Иногда практикующий теоретик (anairos) wrote,
Иногда практикующий теоретик
anairos

Category:

Дай мне знак!

В последнее время мне часто попадаются в интернетах замечания, исполненные искренней боли. Их общая суть – нашей цивилизации остро не хватает цветовой дифференциации штанов. Но только в одной конкретной области – отношений.

«Вот бы у девушек был условный знак – что-нибудь вроде красного браслетика. Надела такой браслетик – понятно: одинока и ищет пару. Нет браслетика – значит, уже есть пара или вообще не интересуют отношения. И нам было бы проще подходить знакомиться, и девушек бы меньше доставали ненужными ухаживаниями».

«Вот бы было такое приложение. Наводишь его на человека – оно анализирует внешность, походку, посты в соцсетях и выдаёт результат: хочет отношений, не хочет отношений, настолько одинок, что готов на любой вариант. Было бы намного проще за каменными масками увидеть лица».


Когда мне впервые попалась идея «условного знака», я подумал, что сама по себе она, конечно, немногого стоит. На практике любая попытка реализовать нечто подобное обернётся большими неприятностями в первую очередь для самих женщин. Достаточно посмотреть, что происходит на сайтах знакомств, анкета на которых как раз и играет роль того самого красного браслетика.

К моему удивлению, в комментариях к одному из постов Иванова-Петрова я нашёл диалог, который прямо звучит как логическое продолжение той моей мысли:

– Проблема в том, что такие атаки бывают на женщин не только на сайтах знакомств. А вообще в ситуациях совершенно нейтральных, когда, скажем, ищется работа, не связанная с сексом. И когда у женщины никто не интересуется, нужны ли ей предложения этого рода.

– Так кто же спорит. Вот такое вот неравенство: у одного пола слишком много внимания, у другого слишком мало. И это порождает соответствующие трудности для каждого.

«И когда у женщины никто не интересуется, нужны ли ей предложения этого рода». Любой знак внимания, в т.ч. некорректный и невежливый, по сути и есть вопрос, «нужны ли ей предложения этого рода?». На её лице же этого не написано, так что не спросишь — не узнаешь.

Что же до «нейтральных ситуаций», то их как бы и нет. Нет такого внятно сформулированного и принятого в обществе правила: «люди могут и должны знакомиться только на танцах... или только в спортзале... или только на улице». Опроси тысячу пар, и найдётся немало тех, кто познакомился «на работе, не связанной с сексом». Сидели за соседними компьютерами в бухгалтерии, например. Эка невидаль.


Получается интересно, не так ли?

Женщины чуть ли не в один голос сетуют, что мужчины не дают им прохода. Любая женщина, независимо от возраста и внешности, будет получать знаки внимания везде и всегда. Не обязательно от приятных мужчин, не обязательно в уважительной или вежливой форме – люди, увы, разные, и не все из них достаточно взрослые, несмотря на цифры в паспорте. Но будет.

Правда, другие женщины – а иногда даже те же самые – жалуются, что мужчины стали инфантильными и пассивными. Парень ждёт, что это девушка будет за ним ухаживать, строить отношения, прилагать усилия, чтобы ему понравиться и его удержать, а он, уж так и быть, останется с ней, если будет удовлетворён её стараниями.

А среди мужчин всё больше тех, кто признаётся: им страшно подходить к женщинам знакомиться. Если она не хочет отношений – вообще, или именно сейчас, или именно с тобой – твои попытки ухаживать сочтут харассментом и встретят агрессивно. А хочет ли она отношений с тобой – невозможно понять ни по её внешности, ни по поведению.

Противоречие здесь, конечно, только кажущееся. Те, кто боится подходить знакомиться; те, кто достаёт назойливыми ухаживаниями; те, кто требует знаков внимания от самих женщин – это попросту разные мужчины.

И тут есть о чём поговорить.


Те, кого презрительно называют инфантилами и «мамиными пирожками» – в сущности, сбывшаяся мечта многих радикальных феминисток. Они напрочь лишены той самой токсичной маскулинности, которую нынче модно на Западе обвинять во всех бедах общества.

«Пирожки» не агрессивны, не любят конкурировать и доминировать, прислушиваются к чужому мнению, не стесняются выражать эмоции. Они склонны подчиняться женщине и перекладывать на неё ответственность, хотя часто при этом капризничают и не хотят слушаться. Они, как я уже упомянул, ждут, что за ними будут ухаживать и добиваться их. Словом – ведут себя, как стереотипные девочки в обществе сурового патриархата, полностью отдав маскулинную роль на аутсорс своей спутнице жизни.

И оказывается, что за крайне редким исключением такой мужчина женщинам не нужен. Оказывается, средняя женщина всё-таки хочет, чтобы мужчина был мужественным – она только не хочет, чтобы эта мужественность обращалась против неё.

Маскулинность – она, конечно, токсичная, но это тот яд, который в нужной дозировке становится необходимым обществу лекарством.


