чайка

Добро пожаловать в мои заметки!

Добрый день, а может, вечер или ночь. Или утро, для тех, кто читает мой журнал с утра пораньше.

Как это принято на многих страницах ЖЖ, в заглавном сообщении следует писать, ради чего весь сыр-бор затевался. Но так уж я специфически устроен, что смог окончательно понять и сформулировать это лишь годы спустя. С чего я начинал, чем продолжил и к чему пришёл – написано здесь: Рациональная магия: отчёт о путешествии длиной в двадцать лет.

Здесь вы найдёте рассказы об интересных открытиях науки. Об особенностях нашей психологии. Об очевидных истинах, настолько простых и понятных, что о них всегда все забывают. И, наконец, но не в последнюю очередь, о религии, магии и мифологии.

А если вам понравилось, рекомендую прочитать еще и это:

Блог Лены-маленькой, моего взаимного френда и хорошего друга. Лена коллекционирует странности человеческого мышления. Тут и верования и обычаи дореволюционной России, и люди нестандартной кулинарной ориентации, но больше всего – разнообразные секты и сектоподобные учения.


К моему прискорбию, Лена решила прекратить вести блог и удалила его вовсе. Тем не менее, эта надпись останется здесь в память об интересном и полезном проекте. Желаю Лене сил, здоровья и удачи в делах.
чайка

Под властью коварного предлога

Предлог «в» – не то, чем кажется.

Притворяясь обычной звонкой согласной, он несёт верную службу в грамматике русского языка. Но под этой безобидной личиной прячется лазутчик, ожидающий своего часа. Едва оказавшись в подходящем положении, он нанесёт нежданный и смертоносный удар.

Это положение – после слова «верить».

Мало кто может сразу осознать магию вопроса «веришь ли ты в...?». Даже тот, кто его задаёт, обычно не понимает, что совершает акт тонкой манипуляции. Ему кажется, что он просто хочет узнать ваше мнение о том или ином тезисе.

На самом же деле за этими словами стоит целый список представлений – лишь частично осознанных – и вам предлагается принять или отвергнуть их все сразу, чохом.
Collapse )
чайка

Такие разные общеизвестности

Я вот тут задумался на тему параллельных научных картин мира.

У каждого человека свой набор несомненных истин. То, что без тени сомнения знает один, другой может считать очевидной выдумкой или чушью.

Но субъективные верования – они, как бы это сказать, субъективны. У нас не запрещено верить во что хочешь. А наука, по её собственному определению, занимается выявлением объективного.

Поэтому особенно интересно, что у каждого человека ещё и свой набор фактов, которые "общеизвестны каждому учёному" и "давно уже доказаны наукой".

Поясню. Новохроноложцы сознательно разрабатывают собственную историю и отлично понимают, что она противостоит "официальной". У них в головах две параллельные картины мира – общая-ложная и своя-истинная. Это не те дроиды, которых мы ищем. Нас интересуют именно те факты, которые числятся по ведомству "официальных", общеизвестных и подтверждённых, но при этом у разных людей сильно различаются.

Мне, например, неоднократно попадались люди, в мире которых каждому учёному известно, что теория относительности давным-давно дискредитирована. Люди, в мире которых давным-давно дискредитирована теория эволюции. Люди, в мире которых каждому историку известно, что не было никакого татаро-монгольского ига.

Почётного упоминания заслуживают и те, в мире которых наука давно подтвердила силу мысли и позитивного настроя.

Так что сегодня я запрашиваю помощь зала. Давайте совместными усилиями выясним, по каким пунктам чаще всего не сходятся научные картины мира, живущие в головах у наших с вами современников.

чайка

Сдвиг границ

Дневниковая запись для приведения мыслей в порядок.


Для одних философов главная граница в мире пролегает между материальным и идеальным. С одной стороны грубые несовершенные вещи, с другой – идеи, формы, законы и уравнения, которые всем этим движут. Это у нас будут условно платоники.

Для других граница находится где-то между материей и сознанием. С одной стороны грубые несовершенные вещи, с другой – субъект, который эти вещи воспринимает, что-то по этому поводу чувствует и думает.

Дальше начинается спор между материалистами, идеалистами, дуалистами и всеми прочими о том, что тут первично, что вторично, а что вообще не существует, а только кажется нам.

Материя, сознание, идеи – это всё философские категории. Мы понятия не имеем, что тут материально, а что нет, зато легко отличаем видимое от невидимого. Одно мы воспринимаем глазами и можем потрогать руками, другого касаемся только воображением, третье и подавно существует лишь в уме, его даже представить невозможно.

Глядя на историю магии и религии, мы видим, как на Западе главная граница сдвигалась со временем.

Та Сторона для традиционного сознания – вовсе не мир духов. Духом наполнено всё, и по эту сторону, и по ту. Всё живое, всё дышит, со всем можно так или иначе пообщаться.

Граница отделяет своё от чужого. С нашей стороны её охраняют шаманы и колдуны, с той стороны – боги и предки. Все они стараются, чтобы в мире людей оставался только правильный дух, от которого как можно меньше вреда и как можно больше пользы.

А вот дальше она начала двигаться. В точности как писал Льюис в «Мерзейшей мощи», в мире человека Запада материя становилась всё материальнее, а дух – всё духовнее. В видимом мире оставалось всё меньше жизни, сознания и воли, они перемещались дальше, за границу.

В конце концов как раз и родилось противопоставление материи и сознания, сформулированное Декартом. Дух больше не материален, материя больше не сознающа.

Учёные заняли место колдунов и начали охранять новую границу, но уже не от духов, а от людей – чтобы люди, не дай бог, не перепутали, что где.


Это внесло дополнительную путаницу и в понятие магии. Для одних это любые взаимодействия между телом и духом и попытки с помощью одного повлиять на другое. Для других – только то, что имеет дело с чуждым духом из-за рубежа, а то, что задействует только свой, правильный дух – не магия и должно называться как-то иначе.

чайка

Мой комментарий к записи «Воля» от ivanov_petrov

Воля — не зря синоним свободы в русском языке. Воля и есть свобода. Возможность поставить себе цель и идти к ней. Если не можешь поставить цель, а идёшь только к тем, что для тебя поставил кто-то другой — ты не свободен. Можешь поставить цель, но не можешь пойти к ней — ты не свободен. То есть не волен.

Поэтому воля проявляется только в поступках. Где нет поступков, нет и воли. Внутри себя ты можешь себе казаться офигенно волевым человеком, но если вовне ты ничего не делаешь, значит, это не более чем самообман.

А чтобы идти к цели, преодолевая внешние препятствия, нужно как раз в первую очередь преодолеть внутренние. Препятствия на пути к цели, наоборот, раззадоривают, если они только внешние. А вот собственный страх, лень, фрустрацию от неудачных попыток, неуверенность в собственных силах — вот чтобы их одолеть, как раз и нужна воля.

И кстати уж, воля не в том, чтобы делать то, что не нравится. Любой может делать то, что ему не нравится, если по-другому никак — иначе бы мы на работу не ходили. Воля в том, чтобы сознательно НЕ делать то, что нравится, ради того, что нужно. Выбрать не то, чего ты хочешь прямо сейчас, а то, чего ты хочешь больше всего.

Посмотреть обсуждение, содержащее этот комментарий

чайка

Сила и характер

Сверхъестественные способности – инструмент рассказчика. У хорошего автора они не только помогают решать сюжетные задачи – они что-то говорят нам о своём обладателе и мире, в котором он живёт.

И я заметил, что у автора есть два основных способа их использовать.

Первый, знакомый и очевидный – способности персонажа становятся продолжением самых ярких и сильных черт его характера. Своей магией он выражает себя.

«Огненные» силы связаны с яркими эмоциями и импульсивностью. «Каменный» персонаж упрям и надёжен. «Воздушный» – лёгкий человек во всех смыслах.

Прирождённому бойцу подойдёт сила и прочность. Скрытному – невидимость или телепортация. Добросердечному – дар целителя. Обманщику и интригану – власть иллюзий.

Каким бы ни был персонаж – сверхъестественные силы делают его ещё более таким.

Иногда авторы пытаются переломить этот шаблон, сделав характер героя полной противоположностью ожидаемому. Пусть целитель будет садистом, помешанным на власти и мести, а некромант настолько любит всё живое, что пытается победить саму смерть.

Такое негативное отражение, несомненно, вносит разнообразие. Но по сути это вариация на ту же тему: способности усиливают в своём обладателе то, что и так было сильным.

Гораздо интереснее альтернативный путь.Collapse )
чайка

Запишу для памяти

Только упорное предубеждение относительно этого времени может не дать нам заметить определённую перемену, происходящую с художественными текстами между средними веками и шестнадцатым столетием.

В средневековых историях, в некотором смысле, полно "волшебства". Мерлин делает то и это "своими чарами", Берсилак приставляет обратно свою отрубленную голову. Но все эти моменты несут очевидную печать "сказочности". Спенсер, Марлоу, Чэпмен и Шекспир относятся к теме совершенно иначе. "В свой кабинет идёт он", и там открываются книги, произносятся ужасающие словеса, заключаются договоры на душу.

Средневековый автор пишет для публики, для которой волшебство, как и странствующие рыцари -- часть романтического антуража. Елизаветинская публика, читая о магии, понимает, что это может прямо сейчас происходить на соседней улице.

Из-за пренебрежения этим и рождаются странные прочтения шекспировской "Бури", которая в действительности -- пьеса, посвящённая магии, так же как "Макбет" посвящён гоэтии.

К.С. Льюис, "Английская литература в 16 веке, за исключением драмы".

По-моему, очень глубокое замечание. При всей моей нелюбви к Льюису, я не могу не уважать его как мыслителя.

Действительно, фэнтези, написанное человеком, верящим в магию, очень сильно отличается от фэнтези авторов, для которых волшебство -- не более чем художественный приём.

чайка

Почта духов

Когда я только начал исследовать европейскую магию, спиритизм казался мне чем-то несерьёзным. Примитивные верования, смешные салонные ритуалы, медиумы, которых постоянно ловили на фокусах... Куда-то в компанию не к гомеопатии даже, а к френологии и тому подобным модным увлечениям 19 века.

А между тем это, пожалуй, самое масштабное религиозное движение своей эпохи. Оно повлияло на пространство западного воображения не менее сильно, чем христианство до него.

Учение спиритизма настолько просто, что его можно изложить одним абзацем. Сознание человека способно жить, воспринимать и действовать без помощи тела. Духи умерших обитают в собственном невидимом пространстве, но могут проявляться и в нашем. Люди, особо чувствительные к сигналам «оттуда», служат медиумами (то есть посредниками) между людьми и духами.

Сеанс – не просто развлечение, а главный ритуал спиритизма. С его помощью миры соприкасаются, люди общаются с духами, а духи возвещают людям свою волю. Медиум – одновременно и жрец, и пророк этой религии.


Сторонники рационализма говорят, что в 19 веке наука окончательно победила религию. Но в действительности это значит лишь то, что христианская церковь утратила монополию на мировоззрение. На место отступившего христианства пришли другие религии, и в первую очередь – спиритизм.

Спиритами были многие выдающиеся учёные того времени. Бутлеров, Рише, Крукс, Лодж, Фламмарион... Легендарные супруги Кюри, нобелевские лауреаты по физике и химии, тоже отдавали должное этому движению. После смерти Пьера Мария пыталась связаться с мужем через медиумов.

Если подумать, это ожидаемо и логично. Спиритизм – предельно рационализированная религия. Он не требует ничего принимать на веру. У него нет собственного Уклада, требующего определённых норм поведения. Его ритуалы сопровождаются очевидными, наблюдаемыми явлениями иного мира. Он полностью свободен от суеверий и магизма.

Многие мыслители того времени были убеждены: перед нами начало новой эпохи, которая примирит религию и науку, веру и знание. Теперь мы можем научно доказать существование бессмертной души. Невидимая духовная реальность становится неоспоримым фактом естествознания.

Как остроумно подметил Джейсон Джозефсон в своём «Мифе о расколдованном мире», в 19 веке наука (science) и спиритический сеанс (séance) были соседями по комнате, а не врагами.

Collapse )