Иногда практикующий теоретик (anairos) wrote,
Иногда практикующий теоретик
anairos

Categories:

Сцепление с реальностью

Машина времени Луи Седлового, предназначенная для путешествий по описываемым мирам, была сконструирована на основе обыкновенного велосипеда. Но вот педали у неё были, как у автомобиля – газ, тормоз и сцепление... с реальностью.

Непонятно, как именно эту педаль предполагалось использовать. Вероятно, седок выжимал её, чтобы машина могла оторваться от реального мира и скользить через призрачные пространства фантастики.

Машины времени у нас, к сожалению, нет – даже для странствий в мире литературного воображения. Но вот сцепление с реальностью – качество вполне, простите за тавтологию, реальное и очень важное.

Тот, кто надёжно сцеплен, всегда знает своё место в мире, свои возможности и их пределы. Он правильно оценивает свои познания и вовремя останавливается, когда подошёл к границе – дальше они уже не будут работать, придётся руководствоваться чем-то другим.

Понимать, что в мире настоящее – значит понимать, что действительно важно. Стремиться к призрачным целям – значит растрачивать силы впустую. Только реальное достойно того, чтобы ради него трудиться и жертвовать.

В идеале это должно работать в обе стороны. Человек, укоренённый в реальности, и сам для неё более важен. Он – осознанная часть общего процесса, и потому пользуется поддержкой, которой лишены другие, непонимающие.

Именно это качество полинезийцы и называли маной. Не волшебная синяя жидкость, которая расходуется на заклинания, а сила и удача, приходящие к тому, кто понимает.


Но вот в чём штука. Далеко не все люди, обладающие этим полезным качеством, одинаково представляют, где, собственно, находится реальность.

Современному человеку кажется очевидным, что реальность – вот она, вокруг. Тому, кто забыл о материальном мире и погрузился в грёзы, советуют вернуться с неба на землю, встать на ноги и заняться чем-то настоящим. Мечтами никого не оденешь и не накормишь. Чтобы из них получилось что-нибудь полезное, придётся начать действовать.

Действовать можно, только пока ты жив и силён. Слабый способен влиять на мир только словами. Это тоже немало, но всё же такой человек – бесплотный голос. Он останется пустым и бессильным, пока не найдётся тот, кто станет для него телом, даст ему недостающее сцепление с реальностью.

Что будет после смерти – и вовсе непонятно, но ясно, что мёртвые ещё более стеснены в средствах. Одни верят, что умершие исчезают вовсе, оставляя после себя только память. Другие – что они погружаются в бесконечные сновидения загробных пространств, вновь переживая лучшие и худшие мгновения своей жизни, но уже не в силах ничего изменить. В царстве Аида уже всё равно, кем ты был – сейчас ты тень, никто.

В любом случае мир вокруг нас – самая насыщенная, сосредоточенная часть вселенной. Всё прочее – призрачное, ненастоящее. Мир – как светильник во тьме небытия, чьи лучи постепенно растворяются во мраке. Чтобы стать реальным, нужно быть ближе к источнику.

Поэтому уходить из мира – в любой форме – плохая идея. Нужно стремиться жить, пока ты жив. Мечтать – и воплощать свои мечты. Искать идеал – и переделывать мир согласно этому идеалу. Проживать каждый момент настолько полно, насколько получается – и искать способы продлить такую жизнь как можно дольше. Лучше всего – настолько, насколько сам захочешь, хоть вечно.

Иногда люди, живущие в таком мире, верят и в магию. Но для них она обычно имеет два облика. Маг манипулирует миром особыми способами, только ему доступными – это необычная, но действенная технология. Или же маг творит силой воображения – предлагает миру свои образы, и если у них окажется достаточное сцепление с реальностью, мир их примет, и они станут правдой.


А есть и противоположная точка зрения. Так или иначе, её продвигали почти все достаточно развитые религии, особенно те, что возникли в осевое время – после седьмого века до нашей эры.

Наш мир – призрачная иллюзия или бездушная машина. Он почти лишён жизни, сознания и воли – того живого цвета, который делает реальность реальной.

Истинный мир непредставим и невообразим. Это Ничто, которое есть всё, божественный мрак, в то же время являющийся ярчайшим светом. Это Бог, Брахман, Дао, Вечный Будда, Неизречённое «Не» – предельная полнота живого цвета, не ограниченного ничем.

Между нами и истинной реальностью – слои промежуточных миров. Для нас они – небеса, обиталище богов, наполненные светом, но их жители понимают, что настоящее небо ещё выше.

Если наш мир и не последняя, низшая ступень этой вертикали пределов, то уж точно предпоследняя. Пузырь пустоты в океане света и жизни.

Может быть, это тюрьма, куда мы заключены за провинности. Может быть, когда-то он был более живым и настоящим, но затем некая злая сила его испортила. Может быть, это школа, где мы должны научиться жить, чтобы потом перейти на более высокий уровень.

Тот, кто обрёл сцепление с реальностью, больше никогда не будет привязываться ни к чему в этом видимом мире. Все его желания, все цели, все действия отныне связаны с истинной реальностью, лежащей за пределами зримого и материального. Он жаждет освобождения и возвышения.

Освобождение наступит после смерти тела, но оно не есть смерть. Наоборот – сбрасывая ограниченную плоть, человек рождается для жизни в новом мире, где он будет живее, свободнее и могущественнее, чем прежде. Чтобы вернуться обратно, ему как раз пришлось бы «умереть» – лишиться большей части своей силы и снова воплотиться в страдающую форму.

Но не всякая смерть тела есть освобождение души. Наоборот, если в ином мире окажется тот, кто не готов в нём жить, он будет сброшен обратно в мир людей – или даже ещё ниже. Или вовсе будет уничтожен – пустая призрачная оболочка его духа не выдержит давления высокой реальности и исчезнет, как исчезают тени в свете солнца.

Поэтому к переходу нужно готовиться – стяжать духовную силу, просветлять восприятие, подчинять плоть духу. Усиливать своё сцепление с реальностью, живя по её законам. Тогда сможешь ещё здесь, в этой жизни, достичь должного «давления», засиять достаточно ярко, чтобы в ином мире не стать тенью.

Иногда силы небес проявляются здесь, и тогда на краткое время призрачная реальность нашего мира уступает место высшему закону. Это называется чудом, если произошло по воле высоких сил, или магией, если их призвал смертный.


Оба эти мироощущения редко существуют в чистом виде. Как все противоположные идеи, они должны уравновешивать друг друга, чтобы создать нечто жизнеспособное. Но всё же обычно одно из них заметно преобладает над другим.

В результате тот, у кого сильно сцепление с одной реальностью, выглядит для других сумасшедшим, отступником или даже злодеем. С их точки зрения, его цели и поступки – безусловное зло.

Tags: метафизика, психология, религиозные штудии
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments