?

Log in

No account? Create an account
Добрый день, а может, вечер или ночь. Или утро, для тех, кто читает мой журнал с утра пораньше.

Как это принято на многих страницах ЖЖ, в заглавном сообщении следует писать, ради чего весь сыр-бор затевался.

Это, как и написано сверху, главным образом мысли вслух. Они могут быть посвящены глобальным мировоззренческим проблемам, а могут -- каким-то частным вопросам, это почти не имеет значения. Ведь даже начав с чего-то частного и на первый взгляд незначительного, можно плавно перейти к проблемам, касающимся каждого из нас.

Ведь метафизика, как я ее понимаю -- это не какая-то мистическая заумная чушь. Это дисциплина, посвященная наиболее общим законам, которым подчиняется человеческое мышление. Наше с вами мышление, как я очень надеюсь, дорогие читатели.

Подробнее я объяснять не буду. Просто прочтите наугад любую заметку -- может быть, что-то из написанного окажется близко и вам.

А если вам понравилось, рекомендую прочитать еще и это:

Статьи Игоря Бекшаева на сайте REGNUM. То, что он пишет о церкви и христианстве, практически дословно совпадает с тем, что я о них думаю.

Блог Лены-маленькой, моего взаимного френда и хорошего друга. Лена коллекционирует странности человеческого мышления. Тут и верования и обычаи дореволюционной России, и люди нестандартной кулинарной ориентации, но больше всего – разнообразные секты и сектоподобные учения.
Мода в воззрениях предназначена для того, чтобы отвлечь внимание людей от подлинных ценностей. Мы направляем ужас каждого поколения против тех пороков, от которых опасность сейчас меньше всего, одобрение же направляем на добродетель, ближайшую к тому пороку, который мы стараемся сделать свойственным времени. Игра состоит в том, чтобы они бегали с огнетушителем во время наводнения и переходили на ту сторону лодки, которая почти уже под водой. Так, мы вводим в моду недоверие к энтузиазму как раз в то время, когда у людей преобладает привязанность к благам мира. В следующем столетии, когда мы наделяем их байроническим темпераментом и опьяняем «эмоциями», мода направлена против элементарной «разумности».
Жестокие времена выставляют охрану против сентиментальности, расслабленные и праздные — против уважения к личности, распутные — против пуританства, а когда все люди готовы стать либо рабами, либо тиранами, мы делаем главным пугалом либерализм.


К.С. Льюис, «Письма Баламута», письмо двадцать пятое.


Иногда Клайв Льюис напоминает мне Гарри Поттера.

Юный волшебник – по крайней мере, в первых четырёх книгах – невероятно наблюдателен. В любой сцене он мгновенно подмечает все ключевые моменты и детали, какими бы крохотными они ни были. Но ещё Гарри предвзят и не слишком сообразителен, и потому из этих деталей он почти всегда складывает совершенно фантастическую картину событий, чтобы только в конце очередной книги узнать, как оно было на самом деле.

Льюис, когда он перестаёт проповедовать свой извод христианства и начинает рассуждать о том, как устроен мир, становится таким же. Он многое подмечает, но истолковывает в соответствии со своей – даже по христианским меркам странной – картиной мира.

Действительно, у каждой идеологии есть свой выдающийся порок. Против него направлены усилия её лучших умов. Его клеймят самые нравственные люди. Его объявляют корнем всех зол и единственной преградой на пути к не вполне представимому человеческому счастью.

Добродетель, противоположную этому пороку, соответственно, превозносят и восхваляют, а те, кто обладает ею, и становятся в этой идеологии эталоном нравственности.

И всё бы хорошо, но наблюдательный человек постепенно начинает замечать, что тут что-то не то. Порок, несомненно, мерзок, и бороться с ним нужно – но он не так уж сильно распространён, как нас хотят убедить. Зато добродетель борцов сплошь и рядом оказывается ничуть не менее мерзкой – но при этом общество её одобряет и поддерживает.


Правда тут, как водится, парадоксальна и фантастична.Read more...Collapse )

Двойной императив

Вспомним ещё о двух принципах, которые могут существовать только вместе. Стоит обществу забыть о любом из них, и начинается ад. Если же помнят об обоих... общество, конечно, не становится раем, но жить в нём, по крайней мере, уже можно.

Если совсем коротко, то это принципы «не обижай» и «не обижайся».

Это две стороны любви и уважения к ближнему. Не делай и не говори ничего такого, что причинит другому боль. Если это получилось случайно – попроси прощения и постарайся загладить вину. Если обидели тебя самого – сумей простить, забыть и жить дальше.

Они существуют во множестве вариантов. Христианское всепрощение, буддийское невовлечённое сострадание, даже неписаные правила Настоящего Джентльмена. Не зря же говорят, что этикет только наполовину состоит из умения не совершать собственных ошибок. Вторую его половину составляет умение не замечать чужих, и обе одинаково важны.

Если господствует второй принцип, а о первом забыли, результатом будет хтоническое непротивление злу. В таком обществе больше всего клеймят не того, кто совершает преступления, а того, кто возмущается этим. С негодяем и так всё понятно – он негодяй. Самый страшный грех – считать себя жертвой, осуждать зло, искать отмщения или хотя бы справедливости.

Если же господствует первый, получаем то, что сейчас творится на Западе. «Снежинки» нашего времени требуют, чтобы никто и ни при каких обстоятельствах не смел их оскорблять, и при этом оставляют за собой право оскорбиться на что угодно и когда угодно. Сами же они прощать никого не намерены. Пусть негодяй прочувствует свою вину. Пусть понесёт наказание – лучше всего по закону, но и общественное презрение тоже сойдёт. Только тогда чувство ущемлённой справедливости будет утолено.


И в то же время нынешние гуру охотно говорят о прощении... себя самого. Винить себя в чём угодно – грех. Это причиняет травму и рушит твою жизнь. Что бы ты ни натворил, имей силы простить себя и жить дальше. Ты – такой, какой ты есть, себя нужно принять и ни в коем случае не осуждать.

Мне кажется, это не случайно.
Сегодня подборка размышлений, не доросших до полноценных статей.

Я заметил, что в массовом сознании сочетаются два противоположных представления о невидимом мире.

Read more...Collapse )


Не так давно один из моих сетевых собеседников выложил отличный обзор монгольского шаманизма.

Read more...Collapse )


Два слова, на мой взгляд, стоит забыть, если хочешь чего-то добиться в жизни. Это слова «позитивное» и «негативное».

Read more...Collapse )
Некоторое время назад умный человек Виктор Мараховский с лёгким удивлением отметил:

У фантаста Лукьяненко в начале 90-х упоминался вымышленный текст, написанный с помощью мега-технологий. Кто бы ни открывал его, – видел в нём свои любимые мысли и читал свои затаенные чаяния.
Сейчас мы живём в мире, где это сбылось, причём самым неожиданным образом.
Сейчас для многих наших современников такой текст-зеркало – фактически ЛЮБОЙ.
Эти граждане, что бы они ни читали – читают узоры на коре собственного мозга.
Некоторые виртуозы способны оскорбиться на пейзаж Левитана, ясно увидеть антисемитизм в чертеже газовой турбины и, ознакомившись со стихотворением о том, как в озеро падает жёлтый осенний лист, искренне спросить автора: «Что ж тебе женщины-то в жизни сделали, что ты их так ненавидишь?».
То есть волшебной книги пока нет. А сказочные читатели уже есть.

На ту же тему, как вы, скорее всего, помните, и известное стихотворение «Люди читают жопой»:

Пишешь «я ем пельмени», казалось бы все понятно.
Я! Ем! Пельмени! Дикси. Просто, как три рубля.
Но люди читают жопой, а значит в этих пельменях
Жопа всегда увидит что-то «очень своё».

Так вот. То, что может показаться странным багом наших современников, на самом деле есть неотъемлемая, исконная особенность человеческого мышления. Она была всегда и пребудет, пока Всевышний не исправит мир.

Read more...Collapse )

Минутка политграмоты

Вначале – немного общеизвестных очевидных банальностей.

Человек, занимающийся любимым делом, при прочих равных эффективнее, чем тот, кто трудится из-под палки или ради денег. Обычного сотрудника приходится мотивировать на сверхусилия – по умолчанию он вкладывает в дело ровно столько, чтобы отдача покрыла его основные потребности. Энтузиаст будет выкладываться по полной, потому что сам заинтересован в наилучшем результате.

Начальник, которого уважают и которому доверяют подчинённые – опять-таки при равном уровне компетенции – управляет эффективнее, чем тот, кто обеспечивает лояльность кнутом и пряником.

Люди, доверяющие друг другу, будут тратить меньше ресурсов на контроль и сдерживание. Когда ты знаешь, что другой непременно выполнит обещание, отпадает необходимость составлять договор и предусматривать санкции за его невыполнение. Не сделать, что обещал, партнёр может только по не зависящим от него обстоятельствам.

Мы даже свои вещи неохотно даём пользоваться другим лишь потому, что опасаемся не получить их обратно или получить испорченными. Но если ты уверен, что всё отданное тебе вернут сполна, как только понадобится – а если оно придёт в негодность, то обеспечат точно такое же новое – это перестаёт быть проблемой.

Отпадает необходимость тратить ресурсы на вещи, которые могут свободно находиться в общем пользовании. И снова всё упирается в доверие и уважение.

Общество, состоящее из людей на своём месте, соединённых взаимным уважением и полным доверием – предел эффективности, доступный человечеству. Идеальный случай, как стопроцентный КПД у тепловой машины. Ресурсы идут полностью в дело и не расходуются впустую. Все потери минимальны, неизбежны и зависят только от превратностей судьбы и уровня доступных технологий.

В просторечии такое общество называется коммунистическим.

Read more...Collapse )

О вреде недумания

Вот перед вами весьма показательное видео о силе мысли.



Краткое содержание: товарищ купил три одинаковых банки, насыпал в них варёного риса и герметично закрыл. В течение двух месяцев одной банке он говорил хорошие слова, хвалил и признавался в любви. Вторую ругал и всячески унижал. Третью игнорировал.

По окончании срока оказалось, что в банке с "любовью" рис остался практически таким же, как был, и не испортился. В банке, которую игнорировали, появилась плесень. В банке, которую ругали, она образовала новую цивилизацию и прислала послов.

Мне интересно, осознаёт ли сам автор видео, какой вывод следует из его эксперимента, если его принимать всерьёз?

UPD. Оказывается, он не один такой. Вот ещё один показывает, как он стерилизовал рис при помощи силы мысли:



По запросу thought power experiment на ютубе находится и ещё несколько аналогичных примеров.

И никому из них не приходит в голову додумывать свои мысли до конца.

Может, поэтому они настолько смертоносны? :)

Зло и его поклонники

Что нужно сделать, чтобы получить репутацию служителя зла и тьмы?

Можно поклоняться свирепым богам, которые требуют омерзительных ритуалов с кровавыми жертвами. Лучше всего – человеческими. У ацтеков и некоторых индусов получилось.

Можно жить замкнутыми общинами с собственным укладом, не таким, как у соседей. Тогда соседи всё придумают за тебя – и тайные ритуалы, и кровавые жертвы. У евреев получилось.

А ещё можно попросту иметь подходящие мифы.
Read more...Collapse )
Сколько раз сталкиваюсь с тем, как знания форматируют восприятие, столько удивляюсь. Хотя казалось бы, должен был бы уже давно привыкнуть.


Мы работаем с текстами. Задача гуманитария, в отличие от задачи естественника – взять текст, написанный неизвестными знаками на неизвестном языке, и в меру возможности постараться его понять.

Если кажется, что знаки и язык известны, облегчённо вздыхать тоже не стоит – такое предположение слишком часто оказывается обманчивым. Даже сосед по лестничной клетке может, используя вроде бы те же слова, разговаривать на ином языке, чем ты. Понять его бывает порой и потруднее, чем какого-нибудь китайского философа, который по крайней мере старается изъясняться как можно точнее.

Это достойная задача, но и профдеформация от неё тоже впечатляющая. Когда гуманитарий оглядывается вокруг и смотрит на мир, он снова по привычке видит перед собой текст. Люди, идеи, общественные течения – всё кажется ему знаками. Любые отношения видятся грамматическими. И он с привычным энтузиазмом кидается действовать по прежнему шаблону – расшифровать этот текст и по возможности понять и истолковать его.

Так получается постмодернизм, кроме всего прочего.

Когда человек с таким настроем берётся писать фэнтези, у него получается то же самое. Как у супругов Дьяченко в «Vita Nostra». Мир – Гипертекст, маги – Слова этого Гипертекста. Чтобы стать магом, нужно через боль и страх выжечь из себя всё человеческое, оставив только информационную сущность.

Или как у Олди в «Восставших из рая». Магию поставляет чудовищная Зверь-Книга. Кто её читает – обретает силу, но и она сама читает людей, отбирая у них души. Прочитанные становятся – смотря по полученной силе – знаками, словами, фразами или даже целыми страницами. Протагонисту предлагают исправить ситуацию, возглавив её – и он чуть было не соглашается, но потом понимает, что став Главой этого мира, сделается всего лишь главой Зверь-Книги.

На первый взгляд кажется, что и в традиционных учениях о волшебной стороне реальности бывает что-то похожее. В конце концов, не зря же говорят, что магия – это сила слова. Или сила мысли. Или вообще информационное воздействие. Если информация может действовать на материю, значит, и материя в сущности является информационной структурой, не так ли?

Но дьявол кроется в деталях.

Read more...Collapse )

Анатомия бога

Египетская цивилизация – это нечто.

Мало того что они построили пирамиды, в которых даже сейчас, через двести лет исследований, продолжают находить новые комнаты, и неизвестно, что в них спрятано.

Мало того что они повлияли буквально на всех, кто имел с ними дело: греков, римлян, европейских историков, философов и оккультистов.

Так они ещё и создали богословскую систему, идеально, на мой взгляд, объясняющую, что вообще такое бог.


Богословие религии подобно грамматике языка. Не может быть языка, в котором совсем нет грамматики – но есть языки, для которых никто и никогда не создавал учебников и справочников. Грамматика этих языков скрыта в них самих, она не существует в явном виде.

В египетской религии (как, кстати, и в православии) скрытая и явная «грамматика» довольно сильно между собой расходятся. И то, о чём я сейчас буду говорить, никто из египтян в явном виде не озвучивал. Всё это восстановлено учёными по описаниям обрядов, упоминаниям в религиозных гимнах и тому подобным источникам.

Любой бог в египетском понимании триедин. У него есть формы (iru), превращения (kheperu) и имена (renu).
Read more...Collapse )