Иногда практикующий теоретик (anairos) wrote,
Иногда практикующий теоретик
anairos

Category:

Как убить бога

– Разве боги умирают?
– Это их основное занятие.


В. Пелевин, «Затворник и Шестипалый»


Боги умирают довольно часто. Некоторые даже не по одному разу. Во всяком случае, так происходит в мифах.

Однако боги – не люди. Для них мир несколько шире, и страна мертвых – такая же область их пространства. Умереть для бога обозначает переместиться в страну мертвых и принять ее качества.

Мертвый бог – не значит несуществующий или исчезнувший. Это просто определенный набор сил и способностей, присущих его образу.

У многих народов даже есть миф о том, что первый умерший бог как раз и стал повелителем подземного мира. В индоевропейской мифологии первого мертвого звали Йима (в Ведах его имя звучит как Яма). В японской – это была богиня Идзанами.

Боги плодородия порой умирают и воскресают каждый год. Половину времени они пребывают в состоянии мертвого, остальное время – в состоянии живого.

Совсем другое дело – когда человек убивает бога. Эта тема не оставляет авторов уже много-много лет. И она на свой лад куда интереснее.


Для авторов-атеистов все достаточно просто. Атеист, как я заметил, в принципе не может уразуметь, что такое бог, иначе он не был бы атеистом.

У них боги, если они есть и принимают участие в сюжете – либо могущественные, достаточно развитые чужеродные существа, либо порождения человеческой веры, питающиеся поклонением верующих.

Того, кто живет и обладает хоть каким-нибудь телом, конечно, можно убить. Даже если боги состоят не из человеческой плоти, все равно где-то есть достаточно мощное оружие, которое эту божественную плоть успешно размочалит.

Иногда хватает даже пистолета, если бог, как в рассказе Лавкрафта «Ужас в музее» – обычная доисторическая пиявка, откопанная сумасшедшим археологом. Но обычно требуется все же нечто «магическое», такой же природы и того же уровня технологий, что и сам бог.

Если он состоит из чистой энергии – на него найдется энергетическое копье. Если он окопался в информационных сетях и представляет собой информацию – на него можно напустить вирус. И так далее.

Единственная преграда, стоящая перед потенциальным богоубийцей – бог может оказаться попросту слишком могущественным. Тогда все средства, которые мы в состоянии против него собрать, его даже не поцарапают. Но это проблема чисто количественная.

Когда бог порожден и поддерживается верой последователей, такой номер уже не пройдет. Его настоящее воплощение – именно верующие, и потому уничтожать видимые проявления бога бесполезно. Возродится заново, такой же сильный и очень злой.

В таких мирах человек, желающий убить бога, подрывает именно веру в него. Часто – распространяя взамен ту веру, которую сам автор считает истинной, то есть веру в науку и технический прогресс. Боги, оставшись без поклонников, чахнут и дохнут.

Святослав Логинов в романе «Земные пути» решил совместить оба варианта. Там боги – могущественные маги, добравшиеся до источника бессмертия, но в то же время они почему-то питаются верой. Главный герой чуть не убивает бога морей Басейна, научив людей называть его именем емкость для купания.

Не менее интересен ход, придуманный Терри Пратчеттом. Там бог Ом, которому поклоняется огромная церковь, внезапно обнаруживает, что почти ни на что не способен, потому что по-настоящему верят в него всего два человека – маленький наивный мальчик и... прожженный атеист. То есть атеист, конечно, в Ома не верит, но при этом настолько хорошо представляет, в кого именно он не верит, что это неверие ничем не хуже искренней веры.

Интересный, кстати, вопрос: если богу перестали поклоняться, и он исчез, может ли возрождение культа возродить и бога? И если да, то будет ли это тот же самый бог, или совершенно новый, не помнящий ничего из своей «прежней жизни»?


В «первобытной» дилогии Перумова богов нет. Зато есть предвечные исполины – нечто вроде титанов, лишенных разума, но обладающих невероятной стихийной мощью.

Пока титан жив, сильный и умелый маг может «подключиться» к нему, чтобы сделать свои заклинания могущественнее. Но это беспокоит исполина, он впадает в неистовство, и по всему миру начинает искажаться баланс природных сил.

Однако предвечные исполины – все же живые существа, и правильно подобранным волшебным оружием их можно убить. Тогда сила, собранная в них, рассеивается по миру, порождая меньших демонов и давая магам новые заклинания, которые раньше не работали.


Ближе всего к истине те авторы, у которых боги – непостижимые Высокие Сущности, которые существуют в мире в великом множестве проявлений и значений. Такого бога можно убить лишь одним способом – уничтожив все его значения на всех планах мироздания.

И в самом деле, что значит, скажем, убить бога войны?

Можно встретиться с ним в видении или во сне, сразиться и победить. Такая победа наверняка что-то серьезно изменит в тебе. Некоторые, поборовшись с богом, даже получали новое имя. Но это чисто внутренняя перемена, никак не отражающаяся на внешнем мире.

Можно истребить представление о нем, бытующее среди людей. Но ведь война от этого никуда не денется, воевать люди не перестанут.

Образ бога войны исполнял важную роль. С его помощью люди осмысливали войну, находили ей место в своем мире, понимали ее законы и учились с ней взаимодействовать.

В результате возникает парадокс: «убитый» бог становится, наоборот, сильнее. Его власть над нами сохраняется, но вот мы лишаемся способов ей противостоять.


Бог может умереть, если у него не останется значений – по крайней мере, его собственных, которые бы отличали его от всех прочих богов.

Мардук – бог-воитель, герой, демиург. Он сразил чудовище Тиамат, и из ее тела сотворил мир. Прочие боги, которым он позволил поселиться в мире, в благодарность провозгласили его своим царем.

Все эти значения Мардук делит с великим множеством других божеств. Он отличался от остальных лишь одним – он был покровителем и небесным владыкой великого города Вавилона.

Но Вавилона нет уже много веков. Песками занесены развалины его стен, и только археологи, копаясь в его мертвом теле, извлекают знания о былых временах. А вместе с городом умер и бог, который им правил.

Зато Один и до сих пор живее всех живых. Все значения, которыми он обладал, и даже облики, которые он принимал, остаются в человеческой памяти и раз за разом появляются в культуре и искусстве. И это при том, что Одину уже давно никто всерьез не поклоняется, даже современные язычники.
Tags: массовая культура, мифология, религиозные штудии
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 41 comments