Иногда практикующий теоретик (anairos) wrote,
Иногда практикующий теоретик
anairos

Category:

Волшебные истории

Фол и Водан ехали через лес,
И конь Господина (Бальдра) вывихнул ногу.
Заговаривала его Синтгунт, сестра Сунны,
Заговаривала его Фрийя, сестра Воллы,
Заговаривал его Водан, как только мог.

Как повреждение костей, как повреждение крови,
Так и повреждение связок.
Кость к кости, кровь к крови,
Сустав к суставу.
Пусть так будут они исцелены.



Перед вами – «второе мерзебургское заклинание», одна из двух древнейших магических формул на немецком языке, дошедших до наших дней. Неизвестный автор записал его на полях книги, вероятно, надеясь таким образом исцелить собственную ногу.

Если вы хотите знать, что такое хисториола, для чего может пригодиться декламация мифов и при чём тут хасиды – милости прошу под кат.


Искусство магии – искусство представления. Так или иначе, маг представляет, что он желает осуществить, и ждёт, что оно именно так и осуществится. Ну а воображению мы придаём форму при помощи слов.

Заклинание может иметь вид просьбы, или приказа, или простого описания. Но самая магическая разновидность речи – конечно, история.

История волшебна сама по себе. Тот, кто её слышит, проживает события, которых с ним не было. Она подобна сну, но это упорядоченный сон – целый мир, у которого есть начало, середина, и конец.

История соединяет слушателя и героев. И если герои – боги, предки или иные обладатели силы, то и история может стать источником силы для заклинания.

Поэтому нечего удивляться, что существует обширный класс заклинаний, использующих истории.

Этнографы отмечали, что у некоторых народов миф о сотворении мира считается исцеляющим. Его читают у постели больного, которому не помогают никакие другие средства. История о начале вселенной, если её правильно рассказать, повторяет те события, о которых в ней говорится. Больной, которому рассказали миф, должен возродиться из хаоса, как и сам мир, по воле богов.

В других культурах важные дела сопровождались декламацией мифа о том, как это дело совершалось впервые. Карелы, делая лодку, пели, как мудрый Вяйнемёйнен изготовил первое во вселенной судно. По мотивам этой истории составлена одна из песен «Калевалы».

Ну а в заговорах народной магии вначале часто идёт хисториола – краткое изложение некой истории, случившейся с богами или предками.

Почему она краткая? Потому что длинный миф будет отвлекать исполнителя и слушателя от основной цели. К тому же речь всегда идёт о персонажах, которых пользователи заклинания и так отлично представляют. Нужно просто напомнить, дать опорную точку для воображения.

После хисториолы следует цель – описание, ради чего мы тут действуем. Она устанавливает связь между событием мифа и тем, что происходит сейчас, а значит, и исход нынешней истории должен оказаться таким же, что и у тогдашней.


Хисториолы встречаются по всей Европе. В русских материалах (включая Украину и Белоруссию) они, кажется, вообще составляют большинство – очень мало заговоров без «зачина». Да и в греческих магических папирусах тоже такие попадаются.

Но, наверное, самая интересная разновидность хисториол – хасидские истории о праведниках.

Для хасидов «жития святых», то есть повествования о поступках и словах праведных раввинов (цадиков) ещё более важны, чем для православных. Более того, здесь им приписывают чудотворную силу.

Канон такой заклинательной истории не менее строг, чем у русского заговора. Все они построены по единой схеме: праведник, столкнувшийся с проблемой, решает её, узнав, как это делал другой, более праведный праведник до него.

Вот один пример:

«Когда рабби из Пшисухи был молод, у него однажды сильно разболелась голова. Когда о том узнал рабби Менахем-Мендель, будущий рабби из Котска, то сказал ему:

Когда рабби Яаков-Ицхак, будущий провидец из Люблина, был молод, у него однажды разболелась голова. Он пожаловался магиду из Межерича, и магид ответил: «Сказано в Талмуде: болит голова – изучай Тору». Но рабби Яаков-Ицхак возразил: «Рабби Шломо Лурия давно запретил нам лечиться по рецептам из Талмуда!». Он выпил стакан водки, и голова у него прошла.

Выслушав эту историю, рабби из Пшисухи тоже выпил стакан водки, и голова у него прошла».

Вся эта история – заклинание от головной боли. Структура этого заклинания типична для хасидских повествований. Первый цадик решает задачу силой своей праведности. Второму собственной духовной силы недостаёт, но ему приходит на помощь авторитет и пример первого. Наконец, простые люди, далёкие от святости, получают помощь, слушая историю – она соединяет их с цадиками и их силой. Ну, и стакан водки тоже не помешает.

Интересно тут ещё кое-что. Русские заговоры постоянно взывают к Богородице, Иисусу Христу, ангелам и святым. Но хасидские истории никогда не повествуют о персонажах Торы или Талмуда – только о хасидских же цадиках. Писание попадает в них только в виде коротких цитат, которыми праведные раввины порой творили чудеса.

Впрочем, взаимоотношения иудаизма и магии – само по себе занимательная тема, полная сюрпризов для исследователя. Об этом пойдёт речь в следующий раз.

Tags: метафизика, мифология
Subscribe

Posts from This Journal “метафизика” Tag

  • Минутка воспоминаний: религия, магия, наука

    Этот пост был опубликован 4 года назад.

  • Шоб не сглазить!

    Иногда говорят, что наука постепенно отвоёвывает место под солнцем у религии и магии. Всё больше феноменов, которые раньше объяснялись…

  • Уроки трансфигурации

    Внезапно на Квентина обрушилась мягкая, но огромная тяжесть, надавила на плечи, пригнула вперёд. Он скорчился, стараясь бороться с нею. Он пытался…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 24 comments

Posts from This Journal “метафизика” Tag

  • Минутка воспоминаний: религия, магия, наука

    Этот пост был опубликован 4 года назад.

  • Шоб не сглазить!

    Иногда говорят, что наука постепенно отвоёвывает место под солнцем у религии и магии. Всё больше феноменов, которые раньше объяснялись…

  • Уроки трансфигурации

    Внезапно на Квентина обрушилась мягкая, но огромная тяжесть, надавила на плечи, пригнула вперёд. Он скорчился, стараясь бороться с нею. Он пытался…