Проблема харассмента – лишнее подтверждение тому, что в реальности ни у человека, ни у социума не бывает достоинств и недостатков. Есть лишь свойства – а чем они станут для тебя, зависит от твоих целей и приоритетов.

Женщина сейчас получает куда больше мужского внимания, чем ей нужно. Но не все говорят об этом с возмущением – многие и с восторгом. Я много раз слышал подобные монологи, и все они на один голос.

«Прошли те времена, когда любой мужик в доме был лучше, чем никакого. Больше женщине нет необходимости угождать «штанам», просто чтобы не остаться одной. То, что кое-кто ещё так делает – не более чем социальная инерция. Теперь всё наоборот.

Женщины необходимы мужчинам значительно сильнее, чем мужчины женщинам. Если мужчина хочет секса, ему придётся искать женщину, которая согласится его принять. Ему придётся ухаживать за ней, делать всё, чтобы ей понравиться, ублажать её в постели – иначе первый раз станет и последним. Альтернатива – только платить профессионалкам, со всеми вытекающими последствиями для кошелька, здоровья и самооценки.

Но женщине всё это совершенно не нужно. Если она хочет секса – ей достаточно просто обозначить, что она открыта для предложений, и этих предложений будет море, только выбирай. Даже объективно не слишком привлекательная дама может менять любовников, как перчатки. Среди мужчин на такое способны только самые красивые, богатые и знаменитые».


Так какое у нас общество, патриархальное или матриархальное? Очевидно, ни то и ни другое. В патриархальном обществе мужчина, чтобы получить женщину, должен впечатлить её отца – или победить всех соперников и взять её как добычу. Мужчины состязаются и конкурируют за женщин между собой, но самих женщин об их мнении никто не спрашивает – «молчи, когда джигиты разговаривают!».

Общество равных прав вернуло ситуацию к биологической норме. У всех моногамных видов самцы ухаживают за самочками, выпендриваются перед ними, дерутся за них – а самочки смотрят и выбирают.


Одни мужчины не решаются подойти к понравившейся девушке. Другие подходят – и досаждают ей грубыми и неуважительными домогательствами. И это не две разных проблемы, а одна.

Как ни крути, а флирт, по сути своей – та же агрессия. Ты входишь в чьё-то личное пространство, более того – ты всеми силами стараешься показать, что тебе необходимо здесь быть, что без тебя здесь будет хуже, чем с тобой.

Поэтому приворотные ритуалы выглядят неотличимо от ритуалов вредоносной магии, и даже пользуются теми же образами и символами – стрелы, путы, огонь. «Энергеты», которые всё воспринимают по-своему, говорят, что сглаз и влюблённость выглядят одинаково – как уязвимость, дыра в защитной оболочке.

Любую агрессию общество стремится обуздать, заключить в рамки. Вместо смертельных драк – благородные дуэли до первой крови или даже вовсе чисто словесные поединки, где побеждает самый остроумный. Вместо убийства соперников – интриги, в которых проигравший лишается влияния.

И точно так же у флирта веками существовали приемлемые, корректные формы. Не вламываться в чужие границы, как завоеватель, а вежливо постучать у ворот и выразить свою заинтересованность. Не сражаться или сдаваться, а дать понять – лично для вас вход приоткрыт, посмотрим, как вы поведёте себя на моей территории и насколько распахнёте для меня собственное пространство. Если понравится – разрешу пройти ещё на шаг дальше.

Дипломатия вместо войны, но итог тот же – слияние двух человек в одну пару. Если, конечно, обоих это устроит.

У русских крестьян были свои брачные танцы, у дворян французского Версаля – свои. Где-то более утончённые и сложные, где-то – откровенные на грани насилия. Но они были везде и всегда.

Их главное достоинство – возможность выйти из игры или вообще в ней не участвовать. Для отказа или разрыва есть свои правила, и если они соблюдены, второй обязан будет это принять.

Конечно, всегда остаются агрессивные неадекваты, которые сам факт отказа воспринимают как личное оскорбление. И мужчины тут отнюдь не монополисты – помните знаменитый афоризм Конгрива? «Ярость ада не сравнится с отвергнутой женщиной». Восемнадцатый век, задолго до эпохи равенства.

Но это отдельная беда нашего общества и тема для другого разговора. Если совсем коротко – уважающий себя человек так не поступит, но уважающих себя людей намного меньше, чем хотелось бы.


А как с этим обстоят дела сейчас, в нашем современном обществе?

Я бы сказал, плачевно.

У нас довольно-таки резко разделяются два уровня культуры. Один – хотя к нему могут относиться и миллионеры, и депутаты, и деятели науки и искусства – ведёт происхождение из деревенских и городских низов.

На этом уровне есть свои правила брачных танцев. Они требуют, чтобы внимание проявлялось агрессивно, нагло и настойчиво. Если ты не атакуешь нравящуюся тебе девушку – она тебе недостаточно нравится. Если ты выражаешь отказ без мата и рукоприкладства – это не отказ. Девушка, заинтересованная в парне, бросает ему вызов: «А ну, ты, докажи-ка мне, что ты не трус и не импотент!». Отношения неотделимы от насилия, и почти любые чувства выражаются с его помощью.

Эта милая традиция зачастую не доставляет удовольствия даже тем, кто к ней принадлежит – особенно, конечно, женщинам. И тем не менее они ей следуют, потому что здесь так заведено, а попытка сломать устои чревата неприятностями. Более того, если мужчина выражает свои чувства как-то иначе, он может натолкнуться на презрительное «я-то думала, ты мужик, а ты сопли разводишь».

Второй уровень можно условно назвать цивилизованным. Он, хотя бы теоретически, подразумевает взаимное уважение как основу любых отношений.

Одна проблема: на этом уровне живут миллионы женщин, для которых в принципе не существует приемлемых форм мужского флирта. Любое внимание, выходящее за рамки простой вежливости – уже харассмент.

Их можно понять: повторю, современная женщина получает куда больше знаков внимания, чем ей нужно, и многие из них – по архаичной «деревенской» модели.

Кое-кто вообще спускается на уровень обезьян. Мандрилы, чтобы показать себя, демонстрируют самкам свой ярко-красный зад – городские приматы шлют фотографии своих причиндалов.

Чтобы сберечь время и нервы, проще всего сразу выставить броню, отбрасывающую любые попытки познакомиться.

Казалось бы, перед нами инверсия стереотипного патриархата, где женщина не смеет поднять глаза на мужчину, а уж тем более заговорить с ним, если не хочет, чтобы её заклеймили блудницей. Теперь цивилизованные мужчины оказались в таком положении, а женщины обладают полной свободой.

Но нет, эта ситуация бьёт и по самим женщинам. Те же самые парни, которые жалуются, что не знают, как подойти, непроизвольно шарахаются и от женских знаков внимания.

Такова инерция восприятия. Ты отовсюду слышишь, что женщинам ты не нужен, что они считают тебя бесполезным существом, а то и похотливым насильником, склонным к агрессии – так зачем эта конкретная женщина стремится с тобой сблизиться? У неё явно не добрые намерения.

Вот бы у женщин был условный знак – что-нибудь вроде красного браслетика, значение которого известно всем и каждому, и который нельзя толковать иначе...

Tags: мировой порядок, психология
Subscribe

Posts from This Journal “мировой порядок” Tag

  • Минутка воспоминаний: ошибка Таноса

    Этот пост был опубликован 3 года назад. Сейчас я сам назвал бы его несколько идеалистическим, так что не нужно мне на это указывать. Но основные…

  • Размышлизмы о свободе слова

    Русский язык удивителен в своих отрицаниях. У нас полно случаев, когда фраза и её отрицание обозначают одно и то же. «Девушка реально…

  • Колдующее средневековье

    Есть такое интересное словечко – мнемоистория. История, которую помнят. Эпоха или культура – но не такая, какой она была на самом деле, и…

  • Благоприятные прогнозы

    Что-то я вот подумал... Меня в последнее время радостные пророчества пугают куда больше, чем зловещие. Нет, сценарии апокалипсиса меня тревожат, и…

  • Обратная сторона любой луны

    Несколько лет назад я осознал принцип, который сильно облегчил мне понимание мира и многих явлений в нём. Добро и зло – производные от…

  • Экономика Вэнса, или Красная магия

    Традиционная для множества игр система магии работает очень похоже на деньги. У тебя есть «счёт» – мана под любым названием. Ты можешь тратить…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 353 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Posts from This Journal “мировой порядок” Tag

  • Минутка воспоминаний: ошибка Таноса

    Этот пост был опубликован 3 года назад. Сейчас я сам назвал бы его несколько идеалистическим, так что не нужно мне на это указывать. Но основные…

  • Размышлизмы о свободе слова

    Русский язык удивителен в своих отрицаниях. У нас полно случаев, когда фраза и её отрицание обозначают одно и то же. «Девушка реально…

  • Колдующее средневековье

    Есть такое интересное словечко – мнемоистория. История, которую помнят. Эпоха или культура – но не такая, какой она была на самом деле, и…

  • Благоприятные прогнозы

    Что-то я вот подумал... Меня в последнее время радостные пророчества пугают куда больше, чем зловещие. Нет, сценарии апокалипсиса меня тревожат, и…

  • Обратная сторона любой луны

    Несколько лет назад я осознал принцип, который сильно облегчил мне понимание мира и многих явлений в нём. Добро и зло – производные от…

  • Экономика Вэнса, или Красная магия

    Традиционная для множества игр система магии работает очень похоже на деньги. У тебя есть «счёт» – мана под любым названием. Ты можешь тратить…