January 11th, 2021

чайка

Улыбка зверя

– Ты ранен, дружище? – выдавил Таурус, ошеломлённый захватывающей дух сменой событий.
– Нет, клянусь Кромом, нет, – ответил варвар. – Но смерть была рядом. Странно, что эта проклятая бестия не издала ни звука.
– В этом саду хватает странностей, – сказал Таурус. – Львы нападают молча – и не только львы.
Роберт Говард, «Башня слона»

Удивительно, насколько прижился в кино и литературе этот образ – могучий зверь, перед тем как напасть на персонажей, непременно должен испустить оглушительный рык или рёв, чтобы они заметили его и прониклись грозящей им опасностью.

Рассказ «Башня слона» написан в первой половине двадцатого века, ещё до наступления эры блокбастеров. И уже тогда штамп «зарычать перед нападением» был настолько общеизвестным и общепринятым, что персонажи Говарда удивляются – почему лев так не сделал. Наверное, колдун, которому принадлежит башня, как-то заколдовал и зверей, и людей, её охраняющих.

Между тем в реальной жизни хищники не делают так никогда. Зачем охотнику предупреждать добычу о нападении? Чтобы она вовремя увидела его и имела шанс убежать? Они нападают молча и внезапно – именно чтобы никаких шансов потенциальному обеду не оставить.

Почему этот троп любят авторы и режиссёры, в общем, понятно. Это закон зрелищности. По той же причине чудовище, схватившее героя, всегда отшвыривает его в стену вместо того, чтобы сразу убить.

Но у этого конкретного зрелищного образа есть неприятный побочный эффект в реальности.
Collapse )