Иногда практикующий теоретик (anairos) wrote,
Иногда практикующий теоретик
anairos

Categories:

Волшебное ремесло: арифметика имён

– Я тот, кого никто не видит. Я – Разгадывающий загадки и Разрубающий паутину, я – Жалящая Муха. Меня избрали для счастливого числа. Я тот, кто живыми хоронит друзей, топит их и достает живыми из воды. Я – друг медведей и гость орлов, Находящий кольца, Приносящий счастье, Ездок на бочках.
Дж.Р.Р. Толкин, «Хоббит, или Туда и обратно»

Для современного интеллектуала, знакомого с семиотикой, имя – не более чем знак, придуманный людьми для удобства. Оно обозначает некую вещь – даже не обязательно существующую – но само полностью произвольно и никак с нею не связано.

Но, как говорил один из персонажей Льюиса, «даже в твоём мире огромные огненные шары – не сами звёзды, а лишь то, из чего они сделаны». Для интеллектуала, знакомого не только с семиотикой, слово, обозначающее вещь – не имя, а способ выражения имени.

Настоящие имена находятся в уме. Имя вещи – всё, что ты о ней помнишь, всё, что тебя с ней связывает. Если это пустое множество, то и слово будет пустым сочетанием звуков, не имеющим для тебя никакого смысла. Если же эта вещь настолько хорошо тебе знакома, что стала частью тебя, то ты владеешь её именем, даже если никогда не задумывался, каким словом её назвать.

Имена – краеугольный камень биологии духа. Если ты понимаешь, что такое имена и как они взаимодействуют – ты уже неплохо разбираешься не только в магии и религии, но и в психологии отношений.


Имя, как и всякую вещь, можно дать. И, как многие другие вещи, имя считается данным лишь после того, как оно принято.

Самый очевидный пример – заключение брака. Называя женщину своей женой – давая ей имя «моя жена» – мужчина меняет и свою, и её жизнь. Как только она примет это имя – согласится с тем, что отныне она жена, а он муж – у них появятся права и обязанности, которых раньше не было.

Наречение имени во многих культурах – настолько священный ритуал, что порой само имя считается табу, и его строго запрещено называть кому бы то ни было. Есть и те - люди, звери, демоны – чьё имя нельзя произносить вовсе. Во всех этих случаях на помощь приходят прозвища.

Чем прозвище отличается от имени? Тем, что его не требуется принимать. Прозвищем тебя могут называть между собой другие люди, даже если ты отказываешься откликаться на него сам. Но и статус у прозвища ниже, даже если оно уважительное. Зато если ты его принял, признал, что ты именно таков – оно становится частью имени и начинает определять, кто ты есть.

Что такое «истинное имя», которому придают такое значение? Это имя, которым человек называет сам себя. Иногда даже говорят, что мало узнать, как оно звучит – нужно, чтобы владелец имени сам сообщил его тебе. Только тогда оно будет иметь над ним магическую власть.

А теперь переведём все эти верования и традиции, касающиеся слов, на язык представлений.

Во время посвящения человеку сообщают, кто он такой, каково его место в мире и обществе. Он получает первое представление о себе-взрослом – основу, на которой будет нарастать весь остальной жизненный опыт.

Каждый, кто с тобой хоть как-то взаимодействовал, знает твоё прозвище – оно отражает его представление о тебе, вашу связь с ним. Но это лишь малая часть истинного имени – того, что знаешь о себе ты сам. Имя, которое даёт тебе другой человек, властно над тобой лишь настолько, насколько большой важностью обладает для тебя этот опыт.


Говорю ли я сейчас о магии? Да, я говорю именно о ней. Всё наше общение – магия, самая сильная из доступных человеку. Способность передавать мысли и представления словами и знаками даёт нам возможность заколдовывать друг друга на порядки эффективнее, чем любым другим способом.

Поэтому, кстати, тщетны надежды начинающих колдунов обрести с помощью заговоров успех у противоположного пола. Если ты не в силах очаровать девушку, общаясь с ней, заочно не сможешь сделать этого тем более.

Но те закономерности, которым подчиняется «обычное» общение, сохраняются и для «паранормального» колдовства. Биология духа одна и та же для всех.


Взять хоть верование нынешних оккультистов о губительном воздействии ненависти и зависти.

Кого мы ненавидим? Врагов. Тех, с кем не можем жить в одном мире. Если есть он, нет места для меня. Там, где есть я, не должно быть его. Врага нужно уничтожить, подчинить, изгнать – сделать так, чтобы в моём мире его не стало.

