Иногда практикующий теоретик (anairos) wrote,
Иногда практикующий теоретик
anairos

Categories:

Как видеть правду статистики

Я не буду повторять уже навязшую в зубах пословицу о статистике. Ее все слышали уже раз сто. И она, разумеется, неверна.

Статистика действительно способна показать, как обстоят дела. Собственно, во многих областях только она и способна это показать. Личные впечатления, слухи и сплетни, мнения экспертов — все это чаще всего ошибочно. А вот собранные беспристрастные цифры показывают все как есть.

Но при одном важном условии, которое очень часто упускают из виду. Статистика показывает правду, только если она полная. Выдернув из отчета конкретное число и продемонстрировав его публике, очень легко создать у нее любое нужное впечатление.

Как простейший пример — статистика разводов. По их количеству Россия чуть ли не на первом месте среди развитых государств. Пора бить тревогу? Ан нет. Достаточно взглянуть на другую часть той же подборки — количество взрослых людей, живущих в одиночестве. И тут Россия внезапно оказывается на последнем месте среди тех же государств.

И тут же все понятно. Русские намного чаще разводятся, потому что намного чаще женятся, в то время как европейцы и американцы предпочитают просто встречаться или жить вместе, никак не оформляя свои отношения, а в брак вступать в лучшем случае через несколько лет — если отношения протянули столько. Собрать же данные по количеству «гражданских браков», не выдержавших проверку временем, намного сложнее.


Другой вопрос, о котором много спорят — огнестрельное оружие. Сторонники его повсеместной легализации оперируют несомненным фактом: чем свободнее в стране оружейные законы, тем меньше в этой стране убийств, изнасилований и вооруженных грабежей. Связь установлена, и это именно причинно-следственная связь. Как только законы ужесточают, преступлений становится больше. Как только ослабляют — их становится меньше.

Но это, собственно, одно число даже не из двух, а из целого набора, и полную картину не поймешь, пока не посмотришь всю подборку целиком.

Итак, первое. Оружейные законы в стране должны быть, и государство должно очень строго следить, чтобы их никто не нарушал. В таких странах, как Сомали или Ирак, где оружейных законов нет вовсе, дела обстоят очень печально и с насилием тоже.

Второе. Есть такой штат Аризона. Его законы разрешают любому легально купить ствол. При этом, естественно, необходимо пройти элементарную проверку в полиции, у психиатра и, наверное, у нарколога. Но вот нюанс: купив оружие, ты можешь совершенно легально перепродать его кому угодно, и без всякой проверки. Да и магазины не всегда утруждают себя ею.

Почему же тогда Аризона еще не превратилась в криминальное государство, управляемое бандами? Потому что она находится рядом с Мексикой, и все эти стволы и патроны уходят именно туда. А Мексика, если помните — это как раз криминальное государство, управляемое бандами, причем собственный оружейный магазин там ровно один. На всю страну. Остальное оружие приходит из США, где вдоль границы расположено больше 6000 магазинов, работающих фактически на мексиканские картели.

Третье. Мы видели статистику убийств. Отлично. Но что если посмотреть не на то, что квалифицируется как убийство, а на любую насильственную смерть от огнестрела? Тут числа будут совершенно иными.

В государствах, где у каждого гражданина, законопослушного или не очень, может оказаться оружие, у полиции больше прав стрелять на поражение. И они этим правом охотно пользуются. Так, был год, когда полицейские штата Юта убили в этом штате больше людей, чем преступники. В статистику убийств эти люди, конечно же, не попали.

Право на вооруженную самооборону подразумевает, что ты сам определяешь, когда тебе угрожает опасность, и когда уже можно стрелять. Например, в Техасе официально разрешено убить того, кто покушается на твое имущество. Как определить, покушался ли на него убитый? С твоих слов, разумеется.

И вот тут начинается самое интересное. Вот что нам сообщает, к примеру, Лента.ру:

«Подавляющее большинство убитых — молодые афроамериканцы (15-29 лет), и с 1999 года эта статистика остается практически неизменной. Среди представителей других этнических групп (белые и испаноязычные американцы) основной причиной смерти являются непредумышленные телесные повреждения».

Итак, если респектабельный белый американец застрелил молодого негра из неблагополучного района (а молодые негры в Америке все из неблагополучных районов, в другие места их не пускают), это в большинстве случаев будет списано на самооборону и не попадет в статистику преступлений. Друг в друга белые стреляют намного реже — и чаще всего случайно.

Но есть и еще одна сторона статистики. Респектабельные белые американцы, оказывается, часто стреляют в себя. Легальное огнестрельное оружие — оружие самоубийц. Продолжаем цитировать ту же статью:

«Ученые обнаружили, что самоубийство является «болезнью белого человека»: в 2012 году этот способ окончить жизнь дал почти 50 процентов от всех смертей от огнестрельного оружия. Риск суицида у представителей этой группы растет на протяжении жизни и достигает пика у стариков 70-74 лет. У белых, достигших возраста 85 лет, количество самоубийств в 3,2 раза выше, чем у испаноязычных, и в пять раз выше, чем у афроамериканцев».

Итак, полная статистика рисует совершенно иную картину, чем та, на которой настаивают любители оружия. Оружие, ребята, убивает. Его для этого придумали. И если ему дать больше свободы, то и убивать оно начнет больше. А то, что лишь часть этих смертей будет названа преступлением — для убитых по-любому не легче.
Tags: простые истины, реплика в сторону
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments