в том, что человеческими силами зло невозможно победить окончательно – оно всегда рано или поздно снова поднимет голову, пусть даже в другом мире.

Пожалуй, «Круги в пустоте» можно было бы назвать православным ответом Гарри Поттеру, вот только книга эта совершенно не детская.

А любые попытки написать фэнтези именно по православным правилам вырождаются либо во что-то вроде «Юлианны», либо во что-то вроде печально известных «Детей против волшебников».

Comments

( 35 comments — Leave a comment )
greatebattle
Sep. 30th, 2016 10:20 am (UTC)
Я какой-то не такой православный: коллекционирую фото византийской и древнеримской храмовой архитектуры, с большим интересом при том, и ничего не имею против поиска новой формы (в конце концов, русская "луковица" когда-то тоже была новшеством). А ещё я считаю, что вопрос монашества в наши дни требует осмысления (не говорю - переосмысления, а просто осмысления), ибо уход от мира в монастырь в центре города - это как-то... странно. И мне очень нравится "Гарри Поттер", и я не вижу криминала в волшебных сказках (нет, писать православное фэнтези не собираюсь, но историю о волшебниках - почему бы и нет). И это всё при том, что в быту я клинический материалист: не верю ни в сон, ни в чох, ни в вороний грай, и это моё неверие опирается на мои же религиозные убеждения, так же, как у отца Брауна. Но да, я понимаю, что такие, как я - далеко не все, чо уж там.
midzenis
Sep. 30th, 2016 10:41 am (UTC)
Вы просто умейте готовить православие.
greatebattle
Sep. 30th, 2016 11:20 am (UTC)
Эээ... Меня смущает повелительное наклонение в этой фразе...
anairos
Sep. 30th, 2016 10:52 am (UTC)
У меня среди знакомых полно таких "не таких" православных, и меня это несказанно радует. Но я работал в монастыре, так что насмотрелся и на другой тип. Тот, о котором пишу.
greatebattle
Sep. 30th, 2016 11:26 am (UTC)
Увы, потому я говорю, что меня за типичный случай считать нельзя. А жаль. Это, конечно, ужас: людям как будто нечем заняться, что они себя замыкают в том мире, как в подземелье - а ведь и без него нашлось бы, над чем потрудиться и с чем побороться. И когда я с тем типом сталкиваюсь, мне очень хочется назвать их не православными, а какбыправославными... но религия не позволяет. o_O

virrita
Sep. 30th, 2016 06:21 pm (UTC)
Емец как Вам? он в последние годы перешел, кажется, на что-то вроде "православного фентези"
anairos
Sep. 30th, 2016 06:36 pm (UTC)
Честно говоря, я его мало читал. Немного Тани Гроттер, и первую (и, кажется, вторую) книгу Мефодия Буслаева. Он произвел на меня странное впечатление. Достаточно серьезные сюжеты, и при этом подчеркнуто стебное исполнение, перенасыщенное петросянством. К Мефодию Буслаеву это особенно относится.

А что у него православного?
virrita
Oct. 1st, 2016 12:45 am (UTC)
да, в Гроттер и начале Мефодия не особо православно. но под конец серии МБ, имхо, как-то все поменялось и посерьезнело. хотя он еще в ТГ, кажется, начал давать эпиграфы с выдержками из св. отцов.
в МБ действие как раз происходит в "волшебном мире, наполненном духами и невидимыми силами". Если в первых книгах это условно-православный мир, "стражи мрака", "стражи света", "эйдос", то в последних книгах флешбек уже строго по Библии: двуликий Кводон (впоследствии главный страж мрака) не хочет "поклониться" новому творению Бога - человеку("Люди в Эдеме. Их берегут как зеницу ока! И их всего двое!"), и под лозунгами в духе "мы гордые, мы сами построим прекрасный новый мир вне Эдема" покидает райский сад с группой стражей света (впоследствии - стражей мрака), которые повелись на его воззвания. "А пало их много. Треть всех стражей света и огромное число служебных духов. Кводнон стал бациллой, заразившей остальных. Все, кто мог противиться этому вирусу, устояли. Тот, кто имел в себе нечто родственное Кводнону, был мгновенно охвачен болезнью". ну и мораль, и стремление к свету, поучительные размышления, равномерно распределенные по всему тексту. выделяются разве что некоторые герои, например, Арей, страж мрака, бог войны, рассуждающий "Ты не выдумывал ад. Мы придумали его сами. Счастье в том, чтобы служить своему назначению, а не изобретать себе новое непонятное назначение. Это гордыня. Выброси рыбу на сушу. Её чешуя и плавники станут для неё мукой. Брось кошку на дно. Её легкие наполнятся водой и опять же станут для неё мучением. А если кошка бессмертная, то мука будет длиться вечность."

серия "Школа ныряльщиков", имхо, изначально без петросянства и в духе православия, хотя немного иначе, чем МБ.
anairos
Oct. 1st, 2016 04:26 am (UTC)
Действительно, похоже, Емец решил больше перейти от подражания Роулинг к подражанию Льюису :) Но заметьте, это можно назвать христианским фэнтези, но в нем нет ничего специфически именно православного. Сатана, павший, потому что не хотел поклониться человеку – по-моему, вообще исламская концепция.
virrita
Oct. 1st, 2016 03:44 pm (UTC)
вот с этим нюансом мне и было бы интересно разобраться, насколько это "специфично")
anairos
Oct. 1st, 2016 03:50 pm (UTC)
Не совсем понял, с каким именно нюансом. В чем разница между христианским и православным? Или из-за чего пал сатана? Или что-то другое?
virrita
Oct. 1st, 2016 09:40 pm (UTC)
мне интересно, можно ли книги Емца назвать "православным фентези", или у него просто, так сказать, христианские мотивы в произведениях. И, увидев Ваш пост, подумала, может Вы поделитесь своим мнением насчет Емца. Но, поскольку Вы не очень знакомы с его творчеством, видимо нет.
Разница между христианским и православным тоже очень интересная тема)
anairos
Oct. 2nd, 2016 04:09 am (UTC)
Судя по тому, что я читал, у него просто христианские мотивы. Даже, я бы сказал, скорее библейские, чем христианские. Христианские мотивы есть, например, у Роулинг.
drago_kun
Sep. 30th, 2016 06:26 pm (UTC)
"И потому в голове у православного не укладывается введенное Толкином понятие вторичной реальности. Чтобы перейти в придуманный автором волшебный мир, ему нужно вначале выйти из своего. Он этого не делает – это равнялось бы отречению от веры. Вместо этого он тянет любые тексты о чудесах в собственный волшебный мир и понимает их по его законам."
Справедливости ради - подобное мироощущение характерно не только для некоторых православных. Оно вообще к Православию не имеет отношения - это определённый тип мышления, способ коммуникации с миром. Я его условно называю магически-архаичным, а как он по научному называется и не знаю.
Так вот, подобный тип мышления можно обнаружить и у протестантов, которые сжигали книги Роулинг и у некоторых "мусульман", разрушающих древние памятники (статуи Будды, Пальмира и т.д.) и у католиков и у буддистов, то есть это не строго конфессиональное.

Хотя вопрос "отчего нет православного Льюиса или Толкиена" сам по себе интересен.
Навскидку, как мне кажется, это отношение к чудесам и волшебству, как к таковым и лежит в литературной традиции.
Православие точно знает, что чудеса бывают только от Бога, соответственно, если чудо не от Бога, то это не чудо, а наваждение причём только от дьявола. И в письменной традиции нет никаких разночтений и толкований - домовые, русалки - это нечисть, мелкие бесы.
У католиков ситуация иная, если вспомнить хотя бы Шекспира с его "Бурей" или фразу "иных сил много в мире, средь них есть добрые и злые". Ну и обширнейший фольклор про сидов, туата де даннан, германских эльфов и т.д. У нас же есть только былины (то есть не сказки вообще, а реальные истории) и Бажов. Я больше что-то ничего вспомнить не могу.
У буддистов сам жанр фентези невозможен наверное в принципе, так как для них это вообще обыденность. Магия - проявление сиддхи или игра иллюзии. Ходишь по воздуху или находишься под водой без дыхания часами - достиг реализации. Гендальф на этом фоне - дилетант :)
А мусульманское фентези уже давно есть - это сказки 1001 ночи. :)
anairos
Sep. 30th, 2016 06:42 pm (UTC)
Несомненно, этот тип мышления свойственен не одним только православным. Однако это не просто магически-архаичное мышление, потому что магически-архаичное мышление, наоборот, всеядно. Оно приемлет какую угодно магию и какие угодно силы. В литературе это как раз скорее Гоголь.

А тут сочетание дремучей архаики картины мира – и одновременно фанатизма, свойственного монотеистическим религиям.

Буддийское фэнтези – почему нет. Достаточно вспомнить, что именно в Китае и Японии жанр, аналогичный нашему фэнтези существует со средних веков. В Китае он называется уся, в Японии не помню как. Если смотрели "Крадущийся тигр, затаившийся дракон" или "Царь обезьян побеждает демонов", то это именно оно.

Буддизм тоже всеяден в плане волшебства. Любые силы реальны, и никакие силы не имеют значения перед лицом Будды :)
drago_kun
Sep. 30th, 2016 08:30 pm (UTC)
Мне кажется, что корни фанатизма лежат в архичном восприятии мира, а монотеистичность религии тут вторична.
Да, у буддистов я как-то забыл про "Путешествие на Запад" :).
flower53
Sep. 30th, 2016 08:08 pm (UTC)
Но смотрите, Вы у них вспоминаете фольклор, то есть "народное знание", а у нас говорите о письменной традиции. Русский фольклор столь же богат, а что касается литературы – вспомнить хотя бы "Руслана и Людмилу"... Мне кажется, у нас "развлекательную" литературу в советское время просто замалчивали, а до революции её хватало.
drago_kun
Sep. 30th, 2016 08:33 pm (UTC)
Кстати да, про "Руслана и Людмилу" я тоже забыл.
Надо всё это ещё раз хорошенько обдуматьи переформулировать - возможно в моих рассуждениях есть качественный изъян и я его не вижу.
anairos
Oct. 1st, 2016 04:21 am (UTC)
Это достаточно сложная и интересная тема сама по себе.

Простой народ жил в магическом мире и рассказывал одни и те же волшебные сказки и в России, и в Европе. Тут вопросов нет. А вот положение образованного народа было в этом смысле очень разным.

Европеец мог быть сколь угодно верующим, но учился он при этом по классической программе. В частности, осваивал латынь и (возможно) греческий. И делал это по классическим римским текстам, с упоминанием римских богов и так далее. Тот же "Золотой осел" Апулея – натуральный компендиум магических воззрений поздней античности.

В результате у него в уме как бы сосуществовали две картины мира. Одна – христианская, в нее он верил. Другая – языческая, по ней он учился. И средний образованный европеец нормально относился к волшебным реалиям в литературе, потому что привык, что там их место. Соответственно, и его собственные волшебные реалии тоже легко находили себе дорогу в литературе.

На Руси же образование долгое время было совершенно иным, почти полностью церковным и на основе церковных же текстов. И такой раздвоенности восприятия, как у европейцев, просто неоткуда было взяться. Существовали просто два различных мира: магически-языческий простонародный и христианский книжный.

Вы вспомнили "Руслана и Людмилу". Совершенно верно, это произведение можно отнести к фэнтези, и оно написано православным автором, но что в нем православного? Все действие происходит в славянском языческом мире, как его понимали в те времена.

Такая литература смогла появиться в России именно в послепетровские времена, когда писатель вполне мог искренне верить в жизни, но на страницах своих книг называть вино даром Диониса, а перед началом стиха взывать к Аполлону и Музам.
flower53
Oct. 1st, 2016 09:37 am (UTC)
Согласен, но это значит, что в послепетровские времена у нас стало примерно так же, как у них? А "Руслана и Людмилу" я вспомнил просто как пример произведения со сказочным сюжетом, как ответ на "Бурю".
anairos
Oct. 1st, 2016 09:49 am (UTC)
Практически как у них, да. С поправкой на то, что в Европе, как Вы правильно заметили, традиция литературного волшебства насчитывала к тому моменту уже несколько столетий, а в России ее строили по образу и подобию. Плюс у нас не было как такового оформленного язычества, сравнимого с греческим, так что поэты, которым хотелось славянской мифологии, фактически придумывали ее самостоятельно. Этот процесс дал нам вымышленных богов Белбога, Ладу, Леля, и женское имя Светлана.
quangel
Sep. 30th, 2016 06:45 pm (UTC)
Православный батюшка изгонит беса походя, крестным знамением, святой водой и Иисусовой молитвой, и бес ничего не сможет ему сделать, ибо бессилен перед праведником.
---
Демона из Вавилона может и изгонит,а вот демона-чемпиона Кхорна - Кабандху или Кайроса-Судьбоплета фольклерные ритуалы Древней Терры только позабавят. :) Никаких "Иисусов" и "Саваофов" в варпе они в упор не видят,видят только "Маяк Боли" Золотого Трона. И все. :)
egatiro
Oct. 3rd, 2016 11:00 am (UTC)
Очень хорошо вы описали мироощущение православных. Я живу в расколдованности и мне это нравится.
anairos
Oct. 3rd, 2016 01:19 pm (UTC)
Мой мир тоже в значительной степени расколдован. В повседневном общении меня трудно отличить от атеиста -- и, насколько мне известно, некоторые мои близкие меня таковым считают, хотя это совершенная неправда.

Но это отдельная тема -- как расколдованный мир может органично включать в себя и чудеса, и даже магию, хотя и не совсем в том смысле, какой в них вкладывают и обитатели заколдованного мира, и атеисты.
egatiro
Oct. 3rd, 2016 03:33 pm (UTC)
У меня тоже нечто похожее.
sv_vida_nueva
Apr. 1st, 2017 10:50 am (UTC)
На случай, если Вы увидите этот коммент к прошлогодней записи))

Вы поразительно точно схватили суть – у русского православия есть своя совершенно особая архаичная и давящая атмосфера, не присущая иным (известным мне) христианским конфессиям. В русском православии действительно очень жесткие рамки – не вероучительные, нет, даже не об этом речь, а какие-то… эгрегориальные,что ли, тут уж только такие ассоциации в голову приходят)). Если ты оказываешься внутри – ты в другом мире, всё. «Зона постоянного обитания», как Вы и сказали. И это не просто «душный лампадный мирок» мракобесов внутри православия, о чем писал Бердяев, - его тогда можно было бы игнорировать, отвернуться, сказать – я не такой как вы, хотя и православный. Но русское православие – это некая реальность, а реальность не проигнорируешь… И меня всегда до глубины души изумляли люди, способные жить внутри православия и не индуцироваться этой атмосферой, как Вы точно подметили, ко всему прочему ещё и несовместимой с критическим мышлением; быть иммунными к ней, а в числе комментаторов этой Вашей записи есть и такие.

Ну и насчет фэнтези – всё логично. Кстати, как Вам «Иной среди иных» того же Каплана? Вот уж точно православное произведение))
anairos
Apr. 1st, 2017 11:01 am (UTC)
Я вижу все комментарии :)

Как раз недавно я снова вспомнил об этой своей статье – точнее, мне напомнили. Кураев процитировал жизнеописание некого почитаемого монаха, не знаю только, святого или еще нет. У него была в миру жена и восемь детей, и потому жена не хотела отпускать его в монастырь. Но по его молитвам их дети стали умирать один за другим, пока несчастная женщина не велела ему уходить, пока еще хоть кто-то остался.

Жития святых – совершенно особая литературная реальность. Вторичный мир, как говорил Толкин. Не знаю, как и почему жития стали такими, какими стали, но они отличаются от всего, что мне доводилось видеть. Это и не христианский мир, и даже не гностический. Ближе всего он к языческому, но поразительным образом в нем намного меньше радости и надежды.

У католиков таких житий тоже хватает, но все же католичество не опирается на них в такой степени, как русское православие.

