Иногда практикующий теоретик (anairos) wrote,
Иногда практикующий теоретик
anairos

Categories:

Сатанинский праздник Хеллоуин

Сатанизма не существует и никогда не существовало.

Это ярлык, который общество и пресса вешают на самые разные явления, учения и личных тараканов отдельных деятелей, причём зачастую эти явления, учения и тараканы не только несовместимы, но и враждебны друг другу.

Достаточно сказать, что сатанистами в разное время называли и продолжают называть:

– буйных шизофреников, голоса в голове которых представляются дьяволом;
– крестьян-язычников средневековой Европы, продолжавших почитать своих богов, но уже под теми именами, которые этим богам давала церковь;
– пресыщенных аристократов Ренессанса и Реформации, щекотавших себе нервы чёрными мессами и другими мрачными ритуалами;
– не менее пресыщенных городских подростков-неформалов, любящих обряды на кладбищах;
– членов «Церкви Сатаны» ЛаВея и аналогичных культов и движений;
– последователей Алистера Кроули и изобретённого им учения Телемы (под настроение телемиты даже иногда соглашаются с этим).

Среди всего этого списка шизофреники стоят особняком. С точки зрения психиатрии, совершенно неважно, как называют себя голоса в голове. Это один диагноз и одно лечение. Галоперидол одинаково легко изгоняет и Бога, и дьявола, и марсиан – в практике любого психиатра хватает всех этих примеров.

А между всеми остальными есть лишь одна общая черта. Они все рождаются, так или иначе, из отрицания христианства, из сознательного противоборства церковному видению мира. Причины и способы такого отрицания могли быть сколь угодно разными.

Особенно это заметно по последователям Кроули. Телема – взрывчатое сочетание зверского пафоса и самого толстого троллинга. Телемит постоянно издевается над всем, что человечество (и он сам в первую очередь) считает святым и незыблемым. А поскольку западное общество времён Кроули было в первую очередь консервативно-христианским, то именно христианству и доставалось от него больше всего.

Когда-то диакон Андрей Кураев – личность спорная, но безусловно широко и разносторонне образованная – назвал Агни-йогу сатанизмом для интеллигенции. И у него были все основания так поступить.

Если (относительно) респектабельная теософия родилась из восторга западного общества перед экзотической и туманной восточной премудростью, то учение Рерихов – плоть от плоти русского революционного романтизма. Который, кстати, не стоит отождествлять с коммунизмом или большевиками. В то время он охватывал значительную часть общества вообще.

Как известная поэма Маяковского, оно представляет собой четырёхкратное «Долой!»: долой вашу любовь, долой ваше искусство, долой ваш строй, долой вашу религию.

Это отрицание всего того мира, который в то время казался (потому что и был в известной степени) средоточием всего косного, мерзкого, тупого и лицемерного. А поскольку православная церковь и ассоциируемое с ней христианство были опорой и поддержкой этого мира, то, естественно, революция не могла не обратиться против них.

Агни-йога – ещё мягкий пример. В угаре первых лет Красной России бывало и не такое. В неком уездном городе революционные рабочие решили было поставить памятник Иуде, где его планировалось изобразить срывающим с шеи петлю. А некоторые другие провинциальные деятели, усердные не по разуму, провозгласили и самого дьявола первым революционером, восставшим против деспотической власти, и потому классово близким.

Но вся эта пена схлынула буквально лет через десять. А Рерихи остались.


По всем этим причинам смешно слышать, как православные и сочувствующие им объявляют «сатанинскими»... языческие обычаи и обряды.

Прежде всего, язычество старше христианства на тысячи лет. Эти обычаи и обряды – отражение тех форм мышления и сознания, которые сделали нас людьми и продолжают оставаться основой нашего сегодняшнего разума.

Они родились задолго до того, как был придуман сатана, а уж тем более до того, как его назначили повелителем зла. В них нет, просто по определению, никакого отрицания христианства или противопоставления ему. Наоборот, это христианство в своё время очень многое делало по принципу «лишь бы не как у язычников».

В древней Европе рога и копыта – часть облика земных божеств, связанных с природными циклами, жизненной силой, необузданной страстью и сексуальностью. Греческий Пан, кельтский Кернуннос, критский Посейдон (до того, как он стал богом морей)... Это, наверное, древнейший облик Бога, вообще известный человечеству.

Танцующее существо, соединяющее черты человека, медведя, барса и оленя, нарисовано на стене одной из европейских пещер, и рисунку этому сотни веков. Некоторые учёные говорят, что он изображает бога, другие – что шамана в ритуальном костюме. Но есть ли разница, учитывая, что шаман одевался в костюм, подражающий облику Великого Духа?

Жизненность, чувственность и сексуальность – торжество плоти, страшнейшее зло с точки зрения христианского монашеского дуализма. Поэтому ничего удивительного, что облик Зверя приписали дьяволу, а всех его поклонников скопом объявили приверженцами зла и тьмы.


В наше время даже в христианских церквях многие понимают, что отождествление язычества с сатанизмом – дикость. Хотя буквальную веру в древних богов, естественно, не поощряют, но и приравнивать их всех скопом к бесам и считать синонимами для дьявола склонны только наиболее фундаментальные и невежественные деятели.

Особенно много вольности в этом деле традиционно дозволяется авторам.

У Клайва С. Льюиса, например, рогатые фавны и сатиры сражаются на стороне Аслана и служат добру, насколько это у них получается. В Нарнии водятся лесные боги, в их числе даже Дионис и Силен, да и в реках обитают не одни только рыбы и бобры. Фанатичные монотеисты-калормены, считающие любое волшебство проявлением зла, а любых нелюдей чудовищами и демонами, всегда выступают в роли антагонистов, и их бог Таш в последней книге внезапно занимает экологическую нишу христианского дьявола.

Обращение к Аполлону, Афине, Афродите, Музам и другим персонажам греко-римской мифологии было обычным делом для русских поэтов 18-19 веков. Стихи Пушкина, к которым даже православные обычно относятся с некоторой симпатией, прямо-таки пестрят языческими именами. Действие «Руслана и Людмилы» происходит в дохристианскую сказочную эпоху, все основные персонажи там – язычники, и никому не приходит в голову объявить их (или самого Пушкина) сатанистами.

Был и ещё более показательный случай. Некий драматург, сочиняя оперу на славянскую тему, вписал туда возглас языческого жреца «"Слава, сатана!». Эта реплика была вычеркнута цензором со словами «чтители Перуна и Белбога не славят сатану именно».


Что же касается Хеллоуина, то это праздник, который не только по смыслу, но и по внешнему виду совпадает с русскими колядками. Конечно, к традиционному облику колядок церковь тоже всегда относилась без особой симпатии, но и никаких репрессий против них никогда не предпринимала.

Когда год приходит к повороту, граница между мирами становится прозрачной. Обитатели иной стороны – духи природы и души умерших – проникают в мир смертных и ходят среди людей, как это было в стародавние времена.

Чтобы отметить это событие, люди ходили по улицам, наряженные в костюмы духов и мертвецов. Они стучались в дома и требовали угощения. Эта еда считалась отданной обитателям иной стороны, чтобы и они могли принять участие в общем празднике и не вредили живым.

Какова традиционная символика Хеллоуина? Тыква с вырезанным на ней лицом и свечой внутри, летучие мыши, ведьмы в остроконечных шляпах и верхом на метле, скелеты и кости... Легко заметить, что всё это, несмотря на несколько мрачный колорит, не несет в себе ничего сатанинского, никакого отрицания христианства или противопоставления ему. Оно не антихристианское – просто иное. Оно намного старше веры в Сына Божьего.

Колядки ещё более архаичны – славяне к моменту принятия христианства находились на более древней стадии религиозного развития. Наши ряженые надевают звериные шкуры и меховые личины – наследие тех времён, когда духи и мертвецы ещё имели животный облик.


Откуда в таком случае берётся вера в сатанинский смысл этого ежегодного карнавала?

Возрождение духовности на Западе в шестидесятые годы было, как и у нас в начале века, бунтом против традиционного уклада. Поэтому оно было густо замешано на феминизме (против патриархального и расистского порядка), экологизме (против бездумного разрушения природы) и антихристианстве (против религии, которая, как всегда, оправдывала и освящала этот порядок).

Для наиболее радикальных групп Хеллоуин действительно стал своего рода анти-Пасхой, воплощением их идеалов и противостояния идеалам бездуховного общества. И они действительно пропагандировали его именно в этом качестве, как опознавательный знак «своих».

Однако общество в целом их усилия проигнорировало. Для широких масс Хеллоуин как был, так и остался традиционным весёлым праздником, давным-давно потерявшим прежнее религиозное значение. Как и Рождество, это просто повод нарядиться, побродить по улицам, попеть песни и пообщаться со знакомыми и незнакомыми людьми.

А немногочисленные язычники празднуют его в исконном, дохристианском значении, как день единства живых, ушедших и природных сил.



Tags: массовая культура, минутка воспоминаний, религиозные штудии
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 46 comments