Иногда практикующий теоретик (anairos) wrote,
Иногда практикующий теоретик
anairos

Category:

Кто кого, или Небольшая заметка об интимном

Чуть больше года назад была у меня статья «Парадоксы секса». Там я писал, что в массовом сознании секс – не то, что двое делают вместе, а то, что один человек делает с другим. Всегда есть активный партнёр и пассивный – тот, кто, и тот, кого. И секс для них обоих – в этом самом массовом сознании – выглядит настолько по-разному, что, фактически, это два разных секса.

Вот вам ещё одна наглядная иллюстрация этой идеи.

Вспомните известный лозунг, который уже много лет разгоняют определённые идеологи. Если тебе отказали в сексе – даже если это произошло прямо посреди процесса – ты обязан немедленно прекратить. Промедление даже в одну секунду превращает тебя в насильника.

Неравенство партнёров очевидно уже в самой формулировке. Инициатива и свобода действия здесь полностью принадлежат только одному из двоих. У пассивного партнёра есть возможность высказать своё отношение к происходящему, но повлиять на него как-то ещё он не может. Активный же вполне в силах это отношение проигнорировать – но делать этого не должен по моральным соображениям.

Но вот что ещё подразумевается тут.

Для пассивного партнёра секс – суровое испытание, требующее решимости. Перенести такое без потерь можно, только если всё происходит под его контролем и в полном соответствии с его желаниями. Малейшее нарушение – и он получит неизлечимую психологическую травму, которую пронесёт с собой до самой смерти и передаст своим будущим детям. Его подвергли сексуальному насилию.

Но для активного партнёра секс – это примерно как почесать, где чешется. У него зачесалось, и он пришёл к тебе, чтобы почесаться об тебя. Никакой травмы он получить не может, что бы ни происходило. Отказали, даже в самом разгаре действия – ну и что, он просто пойдёт и дочешется самостоятельно. Какая ему разница, обо что тереться, если в результате он всё равно получит оргазм?

Откуда взялась эта вопиющая разница, в общем, понятно: из представления, которое ещё совсем недавно было весьма распространённым. Активный партнёр (по умолчанию – мужчина) – тот, кому секс нужен, кто его хочет, добивается и получает. Пассивному (по умолчанию – женщине) секс не нужен и даже неприятен. Даже если он соглашается это перетерпеть, то всё равно пересиливает себя, идёт против собственных желаний.

При такой вводной равноправия в постели можно достичь лишь одним способом: дать пассивному партнёру полный контроль над происходящим, включая, разумеется, и стоп-слово, обозначающее безусловный и моментальный конец процесса.

Со временем догматы идеологии равноправия сменились. Она начала утверждать, что женщине секс нужен не меньше, чем мужчине, а происходить он должен исключительно по взаимному желанию. Сама ситуация «не хочу, но соглашаюсь» – всё равно что изнасилование. Она недопустима в принципе.

Но если двое занимаются сексом, потому что оба хотят этого, то нет разделения на активного и пассивного. Есть разница, кто проявил инициативу, кто прилагает основные усилия, о чьём удовольствии он при этом больше заботится – и эта разница имеет значение. Но в любом случае они оба субъекты, это их общее волеизъявление, и то, что они делают – они делают вместе.

Один из партнёров почти всегда хочет секса больше, чем второй. Как правило, он и предлагает, и активнее старается. Но это не значит, будто второй лишь принимает решение потерпеть.

Между «хочу прямо здесь и сейчас» и «не подходи ко мне, а то укушу» – масса промежуточных вариантов. «Сейчас не хочу, но готов изменить мнение, если ты постараешься» – лишь один из них.

В просторечии именно это и называется соблазнением: человек не хотел секса с тобой, но ты показал себя с нужной стороны, создал ему подходящие условия и настроение, и теперь он уже хочет.

А бывает даже и так: «Я не хочу заниматься сексом с тобой, но хочу, чтобы ты занялся им со мной». Инициативу при этом проявляет один партнёр, но основных усилий он ожидает от второго. И кто из них при этом активный? Кто кому дал согласие? Кто обязан прекратить по первому слову другого?

И если мы воспринимаем секс именно так, то сама попытка «отозвать согласие прямо в процессе» сразу же оказывается в лучшем случае абсурдной, в худшем – откровенно мерзкой.

Если для обоих секс – важный, интимный, эмоционально насыщенный жест, то как вообще можно «сдать назад» без действительно неотложной форс-мажорной причины? Это было бы проявлением предельного неуважения и даже агрессии к партнёру. Хуже, чем договориться вместе лететь в отпуск, а за полчаса до отлёта позвонить и сказать: «Знаешь, я тут передумал и сдал билет, давай без меня».

Подобный отказ – такое же насилие, как и принуждение к сексу, и травму наносит ничуть не меньшую.

Ну а если ты просто помогаешь партнёру почесаться, то какой смысл отказывать в такой мелочи, если просит не посторонний чужак, а близкий и приятный тебе человек?

Tags: простые истины, психология
Subscribe

Posts from This Journal “простые истины” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 281 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Posts from This Journal “простые истины” Tag