Иногда практикующий теоретик (anairos) wrote,
Иногда практикующий теоретик
anairos

Category:

Божественные глаголы

Я заметил, что боги, как слова, делятся на существительные и глаголы.

С существительными всё просто – это персонификации. Бог воплощён в чём-то, на что можно показать пальцем. Бог солнца и есть солнце. Бог моря и есть море. Бог подземного мира и есть царство мёртвых. (На него, правда, пальцем не покажешь, но тем не менее).

Божественные глаголы – покровители действий, занятий, состояний. Бог ткачества – не персонификация ткачества, а архетипический ткач. Тот, воплощением которого становится любой человек, занимающийся этим ремеслом. Очень часто это первый ткач в мире – тот, кто изобрёл (добыл, украл) это умение и принёс его людям.

То же самое можно сказать о богах кузнечного ремесла, охоты, музыки, воровства, торговли и многих других.

«Существительные» раздельны, «глаголы» же легко соединяются между собой. Один и тот же бог не может повелевать морем и огнём, это слишком разные смыслы. Но один культурный герой может открыть людям и владение огнём, и искусство делать лодки, и ещё письменность до кучи, как Прометей.

Самые широкие полномочия обычно у трикстеров. Они действуют просто потому, что могут и хотят – «это будет интересно», и других доводов уже не нужно. Трикстер вполне в состоянии покровительствовать одновременно спортсменам, торговцам, путешественникам и ворам, при всей несхожести этих занятий.


Почти каждый культурный герой в той или иной степени трикстер


Самое интересное, как всегда, происходит на границе между тем и этим.

Я уже заметил этот эффект, когда изучал богов войны. Там есть «глаголы» – боги воинов, покровители набегов, схваток и грабежей. Они и сами, как правило, выступают в качестве воинов в своих мифах. А есть «существительные» – божества, олицетворяющие войну как таковую. Они вполне могут сосуществовать в одной мифологии, как Гор и Сехмет в Египте.

То же самое с любовью. Афродита считается богиней любви, но в то же время рядом с ней есть Эрос – персонификация любви. Афродита же – скорее архетипическая любовница, покровительница влюблённых и охваченных страстью. Она и сама совершала безумства ради тех, кого любила.

А что сказать о боге – творце мира? Это в Библии Бог сотворил небо и землю из ничего, а затем принялся упорядочивать. Во множестве других мифов творец занимается только упорядочиванием.

Для этого ему иногда приходится вначале убить чудовище, тело которого составляло вселенную – в некотором роде первую персонификацию – разделить это тело на части и сформировать из них небо, землю, горы, деревья и всё остальное. То есть создать если не всех прочих богов, то по крайней мере их воплощения и царства.

На бога-творца порой вешают и дополнительную должность культурного героя. Египетский Птах не только сотворил мир, но и основал все искусства и ремёсла. Правда, должность создателя письменности у него впоследствии отобрал Тот.


Есть и ещё одна «профессия» богов – покровители колдовства и тайных искусств.

И тут нас подстерегает неожиданность. Понятно, что все такие божества в мифах предстают как сильные и умелые колдуны. Но если боги ремёсел часто оказываются создателями или изобретателями этих ремёсел, то боги магии – никогда.

Исида должна узнать тайное имя Ра, чтобы получить над ним магическую власть. Магия существовала до неё, и Исида не может изменить законов волшебства.

Тот изобрёл письменность, и маги смогли записывать свои заклинания. Поэтому его тоже считают покровителем магов. Но опять-таки, не он создал магическое искусство.

Один открыл руны, а не изобрёл их, и всем прочим методам тайной власти ему приходилось учиться. Например, колдовству сейдра его обучали ведьмы.

Гвидион – герой, который прославился как искусный чародей, но он не был первым чародеем кельтского мира.

Вяйнемёйнен – сильнейший волшебник карело-финского пространства воображаемого, но тоже не первый и не единственный. И это при том, что он на пару с Ильмариненом создал небо и звёзды, то есть магия существовала ещё до этого.

Царя обезьян Сунь У-куна тоже называют богом магии, но и он обучался волшебству у бессмертного отшельника-даоса.

По-моему, это странно. Такое ощущение, что заклинательное искусство – чуть ли не единственное, для которого почти не встречается «мифов о происхождении». Оно просто есть, и все это просто признают как данность. Ну вот так устроен мир, и кажется, что он был так устроен ещё до того как был сотворён.

Магия для традиционной мифологии – что-то вроде математики (или даже логики) для современного естествознания. Она не выводится ни из чего более фундаментального, потому что она и есть самое фундаментальное, что может быть.

Наверное, единственная древняя мифология, где есть божество, олицетворяющее магию как таковую – египетская. Сила слова и знака, способная менять мир, называлась в Египте Хека, и это же имя бога.

В гимнах, посвящённых Хека, сказано, что он и есть то, при помощи чего создан мир, от него все боги получают свою власть, и через него они действуют. Он – основа всего, им и благодаря ему всё существует. И при этом он вовсе не верховное божество Египта – наоборот, он не пользовался особым почитанием по сравнению с Ра, Атумом, Птахом, Гором и другими. У него, если я правильно помню, даже города своего не было, и храмов ему тоже не строили.


Такой вот божественный парадокс.

Мне кажется, он имеет некоторое отношение к принципу, некогда сформулированному Шрёдингером.

Картина мира существует только в сознании. Если мы пытаемся найти для сознания место в картине мира – это подобно стараниям впихнуть целое в его часть. В лучшем случае у нас получится нечто незначительное и непонятно зачем нужное – так художник помещает себя на масштабном полотне в виде мелкого персонажа далеко на заднем плане.

Tags: религиозные штудии
Subscribe

Posts from This Journal “религиозные штудии” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 42 comments

Posts from This Journal “религиозные штудии” Tag