Иногда практикующий теоретик (anairos) wrote,
Иногда практикующий теоретик
anairos

Category:

Почему я не феминист

Начну это выступление сразу с самого острого тезиса, который непременно вызовет у всех сторонников феминизма рефлекторное возмущение. Я считаю современный феминизм мерзостью, паразитирующей на прекрасной идее, как режим Пол Пота в Камбодже паразитировал на идеях и риторике коммунизма.

С идеей не будет спорить ни один вменяемый человек. У мужчины и женщины есть объективные различия, обусловленные физиологией. Но там, где эти различия нет необходимости учитывать, они во всем равны друг другу.

Что допустимо для мужчины, допустимо и для женщины — и наоборот. Что недопустимо по отношению к мужчине, недопустимо и по отношению к женщине — и наоборот. Любая дискриминация должна происходить только по признакам, которые действительно имеют значение.

Эту идею равноправия я поддерживаю всем сердцем — и я благодарен феминизму за то, что он сделал для ее распространения. Но, собственно, на этом все мое сочувствие ему и заканчивается.


Начнем с того, что феминистки в принципе концентрируются только на том, как современное положение ущемляет женщин, в то время как от него страдают и мужчины тоже. Причем из-за того, что проповеди феминизма не уравновешиваются проповедями в защиту мужских прав, дисбаланс становится только больше.

Например, феминистки охотно поддерживают идею, что мужчина по определению агрессор. В результате, если мужчина был избит женщиной, ему не только не будут сочувствовать — его сочтут виновным. Мол, сам нарвался. А уж идея, что женщина может изнасиловать мужчину, до недавнего времени не вписывалась даже в уголовный кодекс США: там было четко прописано, что изнасилование — это что-то такое, что мужчина делает с женщиной.

А между тем, хотя мужчины действительно несколько реже становятся жертвами домашнего насилия, они намного чаще получают при этом серьезные травмы и гибнут. Причина очевидна: мужчина ударит женщину кулаком или ладонью, а женщина предпочтет сразу взяться за сковородку, скалку или даже нож. Суд может ее и не оправдать, но вот общественное мнение очень часто будет на ее стороне.

Массовая культура, которая, как мы помним, отражает все подсознательные убеждения публики, считает, что, если мужчина бьет женщину — это печально, а если женщина бьет мужчину — это смешно и забавно. Даже в патриархальной, казалось бы, Японии уже давно есть термин «цундере». Обозначает он истеричку с непредсказуемыми перепадами настроения и склонностью к физическому насилию. Мужчина, веди он себя подобным образом, однозначно считался бы негодяем и психопатом, а цундере — всегда персонаж если не положительный, то, по крайней мере, комический, и не вызывает никакого негодования.

Я не помню, чтобы феминистки особенно протестовали против именно этой конкретной разновидности неравенства. Ситуация, когда женщина физически неприкосновенна, а мужчина нет, их вполне устраивает.

И это не случайно. В современном феминизме наиболее заметны и активны не умные, спокойные, здравомыслящие люди, а закомплексованные мужененавистницы, которые открыто говорят, что их цели не имеют с равенством прав и возможностей ничего общего. Они стремятся создать общество, в котором мужчина будет максимально унижен и лишен всяческих прав — своего рода карикатурный патриархат наоборот.


Феминизм вообще очень быстро превращает своих последователей в фанатиков, мыслящих исключительно категориями женского угнетения. Есть простой вопрос, позволяющий четко отличить феминиста от нормального человека, всерьез озабоченного равноправием женщин.

Представьте небольшую фирмочку. Восемь сотрудников, все мужчины, причем так уж подобралось, что все они патриархальных взглядов и уверены, что место женщины — на кухне. Начальник желает расширить штат и взять девятого работника. На собеседование приходит женщина, у которой есть все необходимые навыки и опыт, но в приеме ей отказывают. Правильно поступил этот начальник или нет?

Феминист любого пола, не задумываясь, ответит — нет! Это именно та несправедливая дискриминация, против которой мы и боремся! Начальника следует строго осудить.

Нормальный человек задумается и скажет, что начальник совершенно прав. Его не волнуют идеи — его волнует выживание и работоспособность коллектива. А женщина, оказавшись среди тех, кто по определению будет относиться к ней свысока, первые несколько месяцев неизбежно будет тратить время и силы не на работу, а на то, чтобы зарекомендовать себя, переломить несправедливое отношение. Без этого она вообще не сможет нормально трудиться.

