Иногда практикующий теоретик (anairos) wrote,
Иногда практикующий теоретик
anairos

Category:

Баламут предлагает жупел

Мода в воззрениях предназначена для того, чтобы отвлечь внимание людей от подлинных ценностей. Мы направляем ужас каждого поколения против тех пороков, от которых опасность сейчас меньше всего, одобрение же направляем на добродетель, ближайшую к тому пороку, который мы стараемся сделать свойственным времени. Игра состоит в том, чтобы они бегали с огнетушителем во время наводнения и переходили на ту сторону лодки, которая почти уже под водой. Так, мы вводим в моду недоверие к энтузиазму как раз в то время, когда у людей преобладает привязанность к благам мира. В следующем столетии, когда мы наделяем их байроническим темпераментом и опьяняем «эмоциями», мода направлена против элементарной «разумности».
Жестокие времена выставляют охрану против сентиментальности, расслабленные и праздные — против уважения к личности, распутные — против пуританства, а когда все люди готовы стать либо рабами, либо тиранами, мы делаем главным пугалом либерализм.


К.С. Льюис, «Письма Баламута», письмо двадцать пятое.


Иногда Клайв Льюис напоминает мне Гарри Поттера.

Юный волшебник – по крайней мере, в первых четырёх книгах – невероятно наблюдателен. В любой сцене он мгновенно подмечает все ключевые моменты и детали, какими бы крохотными они ни были. Но ещё Гарри предвзят и не слишком сообразителен, и потому из этих деталей он почти всегда складывает совершенно фантастическую картину событий, чтобы только в конце очередной книги узнать, как оно было на самом деле.

Льюис, когда он перестаёт проповедовать свой извод христианства и начинает рассуждать о том, как устроен мир, становится таким же. Он многое подмечает, но истолковывает в соответствии со своей – даже по христианским меркам странной – картиной мира.

Действительно, у каждой идеологии есть свой выдающийся порок. Против него направлены усилия её лучших умов. Его клеймят самые нравственные люди. Его объявляют корнем всех зол и единственной преградой на пути к не вполне представимому человеческому счастью.

Добродетель, противоположную этому пороку, соответственно, превозносят и восхваляют, а те, кто обладает ею, и становятся в этой идеологии эталоном нравственности.

И всё бы хорошо, но наблюдательный человек постепенно начинает замечать, что тут что-то не то. Порок, несомненно, мерзок, и бороться с ним нужно – но он не так уж сильно распространён, как нас хотят убедить. Зато добродетель борцов сплошь и рядом оказывается ничуть не менее мерзкой – но при этом общество её одобряет и поддерживает.


Правда тут, как водится, парадоксальна и фантастична. Не существует ни добродетелей, ни пороков. Каждое человеческое качество является и тем, и другим сразу. Всё зависит от того, каким своим концом это качество прикладывается к вам лично – идёт ли оно вам на пользу или во вред.

Твёрдость в убеждениях – то же самое, что фанатизм и нетерпимость: если мои убеждения безусловно истинны, то все остальные должны быть безусловно ложными. Решительность и сильная воля – деспотизм и авторитарность: я знаю, что лучше, и твоё мнение меня не волнует.

Только любовь и уважение к ближнему помогают смягчить вред, причиняемый нашими достоинствами. А есть и качества, которые причиняют вред своему обладателю – и чтобы избежать его, нужно любить и уважать самого себя.

Кстати, способность к любви и уважению – тоже и добродетель, и порок. Особенно когда они направлены на себя.

Если единственное достоинство человека лишь в том, что у него нет недостатков – он, как правило, скучен, неинтересен и практически бесполезен для себя и мира. Он удобен – и не более того.


Так вот, есть заблуждение, свойственное всем временам и всем народам. Мы не избавимся от него, наверное, до скончания веков. Это вера, будто в мире или в человеке есть нечто лишнее. Нечто такое, что нужно изъять, отрезать, предать анафеме и забвению, и вот тогда наступит счастье, мир и благорастворение воздухов.

У каждой идеологии своё представление, что же именно требуется ампутировать несчастному хомо, чтобы он наконец-то заслужил право на большую букву. Именно это качество, эта грань человечности и делается страшным жупелом, любимым пороком и корнем зла.

Избранному пороку противопоставляется... другой порок. Чем ещё может стать любое качество, если оно не уравновешено противоположностью и доведено до абсурда?

В результате и получается то, что ещё десятилетия назад подметил Льюис.


Возьмём главный жупел современного феминизма – токсичную маскулинность.

Борцы с ней повсеместно говорят, что они ни в коем случае не против мужественности как таковой. Им не нравится только агрессивность мужчин, их стремление доминировать, в том числе над женщинами. Им не нравится, что мальчиков учат подавлять свои эмоции. Не нравится, что мужчинам свойственна гомофобия, и так далее.

Но что такое агрессивность? Это способность встать и сражаться за то, что заслуживает защиты. Сражаться кулаками, а если понадобится, то и оружием. Это гнев, направленный на то, что стоит у тебя на пути и мешает двигаться к цели. Без неё не получится преодолевать препятствия.

Что такое стремление доминировать? Это значит, что человек хочет быть лучшим. Хочет двигаться вперёд, становиться сильнее и значительнее, и в собственных глазах, и в глазах окружающих. Хочет, наконец, быть лидером, принимать решения и нести за них ответственность.

Что такое подавление эмоций? Это способность в критической ситуации не тратить силы на слёзы и крики, а идти вперёд и делать то, что требуется, даже если тебе больно, грустно или страшно.

Что такое «склонность к сексуальной агрессии»? Это значит, что мужчина открыто выражает свои чувства к женщине, которая ему понравилась, и активно действует, чтобы добиться её взаимности. Даже если женщина, по крайней мере поначалу, и не выражает восторга. Сами же женщины в большинстве своём предпочитают именно таких, несмотря на десятилетия феминистической пропаганды.

Невозможно избавиться от этих недостатков, не срубив под корень эти достоинства. И именно это и происходит в странах, где «токсичную маскулинность» побеждают особенно успешно.

Уже сейчас люди там начинают задавать вопросы: почему наши мужчины не могут защитить наших женщин от чужой агрессии – и вообще предпочитают отводить глаза и проходить мимо? Почему наши дети не хотят преодолевать себя и становиться лучше? Почему они выбирают не действовать, а только ныть и жаловаться? Почему они не желают тратить силы на построение семьи, а многие вовсе не заводят отношений с противоположным полом?

«Что стало с американской мечтой, ты спрашиваешь? Она сбылась. Ты смотришь на неё».


Выход, разумеется, есть, хотя он не прост и требует усилий. Все неприятные качества человека нужно не подавлять, а культивировать. То есть растить их под строгим контролем и придавать правильную форму.

Для этого, в частности, служат ролевые модели – герои, которыми ребёнок восхищается и которым старается подражать.

Воины, которые направляют свою силу и агрессию на защиту ближних.

Любовники, чья страсть проявляется в утончённой галантности.

Победители, чья главная победа – над самим собой, своими страхами и недостатками.

Сентиментальные рыцари, способные не плакать от ран, но проливать слёзы от красивой музыки или возвышенных поступков.

Все те, кто добивается своего, не забывая в то же время про любовь и уважение к ближнему.

Да, я снова вспоминаю эти два слова, и буду вспоминать их ещё не раз. По моему убеждению, они – единственное лекарство от пороков этого мира.
Tags: мировой порядок, простые истины, психология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 54 comments