Иногда практикующий теоретик (anairos) wrote,
Иногда практикующий теоретик
anairos

Category:

Наши лучшие ангелы

По количеству разнообразных вариантов и субверсий своего образа ангелы превосходят эльфов и приближаются к троллям – хотя всё равно не дотягивают до демонов.

Но даже тот, кто стремится поиздеваться над образом, должен его как минимум представлять. Кто такие ангелы? Чем они отличаются от всех прочих духов?

Исторически ангелы – слуги богов, духи, входящие в свиту могущественного властелина и проводящие в жизнь его волю на земле. Соответственно, каков бог, таковы и его ангелы. Библейский Яхве, например, довольно-таки мрачен и грозен, он устраивает катастрофы и бедствия и наслаждается собственной силой. И слуги у него такие же – увидев кого-нибудь из них в натуральном облике, люди, случалось, теряли сознание от ужаса.

Но это дела давно минувших дней. Основной текст Библии был скомпилирован, как сейчас считают, в седьмом веке до нашей эры, а окончательная редакция состоялась пару столетий спустя, после возвращения евреев из вавилонского пленения.

С тех пор произошло нечто удивительное. Образ ангела в западной мысли кристаллизовался и обрёл характерные только для него черты – и я сейчас вовсе не о крыльях или нимбе. Более того, на Востоке, в буддийской среде, появились существа, которые, хоть и не называются ангелами, а выглядят порой вообще по-демонически, тем не менее обладают теми же характерными свойствами.


В чём особенность демона? Он силён, деятелен и аморален.

Разрушитель, любовник, трикстер – он не всегда причиняет зло, но всегда необуздан и не терпит внешних ограничений. Он делает что-то просто потому, что хочет и может. Он подчиняется только более могущественной силе, но и то лишь до тех пор, пока она держит его в узде. Его симпатия может оказаться не менее катастрофической, чем ненависть – хотя бы потому, что чужого мнения он не спрашивает.

Демон – олицетворение желаний и страстей. Он – это воля, но воля неосознанная – побудительная сила, больше входящая в человека, чем исходящая от него.

Мир, полный демонов – что-то вроде огромной экосистемы, неустойчивого равновесия бесчисленных воль, где каждый сам за себя и все вместе друг друга ограничивают.

В этом мире боги – самые сильные из демонов, устанавливающие свои правила не только друг для друга, но и для всех, кто ниже.

Если вам показалось, что это напоминает порядки Имматериума из вселенной WH40 – вам не показалось. Создатели этого мира намеренно сделали его настолько демоническим, насколько смогли.


Но человек – не демон и даже не зверь. У нас, кроме желаний, страхов и потребностей, есть ещё много всего. Например, разум, способный отразить в себе реальность и построить её модель. Или сознательная воля, способная ставить цели и делать выбор. Или социальное чувство, побуждающее действовать в гармонии с другими ради общего блага.

У всего этого богатства просто обязаны были появиться собственные олицетворения и персонификации. Именно они и стали первыми ангелами.


Лучше всего это заметно, если сравнивать персонажей с похожими специализациями.

Возьмём троих «богов войны» – одного вымышленного, двух из реальных мифологий человечества.

Кхорн прост как гриб. «Я дерусь, потому что дерусь». Больше крови, больше рубилова! Кроши врагов, пока они не закончатся, а когда закончатся, иди искать новых. Победа не важна, добыча не важна. Схватка – единственная ценность сама по себе.

Арес тоже жесток, воинственен и кровожаден, но это уже бог, а не демон. Он сражается ради победы, ради добычи и славы, ради подтверждения своего превосходства. Арете – принадлежащее Аресу – так греки называли спортивную злость, которая всегда ищет трудностей и побед, прежде всего над собой, а затем и над другими.

И, наконец, Михаил. Тоже воитель, тоже полководец – в православной традиции его вообще официально именуют главнокомандующим небесных сил. Но он сражается потому, что ему есть что защищать. Он по собственной инициативе вступил в битву с восставшими ангелами – потому что стоит на страже установленного Богом порядка. Он оберегает тех, кто верен Богу, и противостоит тем, кто им угрожает.


Буддизм за века создал своих ангелов – покровителей и защитников веры. Почти все они были когда-то богами и демонами прежних религий, на чьих землях процвело учение Будды.

Некоторых буддисты причесали, сделали благообразными и объявили буддами и бодхисаттвами – спасителями живых существ. Некоторые остались в прежнем облике, но и они тоже благие божества, помогающие достичь освобождения, только своими методами.

Тут можно вспомнить, например, японского Фудо-мёо. Повелитель огня, гроза демонов, он сидит на пороге преисподней, чтобы не пускать туда людей. Его суровая клыкастая морда должна устрашать грешников и побуждать их к раскаянию, а огненный меч разит злых духов и нечистые страсти.

Выглядит он куда более диким, чем цивилизованный Михаил в доспехах и алом плаще. Но перед нами всё равно ангел – сила, действующая ради общего блага.


А дальше начинается самое интересное. В мире, где есть ангелы, неизбежно возникает дуализм Света и Тьмы.

С одной стороны – те, кто осознаёт всеобщее единство и стремится сознательно в нём участвовать. С другой – те, кто поступает по собственной воле и чихать хотел на всех остальных, пока те слабее.

Даже если во главе всего стоит всемогущий Бог, миром правит Его замысел, и даже Его враги, сами того не зная, исполняют Его волю, эта раздвоенность всё равно остаётся – и она будет со временем становиться только сильнее и контрастнее.

Несмотря на весь свой альтруизм, ангелы – такие же мифологические персонажи, как и демоны. И, как это свойственно любым сильным образам, они будут пытаться распространить свою власть на всё сущее. Причесать и приручить любую силу во вселенной, найдя ей место в общем хоре. Вне их порядка останется только то, что уж никак не может в него войти.

Постепенно в такой вселенной не останется места прежним космическим богам – только светлым ангелам и тёмным демонам, исповедующим диаметрально противоположные ценности.


Тут я поневоле вспоминаю недавний спор о теодицее. В нём один из участников сказал, что не приемлет дуализма, потому что не может представить себе бога зла. Зло не сущностно, оно представляет собой лишь искажение или отсутствие добра, и потому не может быть в полной мере реальным.

Но добро и зло – понятия, производные от цели. Где есть цель, там есть силы, которые ей способствуют, и те, которые противоборствуют. Первые становятся добром (для того, кто стремится), вторые злом.

Поэтому в противостоянии Света и Тьмы обе стороны будут считать Злом с большой буквы именно друг друга. Для одних неприемлема идея жертвы своими интересами ради чужих, добровольного самоограничения, не приносящего пользы лично тебе – для других, наоборот, отвратительна вседозволенность, эгоизм и внешнее принуждение.

На практике, правда, обычно оказывается, что и те и другие принимают меньшее зло ради великого блага.

Идеалы Тьмы естественным порядком приводят к жёсткой иерархии, в которой самый сильный нагибает всех остальных и диктует им свои правила, пока его не сожрёт удачливый претендент. Но на деле сторонники этой идеи ценят добровольное соглашение: сильнейшие игроки договариваются о разделе сфер влияния и правилах взаимодействия. Они отчасти смиряют свой эгоизм, чтобы выиграть свободу в своём домене и не тратить силы на войну всех против всех. Такая система оказывается куда устойчивее и приятнее для всех участников, чем Тёмная Империя.

Идеалы Света, в свою очередь, приводят к сообществу свободных индивидуальностей, сотрудничающих ради общих целей и неукоснительно следующих собственному моральному кодексу. На деле же люди Света обычно признают, что с упорным эгоистом, не желающим перевоспитываться, невозможно справиться без насильственного ограничения. Не хочешь добровольно работать на пользу всем – будешь делать это поневоле, или мы вовсе изолируем тебя от нашего общества, чтобы ты по крайней мере не причинял вреда.

Чем сильнее такое взаимопроникновение принципов, тем более похожими получаются системы. Оно и неудивительно, ведь это очередной пример противоположных идей, которые работают только вместе, поодиночке же становятся нежизнеспособными.

Наверное, поэтому благой Бог и допускает существование в своей вселенной демонов и их последователей-людей. Или, если хотите, поэтому в космосе, полном демонов, где правит бал консенсус всех воль, бог Света не только уместен, но даже необходим.

Tags: мифология, религиозные штудии
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments