Иногда практикующий теоретик (anairos) wrote,
Иногда практикующий теоретик
anairos

Category:

Два тёмных договора

Договор с дьяволом – один из самых мощных образов европейской мистической мысли. Первые тексты на эту тему появились ещё в Византии, а дальше идея только развивалась и обрастала подробностями.

И при этом она пошла не одним, а сразу двумя путями.

Один – классический «ведьмовской» сюжет. Ты заключаешь сделку с дьяволом, обещаешь ему свою душу, а в обмен он даёт тебе магические силы. Отныне твоё слово может убить или исцелить, ты можешь вызывать бури и иссушать родники, тебе повинуются духи неба, воды, огня и подземного мира. Но, разумеется, всё это не просто так. Договор обязывает тебя применять все эти способности во славу дьявола – принося пользу себе и вред другим.

Договор, кстати, вовсе не обязательно подписывать. Намного чаще сделка имела вид клятвы на верность, которую колдун или ведьма приносили на шабаше. Оно и неудивительно – большинство людей, которых в этом обвиняли, были неграмотны.

Этот сюжет положил начало истории доктора Фауста, которая, по мнению многих исследователей, отражает самую суть западного мышления, является архетипической историей западного мира.

Второй выглядит совершенно иначе. Ты снова заключаешь сделку и подписываешь нечестивый договор (вот тут уже договор как бумага фигурирует практически всегда), но делаешь это ради исполнения одного желания. Кто-то закладывает душу ради богатства и власти, кто-то – ради мести врагу, кто-то мечтает завоевать любимого человека.

Никаких магических сил ты при этом не получаешь – дьявол выполняет свою часть сделки совершенно самостоятельно, без всякого твоего участия. Конечно, саму по себе возможность обратиться к дьяволу с просьбой и получить ответ тоже можно считать магией, но она не требует никаких особых способностей – это может сделать каждый, в том-то и искушение.

Те, кто так поступает, далеки от оккультных премудростей. В историях о продаже души фигурируют купцы, феодалы, разбойники, казаки, просто неназванные горожане...

Дьявол, будучи злой силой, чаще всего старается формально дать обещанное, но так, чтобы счастья человеку это не принесло. Хватает, впрочем, и рассказов о хитрецах, которые обводили вокруг пальца самого Князя Лжи – и желаемое получали, и душу умудрялись сохранить при себе.

Однако же интересно, что здесь дьявол, по сути, исполняет роль... бога. Ты обещаешь ему служить, он обещает взамен помогать тебе. Цена сотрудничества – не духовная сила, а невидимая помощь, то есть удача в определённых делах.

И ещё интереснее, что взаимоотношения человека и Бога в христианском пространстве воображаемого подчиняются тем же двум принципам.

Любой может обратиться к Богу за помощью, и если Богу будет угодно, получить эту помощь. Выражаться она будет в виде удачи в делах, здоровья, богатства, а иногда и в виде явного чуда. В некоторых историях ответ на молитву получали даже язычники (после чего, разумеется, обращались). Но обычно всё-таки для этого следует вначале креститься, то есть... правильно, войти в заключённый Богом с людьми договор (завет) и пообещать ему свою душу.

И в то же время Писание говорит, что верующим в Него Христос дарует духовные силы. Они могут изгонять бесов, исцелять больных, воскрешать мёртвых, говорить на разных языках – а могут и карать грешников ослеплением и смертью. Но эти силы даются не просто так, для бытового применения. Тот, кто их получил, берёт на себя повышенные обязательства и должен теперь служить Богу всей своей жизнью.

Апостолы как христианские колдуны – каково?

Можно было бы предположить, что «сатанинский» нарратив сформировался как зеркальное отражение привычного христианского, вот только этого сходства, насколько мне известно, в течение всех этих столетий никто не замечал.

Противопоставление христианства и дьяволизма усматривали совершенно в другом – в инверсии моральных правил, в вывернутых наизнанку ритуалах, в глумлении над святынями. Но только не там, где оно, казалось бы, бросается в глаза.


Лишнее подтверждение, что любая попытка провести чёткую границу между магией и религией только всё запутывает.

Можно было бы сказать, что вариант «силы в обмен на душу» – это магия, а обещание души за потустороннее содействие – это молитва, то есть религия. Но тут мы вспоминаем не только об апостолах, упомянутых чуть выше, но и о греческих гоэтах. Гоэтия считается магией, однако по сути это обращение с просьбами к подземным богам.

Гоэты были профессионалами, но не потому, что получили посвящение и вместе с ним силу, а просто потому, что лучше других знали, как это работает. Не высокопоставленный чиновник на службе хтонической канцелярии, а вольнонаёмный писец, составляющий для клиентов прошения на высочайшее имя со всеми правильными формулировками.

Да и вообще идея человека, обладающего собственной духовной силой, откуда бы он её ни получил, не была популярной в европейских оккультных кругах до 19 века. Считалось, что маги привлекают к себе духовные силы извне – либо от демонов, либо от планет и знаков Зодиака. Это требует знаний, а не могущества.

А вот в христианстве как раз она никогда далеко не уходила, даже когда церковь начала её понемногу давить. Она всегда возвращалась – в виде исихазма и культа старцев в православии, спиритизма и харизматического возрождения на Западе... Всегда была прослойка верующих и благочестивых христиан, убеждённых, что человек не только может, но и должен стать вместилищем божественной благодати, способным творить чудеса.

Элифас Леви, вернувший эту концепцию в оккультизм, был монахом-расстригой. Мне кажется, это не случайно.

Tags: метафизика, религиозные штудии
Subscribe

Posts from This Journal “религиозные штудии” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 29 comments

Posts from This Journal “религиозные штудии” Tag