Иногда практикующий теоретик (anairos) wrote,
Иногда практикующий теоретик
anairos

Categories:

Правила ненависти

Любовь, если предельно упрощать – это влечение. Когда любишь, стремишься оказаться к любимому как можно ближе, устранить все преграды, стоящие между тобой и им.

Предел любви – полное исчезновение, растворение в любимом. Больше нет тебя – есть только он.

Ненависть – прямо противоположное устремление души. Порвать любую связь. Вычеркнуть ненавистное из своей жизни. Никогда больше с ним не сталкиваться.

Когда-то воплощением ненависти служило проклятие – отвержение от общества, изгнание из племени. Проклятие объявляло миру – он теперь чужой, он больше не один из нас. Своими поступками он поставил себя вне человеческого рода.

На Руси даже в семнадцатом-восемнадцатом веке самых отъявленных злодеев порой торжественно проклинали, перед тем как казнить. С таким ритуалом казнь – уже не просто возмездие над преступником, а исполнение высшей справедливости.


Ненависть – другое лицо страха. От волосатых предков нам достались три реакции на опасность – драться, убежать или затаиться. Все три – попытки поставить преграду между своим миром и тем, чего в этом мире быть не должно.

Кого ты не боишься, того можешь презирать, можешь испытывать к нему отвращение – но не ненавидеть. Ты забудешь о нём, как только отвернёшься. Он не представляет опасности, ничего не сможет с тобой сделать.

В историях часто бывает, что персонаж превращает страх в гнев и обращается против того, кого когда-то боялся. Авторы подают это как ключевой, значительный момент. Но нет ничего более обычного и закономерного, чем ненависть слабого, внезапно ощутившего силу. Это верный признак слабости – стремление как можно скорее, пока сила не ушла, поквитаться со всеми, кого ты боишься.

У этого чувства тоже есть предел.Ненависть-страх ведёт к самоубийству.

Если ты убежал от врага на другой конец света, но всё равно не смог от него избавиться, остаётся только поставить между вами последний, непреодолимый барьер.

Если ты затаился, как только мог, не подаёшь никаких признаков жизни, практически уже умер, но враг всё равно видит тебя и не желает оставлять в покое – остаётся только превратить подобие смерти в настоящую смерть. Только это избавит тебя от страха.

Если ты убил врага, истребил все его следы на земле, вычеркнул его из истории, но не смог перестать его ненавидеть – значит, он всё ещё жив в твоей памяти и останется там, покуда жив ты сам. Убить себя – единственный путь навсегда покончить с ним.


Любовь и ненависть – две противоположности, каждая из которых приводит к самоуничтожению. Поэтому они всегда должны уравновешивать друг друга. Как бы сильно ты ни любил, должен быть предел, дальше которого ты никого к себе не подпустишь. Как бы сильно ни ненавидел – в какой-то момент должен отпустить это чувство.

И всё же иногда они не просто сосуществуют в душе, не просто ограничивают друг друга, а вступают в союз, порождая причудливое потомство.

Сколько людей, испытывая боль от связи с ненавистным, в то же время изо всех сил сохраняют её! Одни ненавидят, но не могут уйти, потому что любят. Другие намеренно держат ненавистное при себе, чтобы наслаждаться своей ненавистью и мечтами, как они однажды осуществят её.


Зависть – искажённая форма любви.

Что значит завидовать кому-то? Это значит хотеть сделаться таким, как он. Получить то, что есть у него. Обладать качествами, которыми он обладает. Делать то же, что он делает. Стать им, оставшись собой.

Чёрная зависть добавляет к этой любви дозу ненависти. Не просто стать им – истребить его из мира и занять его место. Чтобы не было его – был только ты, сделавшийся им.

Чем сильнее ты восхищаешься тем, кому завидуешь, тем сильнее его ненавидишь. Противоположности питают и усиливают друг друга.

Иногда душевная болезнь выводит зависть на поверхность в самом прямом виде. Тот, кто поражён ею, начинает во всём подражать «любимому». Носит ту же одежду, перенимает манеру говорить и двигаться, осваивает те же хобби. А порой даже, полностью утратив связь с реальностью, пытается убить «любимого» и сделать его жизнь своей.


Есть два верования.

Одно гласит, что ненависть – чёрные лучи смерти. Посылая их другому, ты можешь сжечь его надёжнее, чем огнемётом. Конечно, лишь «астрально», но и в реальности болезни и несчастья настигнут его непременно.

Согласно другому, ненависть – это яд, и она вредит только тому, кто держит её в душе. Повредить ближнему можно, только брызгая на него этим ядом при помощи слов и поступков.

Второе верование ближе к истине – но именно поэтому и существует первое.

Твоя ненависть не коснётся того, кто к тебе равнодушен. Это ты мечтаешь разорвать связь между вами, уничтожить его следы в твоём мире – а в его собственном мире тебя никогда и не было.

Многих людей ненавидели – и совершенно заслуженно – миллионы, но все их «лучи» не оставляли на этих людях ни следа. Для бенгальского ткача день, когда умерли от голода его родные, был чернейшим днём его жизни. Для Черчилля это был вторник.

Твоя ненависть не причинит вреда тому, кто сам тебя ненавидит. Наоборот, она придаст ему сил. Так уж мы устроены, что, ненавидя других, сами этого стыдимся. Нам нужно знать, что наша ненависть обоснована, что тот, кого мы проклинаем, полностью это заслужил. Чем больше тому подтверждений, тем нам легче.

Изгнание может стать благословением для того, кто только и мечтал вырваться из душных объятий Уклада и начать новую жизнь по своим законам. Иногда отряды таких изгоев становились родоначальниками собственных народов.

Но вот для того, кто тебя любит, ответная ненависть и вправду становится ядом. Чем сильнее любовь, тем больше себя он в тебя вкладывает – и когда ты рвёшь эту связь, то разрываешь его пополам.

Почему от проклятий, если их выкрикивают прямо в глаза, иногда становится не по себе даже матёрому скептику? Потому что мы социальные создания, и у всех нас есть базовый уровень любви к ближнему.

Человек, который стоит рядом и разговаривает с нами, уже не совсем чужой. И если он с перекошенным от злобы лицом призывает на нас несчастья и болезни – это уже больно. Это заставляет усомниться в самом себе, задуматься – что я сделал, чтобы такое заслужить?

Но, конечно, тот, у кого нет этого чувства, для кого окружающие люди – всего лишь странные ходячие создания, может в ответ на проклятия только улыбнуться и отвернуться. Он для них непрозрачен и непроницаем.


Разговор о правилах ненависти не будет полным, если не рассказать о прощении. Но это тема для другого дня.
Tags: простые истины, психология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments