Иногда практикующий теоретик (anairos) wrote,
Иногда практикующий теоретик
anairos

Category:

Сердце веры, или еще немного о сущности религий

Не так давно довелось мне спорить с одним умным, порядочным и приятным человеком о сущности христианства. Ни до чего мы с ним, естественно, не доспорились, однако то направление, которое довольно быстро приняла наша беседа, навело меня на некие невеселые мысли. Или веселые -- как уж оценить.

В общем, так. Из Библии мы все знаем, что человека следует ценить по его делам. Покажи мне веру свою из дел своих, вера без дел мертва, по плодам их узнаете их, и так далее. И это, конечно, правильно. Если тебе жить рядом с этим человеком, то куда важнее, чего от него можно ожидать, чем какие взгляды он исповедует. Тем более что у 99 процентов людей, от них же первый есмь аз, поведение с убеждениями не стыкуется чуть менее чем полностью. А потому, посмотрев на дела человека, можно с уверенностью судить о том, во что он на самом деле верит, даже если сам этого не знает.

А вот дальше начинается интересное. Если по делам человека можно судить о его вере, то логично предположить, что и о религии в целом можно и нужно судить по тем делам, которые совершают ее приверженцы -- как в реальной жизни, так и на страницах священных книг. Особенно часто так судят о развитых религиях, обзаведшихся священными книгами.

Так вот, это неправда. Это ошибка, суровая и непростительная, та, которая хуже преступления.

Да, если ты хочешь знать человека, смотри только на то, что он делает. Но если ты хочешь понять его религию, смотри на то, ради чего он это делает. Не в смысле "какого результата он хочет добиться своими действиями", а "какими идеалами религии они продиктованы". Я уже писал в статье "О выборе и отказе", что одни и те же поступки можно оценивать совершенно по-разному в зависимости от того, от чего человек своим выбором отказался. Это другая сторона той же медали.

Вполне понятно, что человек всегда будет поступать так, как типично для его времени, культуры, воспитания и т.д. Незачем упрекать древних евреев в жестокости. Они были жестоким народом в жестокое время в жестоком мире, и таковы же были и их дела. Но если, скажем, ассирийцами в их жестокостях двигало стремление к силе и славе, то евреями -- осознание своей величайшей ответственности перед Богом. Избранный народ -- не привилегия, не особые права, а стократ большие обязанности. Иудей видит себя стоящим на страже мира, воином, оберегающим свет от тьмы. Потому так скрупулезно следует мельчайшим деталям Закона, потому так ненавидит тех, кто дезертировал с этой службы, перейдя в другую веру. Идея вечного и непреложного Завета, заключенного Богом с народом Израиля -- сердце иудейской веры. Идеал, к которому иудей стремится -- соработничество, сотрудничество с Богом, как равного с равным. Бог сотворил мир, Израиль хранит и возделывает его.

То же и с исламом. Суть, сердце ислама заключены в самом его названии. Ислам значит "покорность". Покорность Богу, всемогущему, милостивому, милосердному, создавшему вечный ад для грешных и вечный рай для праведников. Мусульманин исполняет волю Бога, как если бы был полностью лишен собственной. В суфийской мистике это переживается как полное слияние с Любимым, исчезновение в Нем. Если Бог велит тебе убить -- убей. Если Бог велит тебе умереть -- умри. Велит раздать все имение нищим -- раздай. Только в полной и совершенной покорности Богу обретешь ты спасение. Это и есть идеал ислама -- жизнь в полном и всеобъемлющем единстве, растворении в Боге.

А что же с христианством? На первый взгляд, жизнь по Евангелию -- это жизнь в любви. Сам Иисус проповедовал церковь, представляющую собой совокупность небольших общин, "семей", живущих в умеренности, ценящих осознанность и самоконтроль в делах, словах и мыслях и проявляющих любовь к Богу через любовь к ближнему. Это весьма неплохой образ религиозной жизни, и думаю, большинство верующих людей, независимо от конфессии, скажет, что жить так очень даже неплохо. Но это не идеал, а лишь одно из средств его достижения, причем самое базовое, начальное. Не в организации общины бьется сердце христианской веры. Собственно, именно поэтому церковь и ушла так далеко от такого устройства.

Суть христианства, как и ислама, заключена в названии. Христос -- это куда больше, чем мессия. Мессия, в конце концов, должен был всего лишь воцариться над Израилем, объединить его на Святой Земле, установить мир во всем мире и вообще создать все условия, чтобы евреи могли спокойно двигаться дальше по пути к своему идеалу. А Христос -- это и есть идеал. Неслитное и нераздельное соединение Бога и человека, он -- единственная точка соприкосновения между землей и небом. Никто не приходит к Отцу, кроме как через Сына. Единственный путь к спасению -- причастность Вечному Христу, а в идеале -- соединение с ним в одно целое, Небесную Церковь, которая есть вечное и нетленное Тело Христово.

Христианин любит ближнего -- он искренне желает ему тоже спастись и войти в Тело Христово. Христианин не считает еретиков за людей -- потому что Христос, единый на небе, должен быть един и на земле, а потому не может быть в Церкви никаких разногласий в учении. Устраивающие же такие разногласия, дерзающие самостоятельно учить о Боге, и сами оторвались от Тела Христова, и других отсекают от него. А потому любовь к ним должна проявляться в том, чтобы всеми силами стремиться привести их назад, в церковную ограду, а если не пойдут -- уничтожить, ради блага тех, кого они еще не соблазнили. В конце концов, эта судьба так или иначе ждет еретика на Страшном суде, когда только Тело Христово уцелеет, все же прочее будет сожжено. Христианин превыше всех таинств ставит причастие -- потому что оно есть зримый образ приобщения к Вечному Христу.

Важно вот что. Сейчас христиане любят открещиваться от поступков крестоносцев и конкистадоров, мусульмане -- от зверств разных халифов и султанов, а также от современных террористов. И все говорят, что поступающие так -- поступают вопреки учению своей веры.

Однако внимательный взгляд видит, что они неправы. И крестоносцы, и завоеватели-мусульмане, и инквизиторы, и многие другие, принадлежащие к разным ветвям разных религий и культур -- поступали в полном соответствии с сердцем своей веры. Равно как и те, кто, принадлежа к тем же самым народам и религиям, являл чудеса любви, праведности и самоотверженности. Люди могут совершать одни и те же поступки, но их решения будут исходить из разных сердец. Одинаковое сердце веры может подталкивать двух разных людей к двум диаметрально противоположным решениям.

Вот поэтому и нельзя судить религии по делам их приверженцев. Самих приверженцев -- можно и даже нужно оценивать по делам. Но религия -- это то, что переросло традиционное мифо-ритуальное начало, предписывающее, как поступать. Религия -- то, в чем появилось сердце: основополагающая вера, соединяющая небо и землю. Сердце веры -- главная идея вселенной, в которой заключен смысл существования или по крайней мере путь к постижению этого смысла.
Tags: простые истины, религиозные штудии
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments