December 29th, 2018

чайка

Рациональная магия: отчет о путешествии длиной в двадцать лет

– И последнее, пока вы не разошлись, – Марш повысил голос, перекрывая шум. – Я снова настоятельно рекомендую вам воспринимать все это как чисто практический курс, с минимумом теории. Если вы вдруг ощутите любопытство, какова природа и источник магических сил, которые вы медленно и очень, очень болезненно развиваете здесь, вспомните известную историю об английском философе Бертране Расселе.
Рассел однажды читал публичную лекцию об устройстве вселенной. После выступления к нему подошла пожилая женщина и сказала ему, что он умный юноша, но очень заблуждается в своих взглядах, ведь каждый знает, что мир плоский и стоит на спине черепахи.
Когда Рассел спросил ее, на чем стоит черепаха, она ответила: «Вы весьма умны, молодой человек, весьма. Но там дальше вниз одни только черепахи!»
Та женщина ошибалась относительно мира, разумеется, но она была бы очень даже права, если бы говорила о магии. Величайшие волшебники тратили всю жизнь, пытаясь докопаться до корней магии. Это тщетное занятие, не слишком увлекательное и время от времени чрезвычайно опасное. Оказываясь глубже, вы замечаете, что черепахи становятся все более огромными и чешуйчатыми, а клювы их делаются острее и острее. Постепенно они все меньше походят на черепах и все больше на драконов.

Лев Гроссман, «Волшебники»


Примерно двадцать лет назад я взялся за дело.

Цель была ясна с самого начала, хотя тогда я еще не знал ее названия. Парапсихологи предпочитают называть ее коротким емким словечком «пси». Пси соединяет в себе все случаи аномального взаимодействия сознания и материи – так иногда говорят, хотя эта формулировка вводит в заблуждение. Чуть позже я поясню, почему не пользуюсь ею.

Мне предстояло проанализировать и само пси, и методы, с помощью которых люди пытались его вызывать и контролировать.


У меня есть особенность, причиняющая мне немало неприятностей. В поисках дороги я почти всегда иду кружным и неудобным путем, и только придя на место, могу оглянуться назад и увидеть, как мне следовало идти с самого начала.

Так случилось и здесь. На своем пути я постоянно обнаруживал следы исследователей, которые были здесь задолго до меня. Чаще всего их книги попадались мне на глаза уже после того, как я своим умом дошел до изложенных там мыслей и идей. Лишь изредка случалось так, что очередной источник освещал дорогу на несколько шагов вперед.

В том мире, который я взялся изучать, не всегда есть разница между проклятием и благословением. Я провел годы, изобретая велосипеды, но в итоге оказался в редкостном для ученого положении – единомышленник многих, но не последователь никому. Десятки ученых и мыслителей повлияли на меня, но ни один не стал моим кумиром и учителем, и я не могу сказать, будто принадлежу к какой-то определенной школе.


Основным методом, что неудивительно, всегда была магия – технология воздействия на сознание при помощи воображения. И изучение магии увело меня в неизведанные дали.
Collapse )