September 3rd, 2020

чайка

Потомки приматов и народное православие

У Адама и Евы было три сына. Один – жестокий грешник Каин. Второй – праведный Авель. А третьего звали Атей.

Он тоже был грешником – до такой степени, что как-то раз совокупился с обезьяной. От этого противоестественного союза пошли атеисты – полулюди-полузвери, у которых нет бессмертной души.

Внешне отличить их от настоящих людей невозможно. Но если вы видите человека, который отвергает Бога, отрицает бессмертную душу и открыто называет обезьяну своим предком – знайте, это один из них.


Вы наверняка видели эту историю и смеялись над ней уже много раз. Весьма вероятно, она и была придумана смеха ради, и автор намеренно сделал её как можно более абсурдной.

Но в результате получилось то, чего он, вполне возможно, и сам не ожидал – легенда чётко попала в струю русской народной религии.

У этой традиции нет ни догматов, ни учения, ни чётко определённых ритуалов. По своей сути она как была, так и осталась язычеством – почитанием живых магических сил природы и потустороннего мира. Она поэтична, текуча и потому всеядна – вбирает и переделывает на свой лад что угодно, от обрядов других религий до научных теорий и боевых искусств.

В народном православии рождаются собственные жития и «духовные истории», где христианские святые действуют как мифологические персонажи. Многие такие истории дополнительно служат обережными заклинаниями, самая известная из них – «Сон Богородицы».

Там есть даже своя космогония. Всё начинается с того, что Бог и Сатана в облике двух уток плавают по волнам предвечного океана, и Бог посылает Сатану достать землю со дна, чтобы сделать сушу. А ведь «сказание о ныряльщике» – на минуточку, вообще древнейший сюжет, дошедший до нас. Ему тысячи лет, он старше стен Урука и Лагаша, старше первых людей, поселившихся в Америке.

Так вот, легенда о потомках Атея, кто бы ни был на самом деле её автором – превосходный, прямо-таки эталонный образец народного православного сказания.

Тут и типичный для этой традиции подход – выводить незнакомое слово от имени легендарного древнего персонажа. Толстой в своё время записал легенду, что на месте Москвы жило когда-то племя, которым правили князь Мосоха и его жена Ква. От них и пошло название.

Тут и стремление вписать новое явление в прежнюю концепцию священной истории. Точно так же негров когда-то объявили потомками Хама, почерневшего в наказание за свой грех.

Тут и характерное для народа незнание библейских текстов – Сиф, третий сын Адама и Евы, обычно из сказаний куда-то пропадает. Остаются только Каин и Авель – прародители грешников и праведников соответственно.

Даже представление об атеизме в этой истории ровно такое, какого логично ожидать от не слишком начитанного, но очень православного провинциала.

Если автор стремился к этому сознательно – его можно поздравить. Если нет – что ж, это лишняя иллюстрация, что традиции основаны на глубинной структуре нашего мышления и восприятия.


Кстати, настоящий Атей (Atheas) был скифским царём и погиб в четвёртом веке до нашей эры, сражаясь с войсками Филиппа Македонского.

Тоже, если подумать, примечательная личность.