Иногда практикующий теоретик (anairos) wrote,
Иногда практикующий теоретик
anairos

Гарри Поттер и Солнце познания

Поначалу я хотел предварить эту статью портретом. Но судя по всему, портретов нужного мне человека не существует в природе: религия, которую он исповедовал, строго запрещала этот вид искусства, а он, в свою очередь, строго соблюдал этот запрет – хотя к некоторым другим, как мы сейчас увидим, относился творчески.

Поэтому просто представьте пожилого почтенного мудреца в традиционной одежде суфийского шейха.

Перед вами Шарафуддин Ахмад ибн Али ибн Юсуф аль-Буни аль-Малики аль-Ифрики. Или, как мы будем называть его здесь для краткости, аль-Буни. Жил он в Африке в конце 12 – начале 13 века. Родился в Алжире, большую часть жизни прожил в Каире, там же и умер, в промежутке много путешествовал. Был хранителем Корана, который ещё в детстве выучил наизусть. Разделял идеалы суфиев и считается одним из видных авторитетов этого движения.

А ещё он написал книгу, называемую Шамс-аль-Маариф, то есть «Солнце познания». И эта книга – созданная где-то между четвёртым крестовым походом и Ледовым побоищем – до сих пор остаётся самым распространённым и авторитетным гримуаром в странах Аравийского полуострова и Персидского залива.

С этого любопытного факта мы и начнём наш краткий рассказ о судьбах магического искусства в мусульманском мире.


Как известно, ислам относится к магии и колдовству ещё более трепетно и нежно, чем протестантизм 16 века. По законам шариата любому, кто прибегает к помощи нечестивых джиннов и шайтанов – неважно, с какой целью – сильно повезёт, если его просто и незатейливо прибьют камнем по затылку.

Если в современной России против книг о Гарри Поттере восставало лишь небольшое и не слишком адекватное ультраправославное меньшинство, то в Саудовской Аравии на Мальчика-Который-Выжил крайне неодобрительно посмотрели хором все самые авторитетные местные шейхи, в результате чего семилогию там тут же запретили. Ваххабизм – он такой.

При этом в исламских странах, включая сюда, разумеется, и ваххабитскую Саудовскую Аравию, магия живёт и процветает с незапамятных времён. Гадатели, целители и ясновидцы занимаются своим ремеслом открыто на городских базарах и в мелких лавочках. Строгость религиозных запретов лишь заставляет их больше изощряться в оправданиях своего занятия.

Колдовство по-арабски будет сихр, и признать, что ты им занимаешься – значит подписать себе смертный приговор. Следовательно, любой, кто практикует магию в мусульманской стране, практикует вовсе не сихр, а что-то совершенно иное.

Рецепты из гримуаров обычно называются муджаррабат – «проверенные методы». Как видите, европейские ведьмы 20 века были не первыми, кто уклончиво и в то же время пафосно поименовал свою магию Ремеслом.

Суфии придумали множество названий для тайных искусств, которые ни в коем случае не магия. Руханийя (духовность), ильм-аль-хикма (искусство мудрости), ильм-аль-асмауллах (искусство имён Бога)... Что бы там арабы ни говорили, а общие семитские корни всё равно показывают себя. Евреи тоже проводили различие – одно дело, если ты колдун-меххашеф, а совсем другое, если праведный баал шем.

Баал шем значит «господин имени», и там тоже имеются в виду имена Бога. Евреи предпочитают написанные талисманы. Арабы чаще поступают иначе. Строчки из Корана либо попросту читают в качестве заклинаний, либо пишут на плотной бумаге или на внутренней стороне специальной чаши, а затем смывают в воду. Такую «освящённую» воду дальше употребляют внутрь или наружно.

Эта благочестивая магия обычно не вызывает особых возражений даже у ваххабитов – хотя есть те, кто и её осуждает как богохульную. Но она, конечно же, не единственная.

Ещё в раннем средневековье арабы познакомились через римлян и греков с астральной магией Средиземноморья. Она так им понравилась, что они творчески развили её идеи.

В 9 веке мудрейший Абу Юсуф Якуб ибн Исхак аль-Кинди создал теорию лучей. По этой теории, все вещи на свете испускают собственные лучи, которые позволяют им быть видимыми и влиять на другие вещи. Лучи планет и звёзд, разумеется, намного сильнее обычных. Разные предметы и вещества по-разному поглощают и отталкивают их, а значит, при желании и умении можно собрать любую нужную конфигурацию планетных воздействий.

До европейского Ренессанса оставалось ещё полтысячи лет. До Месмера – почти тысяча.

В 11 веке к теории прибавилась и практика – появился на свет самый влиятельный звёздный гримуар ойкумены Гайят-аль-Хаким («Стремление мудреца»). В латинском переводе с испанского перевода с арабского он стал называться «Пикатрикс» и несколько столетий был весьма популярен среди европейских чернокнижников.

«Пикатрикс» рассказывал, как можно привлечь на свою сторону силу звёзд и планет при помощи символов, образов и талисманов. Эта разновидность магии привлекала верующих тем, что давала могущество, в то же время позволяя обходиться без призывов к демонам.

Аль-Буни отдавал должное астральной магии, но сам предпочитал работать в другом направлении. Шамс-аль-Маариф наполнена рецептами, в основе которых – сочетания цифр и букв. С их помощью, утверждал он, опытный практик способен достучаться до ангелов и подчинить своей воле духов.

Если астральные ритуалы «Пикатрикс» вдохновили Марсилио Фичино на создание своей, поэтически-музыкальной талисманной магии, то диаграммы и магические квадраты аль-Буни перекликаются с экзерсисами Джона Ди и Эдварда Келли, создателей знаменитого «енохианского языка».



Слева страница из Шамс-аль-Маариф. Справа енохианская таблица.


Доктор Ди, колдун, астролог и первый в истории британский суперагент на службе Её Величества, жил на триста лет позже аль-Буни и вряд ли читал «Солнце познания». Однако и он верил, что с помощью букв особого магического языка можно пообщаться с ангелами и заручиться их поддержкой.

Выдающиеся ортодоксальные учителя ислама того времени немедленно признали Шамс-аль-Маариф еретической и запретили – чем и обеспечили ей непреходящую популярность до наших времён.

В Саудовской Аравии и Йемене найти в продаже книгу аль-Буни чуть ли не проще, чем брошюры ваххабитских «старцев», обличающие злобу колдунов и коварство джиннов. Его рецепты, в том или ином варианте, входят в арсенал множества профессиональных практиков этих стран. Некоторые суфии считают его книгу чуть ли не священной.

А вот за пределами арабского мира она почти неизвестна. Её не перевели даже на английский – есть только частичный испанский перевод.

Такие дела.

Tags: метафизика, религиозные штудии
Subscribe

Posts from This Journal “религиозные штудии” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments

Posts from This Journal “религиозные штудии” Tag