Иногда практикующий теоретик (anairos) wrote,
Иногда практикующий теоретик
anairos

Categories:

Проповедник и миссионер

Есть два рода людей, которые могут быть добродушными по характеру и приятными в общении, но становятся до скрежета зубовного невыносимыми, если с ними пытаться спорить. Причем дело тут не в недостатке профессионализма или характера: наоборот, чем они профессиональнее, чем лучше они как люди, тем сильнее их накрывает этой личностной деформацией. Это священник и учитель начальных классов.

В их мышлении спор не прописан как явление. У них есть установленное учение, и есть задача: донести учение до ученика как можно яснее, подробнее и доходчивее. Ученик должен усвоить учение и сделать его основой своего мышления.

Спор подразумевает, что оппонент понял твою точку зрения и не согласен с ней. Ученик не может не соглашаться, ведь учение очевидным образом истинно. Если у него есть возражения, то по одной-единственной причине: он плохо усвоил урок. Поэтому ему нужно мягко, терпеливо и подробно повторить все еще раз, а лучше всего — дать практическое задание, чтобы через практику дошло намного лучше.
Они любят, когда ученики задают вопросы — но только определенные вопросы. Те, что свидетельствуют, что ученик усвоил урок, но хочет усвоить его еще глубже, постигнуть учение шире. Тогда ему можно с удовольствием рассказать более мелкие детали и похвалить за усердие.

Беда в том, что реальность шире учения, и учений может быть несколько.

Вспомним, как было с геометрией.Когда-то Евклид заложил основы единственно верного понимания природы пространства и его законов. Его последователи уточнили и переформулировали почти все его постулаты, но бережно сохранили их суть. И учителя в школах объясняли ученикам все по Евклиду. Если ты не согласен — ты просто плохо понял. Вот, смотри: основы самоочевидны, логика безупречна. Все так, потому что любой другой вариант невозможен.

А потом Гаусс, Бойяи, Лобачевский, Риман и многие другие математики поняли, что геометрия может быть совершенно иной и все равно останется непротиворечивой. Более того — в малых масштабах геометрия нашего собственного, реального пространства должна выглядеть евклидовой, даже если в больших масштабах она совершенно иная.

И как поступать учителю? По-прежнему учить, что евклидова геометрия — единственная и самоочевидная? Не получится, ведь он, если он образован, уже знает, что это не так. И рано или поздно может попасться ученик, который тоже это знает. И уже не получится посадить его за проверку логических выводов, ведь основы уже не самоочевидны. Другой вариант возможен.

Учителю придется хотя бы для самого себя ответить на вопрос: а как оно на самом деле? Какой следует считать геометрию нашего пространства? Придется сравнивать доводы в пользу разных точек зрения, вникать в их логику. И даже если в конце концов ты снова вернешься к Евклиду — это уже будет не безусловное принятие единственно возможного учения, а осознанный выбор наиболее убедительного из возможных вариантов.


Вот поэтому хороший священник — почти всегда никудышный миссионер. Его проповеди адресованы послушным ученикам, они разъясняют детали и особенности уже принятого и усвоенного учения.

Конечно, если учитель объясняет учение убежденно, напористо и красноречиво, он обязательно склонит на свою сторону тех, у кого нет собственных убеждений — скажем, детей. Но только их.

А миссионеру приходится спорить с теми, кто осознанно придерживается других взглядов. Чтобы это делать, ему придется признать, что эти взгляды — не просто заблуждение, что у них есть какие-то основы. Ему придется изучить эти основы, понять доводы, которые из них следуют, и научиться возражать на них.

Парадокс: даже если ты считаешь, что твое учение единственно истинное — чтобы стать хорошим миссионером, тебе придется понять, что есть хорошего и истинного в других учениях, ведь на чем-то их приверженцы основывают свою веру! А на этом пути неминуемо придется признать и то, что общего в разных религиях куда больше, чем кажется, а различия не всегда обозначают, что неправы именно «чужие».

Любой хороший миссионер — всегда либо еретик, либо ходит на грани ереси. У него есть собственное мнение, собственные взгляды, которые всегда отличаются от принятых. Религия для него — не единственно возможное учение, а результат осознанного выбора из нескольких возможных. Не «мы правы, а вы заблуждаетесь», а «наша вера и ваша вера описывают одни и те же истины, но наша делает это лучше и точнее».

Поэтому, кстати, церковь веками предпочитала не вести миссию среди языческих народов, а идти вслед за государством. Когда чужой народ в твоей власти, можно не спорить с его мудрецами, а просто отдать его детей учителям и священникам, которые объяснят им установленное, единственно возможное учение. Мягко, терпеливо и доброжелательно.
Tags: злые песни, простые истины, религиозные штудии
Subscribe

  • Введение в ритуальную силу

    У меня уже много лет есть цель – создать минимальную инструментальную теорию магии. Что это значит? Минимальной я называю теорию, из которой…

  • Ключ к европейскому колдовству

    Если прочитаешь достаточно много исследований, касающихся европейских народных верований о колдовстве и ведьмах, постепенно начнёшь замечать, что…

  • Встаньте, дети, встаньте в круг...

    Средневековый маг чертит круг на полу. Он будет призывать демона. На время ритуала круг станет кусочком Иного Места, будет принадлежат…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 24 comments

  • Введение в ритуальную силу

    У меня уже много лет есть цель – создать минимальную инструментальную теорию магии. Что это значит? Минимальной я называю теорию, из которой…

  • Ключ к европейскому колдовству

    Если прочитаешь достаточно много исследований, касающихся европейских народных верований о колдовстве и ведьмах, постепенно начнёшь замечать, что…

  • Встаньте, дети, встаньте в круг...

    Средневековый маг чертит круг на полу. Он будет призывать демона. На время ритуала круг станет кусочком Иного Места, будет принадлежат…