Если другой принимает это имя, соглашается «я – твой враг», начинается боевая магия. Слабый человек, оказавшийся под прицелом чужой ненависти, может настолько согласиться с нею, что начнёт сам уничтожать себя: «в твоём мире мне нет места».

Так и работают традиционные проклятия «диких» племён. Проклятый сам знает о себе, что он изгнан, отлучён от мира живых, убит и погребён, и как-то даже бессовестно с его стороны ходить и дышать.

Но что если тот, другой, не придаёт этому значения? Ему вполне комфортно существовать в мире, где есть ты, а если у тебя с этим какие-то сложности – они только твои. Чужая ненависть, отскакивая от него, разрушает только своих носителей. Такого не проймёшь никакими проклятиями – только конкретными физическими действиями по его устранению.

А на действия сильный противник вполне способен ответить тем же. «Если я – твой враг, значит, ты – мой враг. И это тебе нет места в моём мире». И тут уже вопрос, кто кого перебодает.

Ну а зависть – и вовсе смесь ненависти и любви. Завидуют тому, кем хотят, но не могут стать. «Ты тот, кем должен быть я».

И снова – слабый человек, принимая данное ему имя, начинает сам разрушать собственную жизнь. Он уничтожает свой успех, освобождает место, чтобы завистник мог его занять – хотя все мы знаем, что такое невозможно.

Сильный же принимает зависть как похвалу. Мне завидуют – значит, я достиг того, чего другие достичь не могут. Я силён, я успешен, я настоящий. Если мне не завидуют – вот тут впору задуматься, действительно ли мой успех чего-то стоит.


Чем же отличается слабый человек от сильного? Количеством маны? Показателем веры, интеллекта или мудрости?

Дух не меряется цифрами. Сила или слабость человека зависит прежде всего от его имени – знания себя.

Сильный человек знает, кто он такой. Знает свои желания и намерения. Помнит о своих целях. Осознаёт, к чему его влечёт, а от чего он отвращается. Действует, понимая, зачем и почему поступает именно так.

Поэтому он, как волшебный меч из известной сказки, принимает только те имена, которые делают его сильнее. Всем остальным он просто не придаёт значения, не даёт им возможности определять, кто он.


До сих пор мы, казалось бы, ни слова не сказали о религии. Между тем и там действуют те же закономерности.

Я люблю напоминать людям, воспитанным на школьном курсе истории древнего мира, что выражение «раб Божий» значит совсем не то, что они думают. Ключевое слово там второе, а не первое.

Все граждане восточного царства – рабы царя. Называя себя рабом Божьим, человек провозглашает, что над ним нет никаких других хозяев ни в этой жизни, ни в будущей. Он – гражданин неба, исполнитель воли Всевышнего, находящийся под Его покровительством и защитой.

В определённом смысле это даже более почётное звание, чем «сын Божий». Сын – всего лишь тот, кому ты дал жизнь, по восточным понятиям у него в доме меньше прав, чем у приближённых слуг отца (особенно если сын младший, то есть не наследник). Раб же – тот, кому ты доверяешь исполнять твою волю, и знаешь, что он исполнит её в точности. За неисполнение воли раб получает наказание – ну так и сыну за непослушание всыплют не меньше.

Имя, связывающее человека и бога, равняется договору, завету, заключённому между ними. Христианин – «раб Божий», мусульманин – «изъявивший покорность Всевышнему», еврей – «человек из Б-жьего народа».

Поскольку, как часто считается, бог постоянен и неизменен, договор будет действовать, пока человек продолжает носить взятое имя. Назвался любовником Кибелы – будь им до самой смерти и после неё, иначе гнев Матери богов будет ужасным. Она не прощает Своим любовникам неверности.

А названия арийских варн? Это ведь тоже имена. Если ты брахман, то и жизнь, и смерть, и посмертие у тебя будут не такими, как у кшатриев или шудр – и зависеть они будут от того, насколько ты соответствуешь своему высокому имени.


Чтобы разорвать связь, недостаточно отказаться исполнять свои обязанности. Придётся изменить своё имя – стать другим человеком.

Это не так-то просто. Даже с токсичным родственником бывает сложно порвать окончательно. Многим приходится начинать новую жизнь на новом месте.

Но рано или поздно наступает момент, когда ты слышишь имя, некогда вызывавшее у тебя эмоции – или даже встречаешься с его обладателем лицом к лицу – и понимаешь, что больше тебя с ним ничего не связывает. Воспоминания ушли в прошлое. Теперь это просто посторонний, к которому ты можешь относиться как пожелаешь.

Поздравляю. Переименование успешно завершено.

Tags: метафизика, практика, психология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments