Иногда практикующий теоретик (anairos) wrote,
Иногда практикующий теоретик
anairos

Category:

Родословие фэнтези

Я уже писал на эту тему несколько лет назад, и мы не раз обсуждали её в комментариях к другим постам. Но сегодня я решил выложить её одним куском, для памяти и для будущих ссылок, если понадобится.


Для начала – я различаю фэнтези и магическую фантастику.

Фантастика, как говорят нам литературоведы – это наш обычный мир, к которому добавлено фантастическое допущение. Например, пришельцы, или чудо-технологии. Или магия.

В магической фантастике магия, в точности по третьему закону Кларка – достаточно развитая технология, ещё один инструмент для решения сюжетных задач. Она отличается от любой другой только тем, что даёт магу единоличную власть, не требующую разделения труда. Об этом хорошо написал Крылов в своём эссе «Волшебство и политика».

Ей даже не обязательно называться магией. «Приключения Электроника» – советская повесть-сказка, где нет никаких волшебников. Но их роль играют учёные. Создавая робота, учёный создаёт вместе с ним Запрещающую Теорему – формулу, произнеся которую вслух, можно мгновенно и навсегда выключить его творение. И это не команда самоуничтожения, а уравнение, согласно которому этот робот не должен существовать.

Я практически уверен, что Евгений Велтистов слышал легенду о Големе и, сознательно или нет, вдохновлялся ею.

Фэнтези же – это прежде всего мир, существенно волшебный по самой своей природе. Магия там – не то, что делают маги. Наоборот, маги – это люди, теснее других связанные с магией. На волшебстве и чудесах основана вся местная метафизика.

«Тайный Город» Панова – магическая фантастика. Магия там буквально и есть инопланетная технология, потому что нечеловеческие расы пришли на Землю из космоса. Практически вся она завязана на Источники – устройства, качающие энергию из ядра планеты и преобразующие её в пригодную для магов форму. Но существуют и более хитрые методы, позволяющие обойтись без Источников и раздобыть необходимую энергию другими путями.

А вот «Дозоры» Лукьяненко – городское фэнтези. Иные – не мутанты со сверхспособностями, а люди, преобразованные Сумраком, теневой стороной реальности. Свет, Тьма и Сумрак играют важную роль в сюжете. Здесь магию никак не заменишь инопланетной технологией с теми же возможностями.

«Властелин Колец» – фэнтези до мозга костей. Мир Арды сотворён музыкой и пением, и любое слово там связывает сказавшего. Неисполненная клятва обрекает на проклятие и может даже не дать тебе упокоиться после смерти. Любой поступок так или иначе отзовётся тебе в будущем, иногда самыми неожиданными способами. Каждый творец вкладывает частичку себя в своё творение – так и получаются великие артефакты. Даже в тихом и сонном Шире ты всё равно по уши в чудесах, просто не замечаешь этого.

«Звёздные войны» стоят где-то посередине. Если спросить джедаев и ситхов – они живут в волшебной реальности, где Сила пронизывает всё и всем управляет. Тёмная Сторона и равновесие Силы для них не пустой звук, а к пророчествам имеет смысл прислушиваться. Но для всех остальных мир совершенно не волшебен, а джедаи и ситхи –псионики или экстрасенсы со своей странной религией. Если происходит нечто сверхъестественное – оно происходит с кем-то из них или ими же организовано.

В результате в этой вселенной можно писать и полноценное фэнтези, и магическую фантастику, и космооперу вообще без потустороннего участия. Всё зависит от автора и его предпочтений.


Так вот, у настоящего фэнтези есть три корня, определяющие его канон. Одни авторы больше склоняются к какому-то одному из них, другие в меру таланта и фантазии соединяют мотивы.

Исторически первым был канон, который мы знаем благодаря «двум Говардам» – Роберту Говарду и Говарду Филиппсу Лавкрафту.

Это мир, наполненный нечеловеческими существами и силами. По большей части они враждебны людям или, в лучшем случае, безразличны к ним.

Магия, поскольку она исходит от них – тоже нечеловеческая сила. Она опасна, разрушительна и не поддаётся контролю. Великий чёрный колдун может верить, что стал её повелителем, но на самом деле он почти всегда оказывается безумцем, потерявшим связь с реальностью, и скорее сам служит тем силам, которые призывает.

Тем не менее, там могут быть и благожелательные волшебники. Они служат относительно нейтральным богам или попросту достаточно умны, чтобы не погружаться глубоко в потусторонний мир, а осторожно исследовать его, не подвергая опасности свою человечность.

Главный герой живёт в этом мире своей жизнью, преследует свои цели, глобальные или не очень. Он побеждает и естественных, и сверхъестественных врагов благодаря силе, уму, хитрости и помощи верных друзей. Он сам не обладает магическими способностями, хотя время от времени может пользоваться добытыми артефактами.

В целом магия для него – больше источник проблем, чем способ их решения. Так или иначе, он предпочитает жить в мире, где человек может рассчитывать только на свои силы, а всё потустороннее изгнано вон.


Второй канон больше подходит классическому высокому фэнтези, и на него самое большое влияние оказал, разумеется, Толкин.

Там невидимый мир – поле сражения великих сил. Их земные служители направляют ход истории, начинают и завершают войны, основывают и разрушают королевства.

Главные герои – избранники этих сил, а потому перед ними стоит эпическая задача. Они должны исполнить своё предназначение, каким бы оно ни было. У них есть могущественные потусторонние враги, но и не менее могущественные потусторонние союзники. Правда, и те, и другие крайне редко вмешиваются непосредственно, предпочитая действовать через судьбу и встречных.

Волшебники – служители сил. Они, как правило, стоят достаточно близко к начальству, лучше всех посвящены в его планы и обладают некоторыми интересными возможностями. Их задача – не столько совершать подвиги самим, сколько наставлять и направлять героев, а порой и приходить им на помощь.


Наконец, третий канон начался, как я понимаю, с Урсулы ле Гуин. Она была одной из первых известных авторов, кто решился сделать самого протагониста магом.

В этом мире волшебство связано с тайнами не только мира, но и человеческой души. Продвижение к высотам магии становится для героя одновременно погружением в себя, поиском своей истинной силы, борьбой со своими слабостями.

Чтобы победить врага, придётся вначале победить свой страх или тайный порок. Чтобы завоевать друга – понять что-то о себе самом. Чтобы стать настоящим волшебником, нужно стать настоящим собой.

Рассуждая о фэнтези этого вида, литературоведы чаще всего вспоминают Карла Юнга, Джозефа Кэмпбелла, архетипы и тому подобный психоанализ.


В наше время, конечно, все три основы изрядно перемешались между собой.

Вспомните бессмертный «Малый типовой набор» Свиридова. В нём легко заметно, какие детали откуда пришли. Больше всего там от Говардов, чуть меньше (но тоже немало) от Толкина, а от ле Гуин нет вообще ничего. Слишком уж сложен её канон для любителей лёгкой приключенческой литературы.

В семилогии о Гарри Поттере волшебство – в основном просто фантастическое допущение, высокоразвитая технология, доступная только волшебникам. Перед нами повесть-сказка. Однако чем дальше, тем больше становится намёков на иную магию, неподвластную заклинаниям и волшебным палочкам. И вот она как раз тесно связана с глубинами души, с волей и выбором. Волшебники называют её «тайнами» и «древней магией», но сами толком не понимают. Дамблдор чувствовал её лучше прочих, а Волдеморт пренебрегал ею вовсе, что и стало причиной его падения.

«Джонатан Стрендж и мистер Норрелл» – один из самых сложных случаев. Поначалу волшебство кажется забытой технологией древних, позволяющей творить чудеса. Затем постепенно становится ясно, что оно связывает волшебника с нечеловеческим миром, обитатели которого аморальны и опасны, даже если дружелюбны. Финальный твист провозглашает, что главные герои всё это время были избранниками одного из величайших правителей невидимого мира и должны были исполнить предначертанное.

Ради интереса можете попробовать вспомнить что-нибудь из своего любимого фэнтези и разобрать, что в нём откуда.

Tags: массовая культура
Subscribe

Posts from This Journal “массовая культура” Tag

  • Легенды каменного города

    И спросил благодетель: "А можете ль сделать пригожей, Благолепнее этого храма Другой, говорю?" И, тряхнув волосами, Ответили зодчие:…

  • И снова скальд чужую песню сложит...

    Сегодня у нас будет полный оффтоп, потому что я хочу поделиться с вами своим хобби. Да, так иногда бывает – у айтишника по образованию,…

  • Судьба автора

    Как известно любому автору, книгу невозможно контролировать. Ты мог писать её в надежде передать ясное и недвусмысленное послание, что-то такое, что…

  • Минутка воспоминаний: Автор, который испугался

    Этот пост был опубликован 5 лет назад.

  • Вдогонку Льюису

     Цитата из «Английской литературы 16 века» Льюиса навела меня на некоторые мысли по поводу волшебства в историях. Льюис верно подметил,…

  • Сила и характер

    Сверхъестественные способности – инструмент рассказчика. У хорошего автора они не только помогают решать сюжетные задачи – они что-то…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 56 comments

Posts from This Journal “массовая культура” Tag

  • Легенды каменного города

    И спросил благодетель: "А можете ль сделать пригожей, Благолепнее этого храма Другой, говорю?" И, тряхнув волосами, Ответили зодчие:…

  • И снова скальд чужую песню сложит...

    Сегодня у нас будет полный оффтоп, потому что я хочу поделиться с вами своим хобби. Да, так иногда бывает – у айтишника по образованию,…

  • Судьба автора

    Как известно любому автору, книгу невозможно контролировать. Ты мог писать её в надежде передать ясное и недвусмысленное послание, что-то такое, что…

  • Минутка воспоминаний: Автор, который испугался

    Этот пост был опубликован 5 лет назад.

  • Вдогонку Льюису

     Цитата из «Английской литературы 16 века» Льюиса навела меня на некоторые мысли по поводу волшебства в историях. Льюис верно подметил,…

  • Сила и характер

    Сверхъестественные способности – инструмент рассказчика. У хорошего автора они не только помогают решать сюжетные задачи – они что-то…