Иногда практикующий теоретик (anairos) wrote,
Иногда практикующий теоретик
anairos

Categories:

Кризис жанра

В последнее время так получилось, что я много смотрел и читал пособий и наставлений для авторов и сценаристов. И заметил я там одну вещь, которую, по идее, должен был заметить уже давно, но как-то до сих пор она от меня ускользала.

До определенного момента все эти наставники дают полезные советы, которые действительно могут пригодиться где угодно. Как придумать убедительного и привлекательного героя. Как поставить ему в противовес не менее убедительного антагониста. Как создать вымышленный мир и каким правилам следовать, чтобы он казался достоверным.

Язык, персонажи, сеттинг – тут все понятно и разумно. Но дальше начинается главное – сюжет и лежащий в его основе конфликт. И вот тут происходит странное.

Большинство наставников начинает твердить, что настоящая, ядерная, архетипическая история, которая только и позволяет произведению стать великим и популярным, должна строиться по канонам Кэмпбелла.


В начале истории герой живет тихо-мирно в своем мире, но ему чего-то не хватает. Ему приходит весточка из иной реальности, зовущая его к приключениям, но он игнорирует ее и продолжает жить, как ни в чем ни бывало.

Затем происходит событие, обозначающее первую точку невозврата: герой, волей или неволей, покидает привычный мир и отправляется навстречу приключениям...



Вам наверняка знаком этот сюжет. Дальше в нем будет встреча с наставником, первое столкновение с антагонистом, спуск в подземный мир, примирение с отцовской фигурой, финальная битва и возвращение назад, в родной дом, но уже в новом качестве.

Одни гуру сценарного и авторского дела заимствуют структуру «мономифа» напрямую. Другие развивают ее или, наоборот, упрощают.

И в самом деле, многие хорошие истории построены именно по этой схеме. «Звездные войны». «Хоббит» и «Властелин колец». «Гарри Поттер». «Одиссея капитана Блада». «Ключи от Королевства» и «Сабриэль» того же автора. Даже «Незнайка на Луне» на свой лад рассказывает ту же историю. Она увлекательна и хорошо экранизируется.

Но «многие» – не только не «все», но даже не большинство. Мысленно пробегите взглядом по самым популярным – и даже самым экранизируемым – книгам последних двух столетий.

Среди русских классиков 19 века вы вообще почти не найдете этого героического сюжета. Разве только «Руслан и Людмила» да в каком-то смысле «Капитанская дочка». Еще «Конек-горбунок», но он не считается, потому что он волшебная сказка, там никакого другого сюжета по определению быть не может.

«Евгений Онегин»? Ничего похожего. «Война и мир»? Аналогично. «Преступление и наказание»? Не смешите меня.

Даже приключенческие романы, которым, казалось бы, сам бог велел использовать эту структуру, прибегают к ней не так уж часто. «Три мушкетера», например – совершенно другая история.

Ну ладно с девятнадцатым веком. Положим, тогдашние авторы просто не были просвещены истинным знанием, и потому искали наугад, без теории.

Но и в двадцатом веке то же самое. Среди лучших книг «героические» сюжеты по-прежнему в меньшинстве – причем даже в фантастике, где их авторитет должен быть незыблемым.

У Стругацких похождения героя в другом мире (буквально – на другой планете) – основная часть всего цикла «Полдня». Но следы кэмпбелловской структуры у них обнаруживаются тоже лишь в считанных произведениях. Истории, которые они рассказывают – другие.

Стивен Кинг – самый популярный и высокооплачиваемый автор, пока Роулинг не подвинула его с пьедестала – тоже почти не пишет историй по этой схеме.

Сапковский, создатель одного из известнейших персонажей за всю историю фэнтези, охотно переворачивал сказочные сюжеты, пока не взялся за полноценный эпический роман. Но и он запинал Кэмпбелла куда-то в темный угол. Попробуйте проанализировать истории о ведьмаке Геральте, и вы увидите, что там нет ни следа такой структуры. Особенно в рассказах, составляющих первые две книги «саги».

Я смотрю на свою книжную полку и вижу там Сюзанну Кларк, Макса Фрая, Г.Л. Олди, Евгения Лукина... Все они наверняка слышали про путешествие героя, но из принципа им не пользуются.

А что говорить про Мартина? В ПЛиО вообще нет протагониста в кэмпбелловском смысле. Есть персонажи со своими целями и комплексами. Они пытаются добиваться своего и, как правило, терпят поражение.


Этот список можно продолжать до бесконечности, но я не буду. При желании вы легко найдете еще массу примеров.

А у меня есть вопрос, и мне очень хотелось бы услышать ваше мнение.

Почему так много наставников не просто рекомендуют этот сюжет по принципу «он простой и легко продастся», а говорят о нем так, как будто он единственно возможен? Почему они словно забыли, что есть и другие истории, другие сюжеты – несмотря на то, что сами же восхищаются этими историями и сюжетами, видя их в книгах и фильмах?

UPD. Сколько всего существует вариантов историй, есть много мнений. Для Борхеса, как процитировали в комментариях, было всего четыре. А вот версия, в которой основных сюжетов семь:

1. Убить дракона. Герой узнает о великом зле, угрожающем его миру, и идет победить его.
2. Из грязи в князи. Герой, окруженный враждебным миром, решает взойти на вершину и идет к своей цели. В финале он получает богатство, королевство и любовь.
3. Квест. Герой узнает о великом сокровище, которого ему не хватало, и отправляется на поиски, чаще всего в компании соратников.
4. Возвращение. Герой отправляется в волшебную реальность, живущую по безумным правилам, постигает эти правила и возвращается домой изменившимся.
5. Романтическая комедия. Герой и героиня должны быть вместе, но им мешает враждебная сила. Сюжет представляет собой каскад происшествий, в ходе которых каждый персонаж показывает всем (в том числе себе самому), кто он такой на самом деле. В финале враждебная сила терпит поражение, и влюбленные наконец могут быть вместе. Заодно, как правило, соединяется еще одна или две пары.
6. Трагедия. Здесь герой и есть злодей, и мы видим его постепенное погружение в глубины зла, пока в конце концов он не терпит поражение.
7. Искупление. Герой опускается в глубины зла, но затем происходит нечто, заставляющее его раскаяться и начать путь назад, к свету. В финале он так или иначе вновь обретает мир с самим собой и окружающими.

Путешествие героя здесь – нечто вроде комбинации сюжетов 1, 3 и 4.
Tags: массовая культура
Subscribe

  • Мотивы для инквизитора

    Тут уважаемый myrngwaur опубликовал великолепную рецензию на цикл Скотта Бэккера «Второй Апокалипсис». Если вы её ещё не…

  • Гримуары Индостана

    От русской магии вернёмся на Восток, в Индию. Но прежде чем говорить об индийской магии, придётся сказать несколько слов о самой Индии. Думаю, для…

  • Теория заговора. Русского народного

    В наше время фольклористы продолжают странствовать по русским деревням, собирая остатки народных традиций. В том числе, разумеется, магических. Сами…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 60 comments

  • Мотивы для инквизитора

    Тут уважаемый myrngwaur опубликовал великолепную рецензию на цикл Скотта Бэккера «Второй Апокалипсис». Если вы её ещё не…

  • Гримуары Индостана

    От русской магии вернёмся на Восток, в Индию. Но прежде чем говорить об индийской магии, придётся сказать несколько слов о самой Индии. Думаю, для…

  • Теория заговора. Русского народного

    В наше время фольклористы продолжают странствовать по русским деревням, собирая остатки народных традиций. В том числе, разумеется, магических. Сами…