С другой стороны, и ее новые коллеги в это время будут вместо работы возмущаться, почему к ним взяли бабу, и изо всех сил пытаться выпендриться, покуражиться и «показать себя», демонстрируя ей свое превосходство и альфа-самцовость. Итог: дела довольно долго будут обстоять хуже, чем если бы вместо женщины не взяли вообще никого. Поэтому поступок начальника продиктован не предубеждениями, а суровой целесообразностью. Идеи должны служить улучшению действительности, а не действительность должна служить полигоном для идей.


Еще одно абсурдное достижение феминизма — квоты для меньшинств. Руководителей законом обязывают принимать на работу не меньше определенного процента женщин, геев, чернокожих и т.д., чтобы коллектив представлял собой своего рода социум в миниатюре. Мол, если у вида Хомо сапиенс женщин и мужчин примерно поровну, то и в любом коллективе их тоже должно быть поровну.

Это явление умудрились высмеять в СССР еще до того, как оно появилось на Западе. Помните анекдот про консерваторию?

Новый руководитель консерватории собирает подчиненных и спрашивает:
— Вводная такова. У нас есть десять мест по классу скрипки. На них есть двадцать желающих: десять русских и десять евреев. Кого брать будем?
— Русских и евреев поровну, по пять, — говорит один.
— Девять русских и одного еврея, чтобы евреям обидно не было, — предлагает второй.
— Наоборот, восемь евреев и двоих русских, — настаивает третий.
— Так вот, — итожит начальник, — вы все тут расисты. А брать нужно тех, кто на скрипке лучше играет.


И последнее. Феминизм не просто настаивает на равенстве прав мужчин и женщин — он настаивает, и очень резко, на строго определенном варианте этих прав. Феминизм требует, чтобы всем было силой навязано предельно либеральное мировоззрение.

Я, например, не понимаю, какое отношение к равноправию женщин имеет легализация однополых союзов. Я уже писал, что думаю на эту тему, и почему считаю эту легализацию недопустимой.

Я не считаю правильным, что к мужчине, у которого было много женщин, общество относится с уважением, а женщину, у которой было много мужчин, осуждают — но не понимаю, почему промискуитет должен быть нормой.

И уж совершенно невозможно понять, почему феминистки требуют, чтобы пол человека определялся его собственным внутренним ощущением. Так они ратуют за права транссексуалов, трансвеститов и трансгендеров.

Это последнее вообще не вписывается ни в какую логику и здравый смысл. Пол — одно из состояний, которые не могут быть результатом личного выбора или ощущения. Так же как и социальное положение, например.

Я могу объявить себя президентом, и все сочтут, что я либо лжец, либо сумасшедший, либо актер и играю роль. Этими тремя вариантами, в общем, и исчерпываются все случаи, когда человек может называть себя кем-то, кем в действительности не является. Лжецов нужно наказывать и перевоспитывать, сумасшедших лечить, актерство же уместно только на сцене или на экране.

Именно поэтому, кстати, в России любят «новых русских бабок» и Верку Сердючку, но плюются на Кончиту Вурст. Мужчина, ряженый в бабу ради шоу, забавен, но мужчина, добровольно и на полном серьезе превратившийся в двуполое нечто, отвратителен.

В результате получается, что, стоит кому-то объявить себя феминистом, как он тут же автоматически подписывается не только за идею равноправия мужчин и женщин, но и за множество других идей, порой откровенно неразумных или тоталитарных, с которыми он, как здравомыслящий человек, согласиться не может.
Tags: злые песни, реплика в сторону
Subscribe

  • Неизбежное зло

    У христианских апологетов 19-20 веков была одна любимая тема, которую они часто упоминали. Человек, избавившись от идеи Бога, непременно приходит к…

  • Милостивые и милосердные

    Мысли приходят внезапно и из неожиданных источников. Кто бы мог подумать, что просмотр двух коротких отрывков из аниме – популярных, но не…

  • Поговорим о странностях любви

    Мне в очередной раз встретился на просторах интернета крик души: «Ну почему, люди, вы хотите одно, а выбираете другое?». И дальше…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments

  • Неизбежное зло

    У христианских апологетов 19-20 веков была одна любимая тема, которую они часто упоминали. Человек, избавившись от идеи Бога, непременно приходит к…

  • Милостивые и милосердные

    Мысли приходят внезапно и из неожиданных источников. Кто бы мог подумать, что просмотр двух коротких отрывков из аниме – популярных, но не…

  • Поговорим о странностях любви

    Мне в очередной раз встретился на просторах интернета крик души: «Ну почему, люди, вы хотите одно, а выбираете другое?». И дальше…