Иногда практикующий теоретик (anairos) wrote,
Иногда практикующий теоретик
anairos

Гуляют там животные... (возвращение к теме)

Несколько лет назад я написал статью «Гуляют там животные невиданной красы». Там я рассказывал историю тетраморфа – образов четырех священных животных. Это бык, лев, орел и змей.

В иудеохристианской традиции змей – символ зла и греха, поэтому его в тетраморфе заменили человеком (или ангелом).

С тех пор понеслось. На четырех животных навесили столько ассоциаций, сколько смогли. Четыре евангелиста, архангелы, стихии, времена года, стороны света... Стоило людям найти где-то четверку связанных понятий, как ее старались раскидать по зверям тетраморфа.

Оккультисты соединили всех четырех зверей в облике сфинкса и объявили этот образ олицетворением Великой Тайны.

Мирча Элиаде и Джозеф Кэмпбелл обнаружили, что бык ассоциируется в мифах с луной, а лев – с солнцем. Этот символизм тоже впоследствии проявился у эзотериков.


Но ассоциации – штука обманчивая. Есть связи, действительно порожденные смыслом, но они могут быть и случайными, условными, ничего не значащими.

Например, солнце принято считать символом активной мужской силы, а луну – пассивной, женской. Но в древних мифологиях было не так. Луна в облике быка была там мужским богом-творцом, а солнце, имеющее вид львицы – свирепой и неудержимой богиней. Египетский Птах, критский Посейдон, индийский Шива – это лишь малая часть богов-быков, связанных с луной.

Поэтому сегодня мы вернемся к тетраморфу и посмотрим, что в действительности обозначают составляющие его четыре образа.

Как и следует ожидать, все они – варианты изначального Зверя, первого представления человека о Боге. И выбраны они не случайно: каждый образ демонстрирует свое, уникальное качество, которое не так явно выражено в остальных.

Конкретные звери – лев, бык, орел, змея – возможно, лучшие, самые наглядные представители этих образов, но не единственные. В мифах и ритуалах разных народов вместо них могут выступать и другие.


Лев – крупный агрессивный хищник, стоящий на вершине пищевой цепочки. Он способен разорвать и пожрать кого угодно, его же самого никто не ест. Человек убивает льва, но это не столько охота, сколько сражение. Так и сами львы, случается, дерутся между собой насмерть.

На месте Льва может оказаться тигр, пума, даже белый медведь. В любом случае это зверь-царь, зверь-воитель и охотник. Он правит своими владениями по праву сильного, и единственное, что он признает – сила. Если ты недостаточно силен, чтобы он счел тебя равным себе царем, то ты добыча, и твоя участь – быть съеденным, стать пищей для льва.

Хотя размножение – тоже способ подчинить себе мир, в облике Льва оно почти не проявлено. Его доминанта – насилие. Он разрывает и пожирает. Это образ смерти как таковой – не перехода в загробный мир, а разрушения тела.

В более мягкой форме Лев олицетворяет власть, подчинение и победу. Чтобы он тебя пощадил, склонись перед ним, стань его слугой и помощником. Так или иначе, он сделает тебя частью мира, которым он повелевает.

Китайская мифология соединяет оба образа. Там человек, съеденный тигром, становится его духом-служителем, помогает ему при охоте, а освободиться может, только приведя вместо себя нового раба.


Бык – создание совершенно иного склада. На его месте может оказаться жеребец, кит, иногда и бурый медведь (если он не занимает место льва).

Бык силен и агрессивен, как и Лев, но он не хищник. Он поднимет на рога и растопчет копытами того, кто стоит у него на пути и представляет опасность.

А еще он, в отличие от льва, производитель. Это Зверь, который продолжает себя в потомстве и заботится о нем. Его агрессия направлена против чужаков и в защиту своих.

Сила, отданная в защиту своих – основная доминанта Быка.

Тут стоит вспомнить и то, как относились люди к охоте на крупного и опасного зверя. Такая охота, по верованиям древних, могла быть удачной только в одном случае – если зверь сам «дастся» охотнику. Поэтому и совершались после каждой удачной охоты особые обряды, где зверю воздавали почитание как другу, союзнику и заступнику.

Это бог, отдающий свою жизнь ради жизни своих – то есть приносящий себя в жертву себе же, чтобы возродиться и продолжить великий круговорот.


Отличительная черта Орла – он высоко летает и далеко видит. Его роль могут исполнять и сокол, и чайка, и ворон, и дикий гусь.

Птицы обитают между небом и землей. Они видят мир так, как никто другой не видит, имеют доступ в те края и страны, куда никто другой не доберется. Они единственные, кто способен познать мир во всей его полноте, таким, какой он на самом деле есть.

Орел, сидя на Мировом Древе, может разглядеть вселенную от края до края. На его крыльях герой перелетает из царства в царство, из мира в мир. Вороны способны облететь всю землю и узнать все, что на ней происходит, а затем пересказать своему хозяину.

Доминанта Орла – знание, провидение, переход из одного состояния в другое.


Наконец, змей возглавляет царство трикстеров. Вместе с ним там обитают паук, койот, шакал, ворон (если он не оказывается Орлом).

Это существо, побеждающее не силой, а хитростью – незаметностью и ядом. Змей владеет тайными знаниями. Он живет не в каком-то определенном царстве, а между ними. Он нарушает любые правила и преступает любые запреты.

Он не так могуч, чтобы прогибать мир под себя, и не может взлететь, чтобы увидеть его целиком. Он сам прогибается под окружающую среду – но в то же время исподволь меняет ее, как ему удобно. Он повелитель приспособления, изменчивости и отбора – то есть эволюции.

Но все равно это образ Зверя, творца мира. Тот, кто устанавливает правила для вселенной, сам не связан ими и подчиняется закону, лишь пока это ему интересно. Тот, кто установил границы, способен переходить их, когда пожелает. Тот, кто дал облик всему сущему, и сам может принять любой.


Каждый из четырех зверей тетраморфа являет одно из качеств Зверя, хотя, конечно, в каждом присутствуют все четыре.

Из их соединения, видоизменения и эволюции рождаются другие облики Бога.

Мне кажется, если проанализировать любое представление человека о божестве и его воле, в основе всего окажется одно из этих четырех стремлений изначального Зверя: властвовать и подчинять, упорядочивая все по своему вкусу; приносить себя в жертву себе, умирая и возрождаясь; проницать формы и границы, определяя для всего время и место; тайными путями менять себя и мир, подгоняя одно к другому.
Tags: мифология, религиозные штудии
Subscribe

  • Теория заговора. Русского народного

    В наше время фольклористы продолжают странствовать по русским деревням, собирая остатки народных традиций. В том числе, разумеется, магических. Сами…

  • Мой дорогой невидимый друг

    Недавно, разбирая исследования позднеантичной гоэтии, я наткнулся там на термин, который здорово помог мне упорядочить свои представления об этой…

  • Говори и пиши правильно

    Меня в последнее время стали раздражать выражения, в которых содержится скрытая теория. Например, когда говорят, что телепатия – это чтение…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments

  • Теория заговора. Русского народного

    В наше время фольклористы продолжают странствовать по русским деревням, собирая остатки народных традиций. В том числе, разумеется, магических. Сами…

  • Мой дорогой невидимый друг

    Недавно, разбирая исследования позднеантичной гоэтии, я наткнулся там на термин, который здорово помог мне упорядочить свои представления об этой…

  • Говори и пиши правильно

    Меня в последнее время стали раздражать выражения, в которых содержится скрытая теория. Например, когда говорят, что телепатия – это чтение…