"Иной среди иных" я не читал. Я, если честно, вообще ничего у Каплана не читал, кроме "Кругов". Зато я знаю (и по книгам, и по интернет-общению) совсем другого автора, Максима Солохина. Его книги – идеальное, архетипическое воплощение темного мира житий, на мой взгляд.

Солохин – одна из важнейших причин, по которым я ушел из православия. Я просто в какой-то момент понял, что ни другим, ни даже самому себе не смогу обосновать, что он "неправильный" православный. Наоборот, именно он – плоть от плоти русского православия, рупор, через который вещает его дух, а я и такие, как я, выбиваемся из ряда.
sv_vida_nueva
Apr. 1st, 2017 11:19 am (UTC)
Да, вот чего этому миру не хватает, так это радости и надежды... какой-то он с "Радостной Вестью" несовместимый. Что очень и очень странно. Я так и не смогла постигнуть, как эти люди, на богослужении носящие Евангелие чуть ли не на голове, совершенно не ощущают разрыва и пропасти между тем, что происходит в храме - и содержанием книги их веры. Как сумел Антоний Сурожский именно в православном богослужении увидеть "евангельскую тональность"?! - ещё один вопрос, на который я не нахожу ответа.

В католичестве совсем другая атмосфера, да. Её я тоже немного знаю изнутри. Мрачную архаику они оставили где-то в прошлом или за стенами самых строгих монастырей.

Солохина я не читала, даже имя его мне только смутно знакомо. А книга "Иной среди Иных" Каплана интересна тем, что это такой православный взгляд на мир Дозоров Лукьяненко, взгляд глазами современного городского православного, оказавшегося Иным. Мне было любопытно прочесть, но перечитывать не захотелось))

А можно спросить, кем Вам доводилось работать в монастыре? Какая-то исследовательская работа?
anairos
Apr. 1st, 2017 12:32 pm (UTC)
Самое удивительное, что богослужения у православных как раз вполне радостные. Особенно пасхальное. Жития резко выбиваются из всего, что составляет основу христианства, и потому поразительно, насколько они влиятельны и по сути заменяют собой Евангелия.

А в монастыре я просто работал, после того как был отчислен из университета. В отделе благотворительности. Вел там документацию и время от времени ездил забирать пожертвованную помощь.
sv_vida_nueva
Apr. 1st, 2017 06:15 pm (UTC)
По поводу замены основной книги веры второстепенными - ignaty_l так и писал у себя в журнале: "православие - святоотеческая религия". Не евангельская то есть. Для православия Предание важнее Писания. Одно время думала - только мои глюки, оказалось, - нет, люди, куда более "продвинутые" видят то же самое: "...надо честно сказать, что вера Евангельская не имеет отношения к тому, что мы регулярно слышим с церковного амвона. При чем здесь Евангелие? Да ни при чем, что за дурацкий вопрос? Ты что, баптист? Читай мытарства блаженной Феодоры. И вообще, где епископ — там Церковь." (цитата из дискуссии в блоге одного из более "продвинутых" ЖЖ-юзеров)

А вот на вопрос почему так получилось, вряд ли кто-нибудь ответит...
anairos
Apr. 1st, 2017 06:48 pm (UTC)
ignaty_l – умнейший человек. Но в данном случае он, как мне кажется, не вполне оценивает масштаб ситуации. Вдобавок он, при всем его огромном опыте, знает положение только изнутри, а не извне, с позиции исследователя. Поэтому его понимание порой бывает несколько односторонним.

Дело не в том, что православие – религия Предания. Любая религия, как бы она ни подчеркивала свою верность учению, изложенному в священной книге, и как бы она ни старалась следовать этому учению на деле – религия Предания. Священная книга – источник знания, как и вселенная для ученого. Но чтобы от знания была польза, его нужно извлечь, понять и приспособить к жизни. Превратить в систему теорий и практических рецептов. Так и получается Предание.

То христианство, которое проповедует в своих статьях сам ignaty_l – это не "Писание в противоположность Преданию". Это его собственная версия Предания. Она, несомненно, лучше и полезнее той, о которой чаще всего приходится слышать в церкви. Но к галилейскому пророку, который проповедовал покаяние, близкий конец света и наступление Царства Божьего на обновленной земле, она имеет ненамного больше отношения.

Христианство "по Писанию" и невозможно, потому что даже Новый Завет – двадцать семь книг, авторы которых придерживались радикально разных взглядов на Иисуса, его проповеди, миссию, смерть и воскресение. Примирить их между собой невозможно, потому что они порой и писали-то непосредственно друг против друга. Иоанн, скажем, открыто полемизирует с синоптиками, это видно даже по подбору слов.

Дело как раз в том, что для среднего православного (причем и для многих вполне образованных священников и даже епископов) важнейшее, основополагающее значение имеют тексты, которые к Преданию не относятся вообще никаким боком. А именно тот самый житийный корпус, а также жизнеописания и пророчества почитаемых старцев. Мытарства Феодоры относятся именно туда – это литературное произведение, своего рода фэнтези того времени.

У этого литературного пласта есть свой канон, сложившийся за века. И картина мира, которая из него вырисовывается, откровенно ужасает. Прежде всего потому, что во главе этого мира стоит Бог, который ничем не лучше дьявола. Он могуч, жесток, мстителен, абсолютно аморален и за любое прегрешение прежде всего карает невиновных – чтобы виновные "больнее обстрадались". А тех, кто ближе всего к Нему, Он беспощадно отдает на растерзание дьяволу – чтобы испытать их веру и решимость.

Эта вера настолько укоренилась в умах и сердцах прихожан, что мне неоднократно приходилось слышать елейно-смиренные проклятия типа "вот за это Бог твоих деток-то болезнями накажет" и прочее в том же духе.
sv_vida_nueva
Apr. 2nd, 2017 12:06 pm (UTC)
Разве Игорь Бекшаев «изнутри»? Я не знаю подробностей, но мне казалось, что он не в РПЦ, а в какой-то самостоятельной ветви. Он на все «традиционные» церкви как бы со стороны смотрит, по моим ощущениям. Конечно, он даёт свою интерпретацию Писания, но на мой взгляд, у него получается очень логично, и узкие места он разруливает весьма «правдоподобно», если здесь можно употребить такое слово. Вы читали его книгу? Не подборку статей, а изданную книгу «Во едину от суббот»? По ней особенно хорошо видно, что человек перелопатил тексты основательно, - и библейские, и святых отцов…

Чего не могу сказать о себе, увы. Не настолько много читала, не настолько внимательна к тексту… Вот, например, насчет противоречащих друг другу новозаветных книг: Евангелие от Иоанна действительно очень сильно отличается от синоптических, и языком, и содержанием; его и называют «духовным» Евангелием, - написанным, чтобы дополнить, но всё же не опровергнуть «биографические». А синоптики даже заимствовали друг у друга какие-то фрагменты. Объяснение, что они адресованы разной аудитории (одни – иудеям до мозга кости, другие – язычникам) мне показалось вполне удовлетворительным. Какие именно противоречия в этих текстах Вы видите как совершенно непримиримые?

Мытарства Феодоры я помню, ЭТО действительно ужасает… а уж как с такой верой жить и сохранить здоровую психику, вообще непонятно. Невозможно, прямо скажем, вот весь этот ужас и прет из-под елейной маски. Я помню Ваш тезис о том, что в литературном творчестве воплощается коллективное бессознательное, - вот такое оно здесь… почему-то.

Кстати, у Вас нет ли, случайно, статей об эгрегорах? Мне на эту тему из чего-то более-менее серьезного попадалось только "Голем хочет жить".
anairos
Apr. 2nd, 2017 12:57 pm (UTC)
Игорь Бекшаев – бывший православный священник. Я не знаю подробностей, почему и как он ушел или его "ушли".

Но я имел в виду несколько иное. Он изначально смотрит на Писание в контексте, уже заданном церковью, а не с точки зрения исследователя. А церковь – любая церковь – живет по "пятому Евангелию". Оно скомпилировано из всего, что написано в четырех канонических и нескольких неканонических евангелиях, причем везде, где эти тексты противоречат друг другу, один вариант считается истинным, а все остальные отметаются.

