?

Log in

No account? Create an account

July 21st, 2019

Мода в воззрениях предназначена для того, чтобы отвлечь внимание людей от подлинных ценностей. Мы направляем ужас каждого поколения против тех пороков, от которых опасность сейчас меньше всего, одобрение же направляем на добродетель, ближайшую к тому пороку, который мы стараемся сделать свойственным времени. Игра состоит в том, чтобы они бегали с огнетушителем во время наводнения и переходили на ту сторону лодки, которая почти уже под водой. Так, мы вводим в моду недоверие к энтузиазму как раз в то время, когда у людей преобладает привязанность к благам мира. В следующем столетии, когда мы наделяем их байроническим темпераментом и опьяняем «эмоциями», мода направлена против элементарной «разумности».
Жестокие времена выставляют охрану против сентиментальности, расслабленные и праздные — против уважения к личности, распутные — против пуританства, а когда все люди готовы стать либо рабами, либо тиранами, мы делаем главным пугалом либерализм.


К.С. Льюис, «Письма Баламута», письмо двадцать пятое.


Иногда Клайв Льюис напоминает мне Гарри Поттера.

Юный волшебник – по крайней мере, в первых четырёх книгах – невероятно наблюдателен. В любой сцене он мгновенно подмечает все ключевые моменты и детали, какими бы крохотными они ни были. Но ещё Гарри предвзят и не слишком сообразителен, и потому из этих деталей он почти всегда складывает совершенно фантастическую картину событий, чтобы только в конце очередной книги узнать, как оно было на самом деле.

Льюис, когда он перестаёт проповедовать свой извод христианства и начинает рассуждать о том, как устроен мир, становится таким же. Он многое подмечает, но истолковывает в соответствии со своей – даже по христианским меркам странной – картиной мира.

Действительно, у каждой идеологии есть свой выдающийся порок. Против него направлены усилия её лучших умов. Его клеймят самые нравственные люди. Его объявляют корнем всех зол и единственной преградой на пути к не вполне представимому человеческому счастью.

Добродетель, противоположную этому пороку, соответственно, превозносят и восхваляют, а те, кто обладает ею, и становятся в этой идеологии эталоном нравственности.

И всё бы хорошо, но наблюдательный человек постепенно начинает замечать, что тут что-то не то. Порок, несомненно, мерзок, и бороться с ним нужно – но он не так уж сильно распространён, как нас хотят убедить. Зато добродетель борцов сплошь и рядом оказывается ничуть не менее мерзкой – но при этом общество её одобряет и поддерживает.


Правда тут, как водится, парадоксальна и фантастична.Read more...Collapse )