?

Log in

No account? Create an account

October 18th, 2019

Тайна неименуемого

Из книги в книгу кочует один распространенный троп: племя варваров, настолько искренних и близких к природе, что в их языке отсутствует слово «ложь». Они просто не могут понять, как это можно говорить неправду – осознанно утверждать то, что, как ты сам знаешь, не соответствует действительности.

Этот троп следует из представления, не менее распространенного: если в языке нет слова, то в уме нет соответствующего понятия.

На первый взгляд, в этом есть логика. Например, у того же племени вряд ли будут слова вроде «богословия» или «энергетики» – за неимением того и другого.

Но, с другой стороны, и богословие, и энергетика – продукты цивилизации, они изобретены людьми. Очевидно, что люди вначале должны были их создать, а потом уже придумать им имена.

Ложь же никто не придумывает. Люди обучаются лгать раньше, чем говорить. Суть лжи – не в том, чтобы сообщать то, чего нет (это называется выдумкой, или фантазией), а в том, чтобы своими сообщениями заставлять другого поступать так, как ты хочешь. Самая лучшая ложь – с помощью правды, сказанной нужным образом и в нужный момент.

И потому древние авторы – как, например, Цицерон – рассуждали прямо противоположным образом. Если в языке народа нет слова для такого простого понятия, как ложь, значит, народ не отличает её от правды. Эти люди просто говорят то, что помогает им добиваться цели, не думая, соответствуют ли их слова реальности или нет.


И Цицерон был совершенно прав. Всякая вещь получает имя только тогда, когда возникает необходимость выделять, различать её среди других вещей, похожих, но иных. До тех пор она может оставаться неименуемой и неосознаваемой, даже если составляет неотъемлемую часть жизни.
Read more...Collapse )