Больше всего противоречий действительно между Иоанном и синоптиками. Но и между синоптиками их тоже хватает. Проповедовал ли Иисус после своего ареста священникам, Пилату и народу – или оставался безмолвен и произнес всего две короткие реплики? Разодралась ли завеса в храме, когда Иисус еще висел на кресте, или же после его смерти?

Это мелочи, но в них выражается смысл, который каждый автор вкладывал в свою историю. Для Марка, скажем, смерть Иисуса – необходимая жертва для спасения человечества, для Луки – миг триумфа тьмы, величайшее преступление, за которое еврейский народ навеки проклят, если не покается.

Если Вам интересна эта тема, настоятельно рекомендую книгу Барта Эрмана "Иисус, прерванное Слово". Автор – один из ведущих современных библеистов, сам бывший пастор и великолепно разбирается в вопросе.

Кстати, у Вас нет ли, случайно, статей об эгрегорах?

Нет, статей на эту тему у меня нет, поскольку я не разделяю эту концепцию современного оккультизма. Хотя, думается мне, такая статья не помешала бы, в рубрике "Энциклопедия заблуждений".
sv_vida_nueva
Apr. 2nd, 2017 08:47 pm (UTC)
Однако, если Вы когда-то были в православной церкви, - значит, и Вы в то время следовали «пятому Евангелию»? И это не помешало Вам занять позицию исследователя. Да и западным ветвям христианства, в отличие от православия, историко-критический метод совсем не чужд. Кстати, недавно мне сообщество на глаза попалось ВК, посвященное «осмыслению и научному анализу источников» - сакральных текстов мировых религий. У них девиз очень правильный, имхо: «истина не нуждается в том, чтобы её защищали при помощи лжи».

Большое спасибо за рекомендацию, постараюсь найти книгу Эрмана. Кстати, Вы, случайно, не читали книгу Руслана Хазарзара об Иисусе? Называется также как и знаменитая книга Александра Меня – «Сын Человеческий». Хотя догадываюсь, что содержание там несколько иное. Я где-то в сети на нее даже попадала, но у меня сложные отношения с электронными вариантами книг. Если уверена, что книга прочтения стоит – лучше куплю на бумаге.

К слову, не об исследовательской литературе, а о художественной - мне очень понравилось высказывание героя книги «Даниэль Штайн, переводчик», священника, цитирую не буквально, а суть: «Иисус для меня Спаситель, да, но – Второе Лицо Троицы? Как устроено электричество – они ещё не знают, а как устроен Бог – уже узнали в подробностях!»

Нет, статей на эту тему у меня нет, поскольку я не разделяю эту концепцию современного оккультизма. Хотя, думается мне, такая статья не помешала бы, в рубрике "Энциклопедия заблуждений".

То есть, можно надеяться, что Вы об этом напишете?))
anairos
Apr. 3rd, 2017 03:19 am (UTC)
Однако, если Вы когда-то были в православной церкви, - значит, и Вы в то время следовали «пятому Евангелию»? И это не помешало Вам занять позицию исследователя.

Пока я был в православной церкви – мешало. Выученная установка, что Новый Завет един и непротиворечив, а все разногласия просто от того, что разные свидетели рассказывали по-разному, очень сильно мешала увидеть, что каждый свидетель рассказывает собственную историю с одними и теми же главными героями и основными событиями, но очень разным смыслом.

Кстати, Вы, случайно, не читали книгу Руслана Хазарзара об Иисусе?

Мне встречалось имя этого автора, но я ничего у него не читал.

«Иисус для меня Спаситель, да, но – Второе Лицо Троицы? Как устроено электричество – они ещё не знают, а как устроен Бог – уже узнали в подробностях!»

:) Да. В этом отношении я и с Игорем Бекшаевым полностью солидарен. Попытки Отцов определить Бога в терминах известной им физики и не могли закончиться ничем другим. Нужно было познавать Бога, а не определять Его природу.

То есть, можно надеяться, что Вы об этом напишете?))

Я уже думаю на эту тему. Спасибо за идею :)
( 35 comments — Leave a comment )