Иногда практикующий теоретик (anairos) wrote,
Иногда практикующий теоретик
anairos

Categories:

О важности фона

Вообще, проблема соотношения фона и изображения, несмотря на несколько заумную формулировку — одна из интереснейших проблем современной науки. Она всплывает в самых неожиданных областях — от языкознания до эзотерических направлений математики, тесно связанных с технологиями искусственного интеллекта.

Например, в каждом языке есть грамматика. А что такое грамматика? Это, как сказал некий лингвист, информация, которую ты сообщаешь в обязательном порядке, хочешь ты этого или не хочешь.

Допустим, слово «пошел». Это форма глагола «идти». И как смог бы выразить эту форму человек, чей язык лишен грамматики? Только так: «Некто мужчина в момент прошлый начать идти». Примерно так, кстати, звучат китайские фразы, если их переводить дословно: китайский как раз из числа языков почти без грамматики. И всю эту фразу выражает у нас одно-единственное слово.

Причем НЕ сообщить дополнительные сведения ты не в состоянии. Нельзя высказать что-то о действии в прошлом, не сказав в то же время, какого рода был тот, кто это сделал, и идет ли речь о начавшемся действии или о продолжительном.

В результате в любой фразе есть «изображение» — то, что ты хочешь выразить, и «фон» — то, что ты выражаешь, даже если не собирался. Яснее всего это заметно в забавных сказочках, где никакого «изображения» нет вовсе — ни одно из слов не имеет смысла. Вся информация, удивительно разнообразная и содержательная, передана «фоном» — звучанием и грамматическими формами слов. Вы, думаю, все их помните: «Сяпала Калуша по напушке и увазила бутявку…».

А для нас с вами намного интереснее и полезнее понимать, что и в любом произведении искусства, будь то картина, книга или кинофильм, точно так же есть фон.

И я говорю сейчас даже не о «физическом» фоне — событиях на заднем плане картины, или мире, в котором происходит действие книги — хотя и там порой скрывается много информации. Я говорю немного о другом.
«Изображение» — это то, что автор хочет сказать. То, на что зритель или читатель, по его задумке, обязан обратить внимание. Оно выдвинуто на первый план. Оно показано в максимально ярком цвете. О нем надлежит задуматься, восхититься или ужаснуться.

А «фон» — это то, что автор никак не выделяет, поскольку считает естественным, очевидным и само собой разумеющимся. Как те штаны Арагорна, о которых любили в свое время шутить поклонники Толкина. Одежда этого героя описана порой довольно подробно, но нигде нет ни единого упоминания его штанов. Толкину казалось настолько естественным, что мужчина-воин в Средиземье будет носить штаны, что он не видел необходимости как-то это подчеркивать. В то же время бриджи с подтяжками, которые так любят хоббиты, упомянуты не раз и не два.

Одежда, конечно, не имеет особого значения. Но точно так же на фоне остается авторское мировоззрение, или, точнее, мироощущение.

Обозреватели сайта «Однако» очень любят писать рецензии на фильмы. Там уделяется мало внимания сюжету, актерской игре или художественным достоинствам, но очень много — именно этому авторскому мироощущению, которое транслируют на весь мир режиссеры и сценаристы.

Причем чем талантливее автор, тем заметнее у него такие проговорки. Это тоже понятно, ведь все изобразительные средства — тоже язык, у которого есть своя грамматика. А талант — это, кроме всего прочего, умение пользоваться языком, умение извлечь максимум из его изобразительных возможностей.

Например, читая Булгакова, постепенно понимаешь, что он твердо верил в незамысловатую формулу любого общественного кризиса. Элита утратила силу и желание постоянно указывать быдлу его законное место, и быдло, не чуя над собой барского кнута, вконец распоясалось. Почти ленинская революционная формула «верхи не могут управлять по-старому, низы не хотят жить по-старому», вот только для Булгакова это величайшая трагедия, потому что он отождествляет себя с верхами и категорически презирает низы.

Любой общественный конфликт у Булгакова сводится именно к этому: в нем всегда есть апатичные аристократы — умные, образованные, тонко чувствующие, но потерявшие искру — и торжествующее быдло, необразованное, глупое и грубое, совершенно неприспособленное к любому осмысленному управлению. Идеал же — когда аристократы правят, а быдло занимается своим законным делом, то есть копает канавы и чистит сортиры аристократам.

Это было настолько очевидно Булгакову, что он ничего не писал для оправдания или пропаганды этих взглядов. Это фон его произведений, такой же, как синее небо и мокрая вода. Пожалуй, только в «Собачьем сердце» профессор Преображенский проговаривает авторскую концепцию более-менее явно, за что горячо любим советской и постсоветской интеллигенцией. В «Беге», «Багровом острове», «Мастере и Маргарите», даже в «Иване Васильевиче» это уже подразумевается как данность.

Другой пример — супруги Дьяченко, на украинский лад переименовавшиеся в Дяченок. Я уже упоминал, что их любимый сюжет — как человека ломают пытками и унижением. Безумные и непонятные высшие силы, которые переделывают людей в свои орудия, не спрашивая их мнения и не считаясь с их страданиями — постоянный фон произведений этих авторов, данность, которую они не видят необходимости аргументировать. А сюжеты посвящены тому, как герой пытается найти себя в этих условиях — и неизбежно себя теряет, но к этому моменту уже осознает это как благо.


Сила фона в том, что он чаще всего остается незаметным. Читатель может согласиться или не согласиться с авторским посылом. Он может обсуждать, насколько правильный выбор сделал герой в предложенных обстоятельствах, и как следует расценивать те или иные поступки. Но все это читатель делает в тех рамках, которые поставлены фоном.

Это все та же борьба за слова, о которой я уже писал. Если тебе удастся сделать так, чтобы другой заговорил на твоем языке, он станет твоим единомышленником, даже если считает себя твоим оппонентом или даже злейшим врагом. Не обратив внимания на скрытую на фоне информацию, на авторские «установки по умолчанию», ты принимаешь его грамматические правила и переходишь в его мир.

Доводы необходимо аргументировать. Фон по определению не требует аргументации. Именно поэтому, кстати, нет смысла спорить с учителем и священником на профессиональные темы: у них обоих чаще всего вовсе нет собственного мнения, которое они способны и хотят доказывать. Они существуют для того, чтобы доносить до учеников необходимый фон. И даже их собственные взгляды, если они есть, быстро становятся для них частью фона.

Меня очень печалит все шире распространяющееся неумение читать. Нет, буквы знают почти все, и даже складывать их в слова тоже еще не разучились. Но вот читать — не умеют. Даже в коротких бытовых надписях видят в лучшем случае одно-два ключевых слова, а все остальное проскальзывает мимо сознания. А что говорить о книгах и фильмах?

Да, фильмы тоже необходимо читать, а не просто смотреть. Видеть не только то, что показано, но и то, что подразумевается — и речь не о хитромудрых толкованиях символизма, подмеченного в промелькнувшем кадре, а о том, какое мироощущение сообщают герои и создатели своими поступками и решениями.

Простейшее правило здесь такое. Чтобы понять, что персонаж за человек, смотрите на то, что он выбирает, оказавшись перед выбором. Но чтобы понять, какой фон сознательно или неосознанно диктует вам автор — смотрите на то, чего герои НЕ выбирают, что делают, не задумываясь, и считают само собой разумеющимся.

Допустим, в двух фильмах герой мстит врагу за смерть своих близких. Но в одном это сюжетный ход: герой принимает решение отомстить, движется к цели и пожинает плоды, какими бы они ни оказались. В другом же это данность: то, что герой будет мстить, даже не обсуждается, и в центре внимания автора находится любовная линия, или придворная интрига, или что-то еще в таком роде. Необходимость и неизбежность мести вынесена в фон, она подразумевается. Это не часть характеристики героя, а закон мира, в котором автор его поселил.

Или, скажем, ситуация, в которой герой переходит на сторону врага и поворачивает оружие против своих вчерашних товарищей. Для одного режиссера это будет основой сюжета — он покажет, как герой приходит к такому решению, как это на нем сказывается и к чему приводит. Для другого же вообще нет слова «предательство», а есть понятие «оптимально выбрать сторону». Герой у него безо всякой рефлексии переходит к тем, у кого ему лучше, и все его размышления сводятся к тому, как бы, во-первых, не пострадать в процессе, а во-вторых, максимально зарекомендовать себя перед новыми союзниками. Решению этих задач и посвящен сюжет.

Как видим, и здесь во втором варианте предательство ради выгоды — не особенность конкретного героя, а закон мира, в котором обитает режиссер.


Любую такую информацию очень полезно отслеживать и принимать — или не принимать — осознанно. Уже хотя бы потому, что некоторые авторы тоже понимают важность фона и пользуются им намеренно.
Tags: метафизика, простые истины, психология
Subscribe

  • Введение в ведьмологию

    Что мы имеем в виду, когда говорим «ведьма» – разумеется, если используем это слово не просто как оскорбление? Оказывается, у…

  • Какая вам, нафиг, Матрица?

    Вот вам для прочтения и ознакомления текст. Когда я его прочитал, меня накрыло знакомым ещё по эксперименту Либета ощущением. То ли я чего-то…

  • Минутка воспоминаний: ученик чародея

    Этот пост был опубликован 3 года назад. С тех пор я слегка скорректировал свои взгляды. Отчёты Пола Столлера кажутся мне слегка приукрашенными в том…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments

  • Введение в ведьмологию

    Что мы имеем в виду, когда говорим «ведьма» – разумеется, если используем это слово не просто как оскорбление? Оказывается, у…

  • Какая вам, нафиг, Матрица?

    Вот вам для прочтения и ознакомления текст. Когда я его прочитал, меня накрыло знакомым ещё по эксперименту Либета ощущением. То ли я чего-то…

  • Минутка воспоминаний: ученик чародея

    Этот пост был опубликован 3 года назад. С тех пор я слегка скорректировал свои взгляды. Отчёты Пола Столлера кажутся мне слегка приукрашенными в том…