Иногда практикующий теоретик (anairos) wrote,
Иногда практикующий теоретик
anairos

Categories:

В поисках нематериального

Скептики любят говорить, что существование Бога, богов, духов и вообще нематериального мира недоказуемо и неопровержимо, а потому может служить только предметом веры.

Отчасти это так и есть. Но иногда нужно вначале принять идею, и только тогда найдутся доказательства и подтверждения в ее пользу.

Так было — напомню в очередной раз — с Галилеем. В его время все факты свидетельствовали, что Земля покоится, а планеты и небесный свод вращаются. Но он сумел показать, что если мы примем вращение Земли за аксиому и добавим к этому еще пару предположений, то все будет выглядеть точно так же, как оно выглядит на самом деле.

Например, камень падает с вершины башни к ее подножию. Если бы Земля двигалась, камень упал бы в другом месте, потому что, пока он летел, планета ускользнула из-под него.

Галилей на это ответил, что, когда корабль движется, камень, брошенный с вершины мачты, тоже упадет к ее подножию, потому что даже в полете продолжает двигаться вместе с кораблем. А значит, если предположить, что круговое движение Земли имеет свою круговую инерцию, то и с башней будет точно так же.

Научное сообщество приняло идеи Галилея на веру, потому что они были красивы и удобны. И только сто с лишним лет спустя, в 19 веке, маятник Фуко показал, что Земля в самом деле вращается. Астрономы измерили звездный параллакс, показав, что Земля движется вокруг Солнца. Теория Галилея была подтверждена — наконец-то.

И точно так же, стоит принять, что нечто нематериальное действительно существует, как мы начнем замечать факты, свидетельствующие об этом.


Начнем с некоторых уточнений.Мы предполагаем, что действительно есть что-то нематериальное, которое может взаимодействовать с материальным. Иначе было бы неинтересно. Числа нематериальны, но они «существуют» в совершенно другом смысле, чем дома или собаки. Ими можно описать многое в мире, но они ни на что не влияют сами по себе.

Если у события есть нематериальная причина, то для наблюдателя оно должно выглядеть так, как если бы у него просто не было причины. То есть оно должно казаться случайностью.

И вот вопрос. Как отличить «просто» случайности от «как бы» случайностей?

Я думаю, что так же, как ученые в принципе отличают случайное от закономерного. По повторениям и регулярностям.


В начале двадцатого века в городе Рослин, штат Вашингтон, жило семейство Ламсденов. Один из Ламсденов потерял левую руку из-за несчастного случая. Много лет спустя с его сыном произошел совершенно другой несчастный случай, и он тоже лишился левой руки. Наконец, в 1930 году Уильям Ламсден попал под трактор, и его левая рука оказалась раздавлена.

В 1974 году на Бермудах 17-летний Невилл Эббин, ехавший куда-то на мопеде, столкнулся с такси, которое везло пассажира. Юноша погиб. Год спустя, на том же самом месте, его брат, 17-летний Эрскин Лоуренс Эббин, ехавший куда-то на том же самом мопеде, погиб, столкнувшись с тем же самым такси, которое везло того же самого пассажира.

6 марта 2002 года семидесятилетний мужчина в Раахе, Финляндия, был сбит грузовиком, когда пересекал дорогу на велосипеде. Через два часа, в полутора километрах от этого места, другой семидесятилетний мужчина был сбит грузовиком, когда пересекал дорогу на велосипеде. Они были близнецами, но жили в разных городах. Весьма вероятно, что второй брат к моменту собственной смерти еще не знал о гибели родственника.

Таких «родовых проклятий», когда члены одной семьи страдали или погибали от схожих несчастий, настолько много, что сам термин уже давно у всех на слуху.


Еще пример направления, на котором стоит искать — успешные предсказания.

Известно, что ученые и писатели-футурологи редко могут предсказать тенденции будущего сколько-нибудь точно. Например, почти никто не смог предвидеть появления сотовых телефонов — всеобщей сети мобильной голосовой и текстовой связи. Даже самые смелые фантасты предполагали, что будущее за стационарной видеосвязью, которую затем заменят голограммы с полным эффектом присутствия.

Зато писатели, вовсе не стремившиеся что-либо предсказывать, порой описывали грядущие события с поразительной точностью.

Джонатан Свифт в «Приключениях Гулливера» отправил своего героя на летающий остров Лапута, населенный высокоучеными умниками. Вся эта часть книги — едкая пародия на европейскую ученость того времени, но, помимо всего прочего, умники Лапуты открыли два спутника, обращающихся вокруг Марса. Эти спутники, названные Фобосом и Деймосом, настоящие ученые смогли обнаружить лишь намного позже. Их не разглядеть не только простым глазом, но даже и в телескоп времен Свифта.

Эдгар Алан По в своем единственном романе «Повесть Артура Гордона Пима», якобы основанном на реальных событиях, говорит о том, как после нападения кита на китобойное судно в живых осталось всего четверо. Страдая от голода, они бросили жребий, и того, на кого он выпал — стюарда Ричарда Паркера — убили и съели.

Сорок шесть лет спустя, корабль «Миньонетт» потерпел крушение. Выжившие, страдая от голода в открытом море, бросили жребий, и того, на кого он выпал — стюарда Ричарда Паркера — убили и съели. Роман По все же был основан на реальных событиях, вот только они еще не произошли, когда он был написан.

Однако «Артур Гордон Пим» не идет ни в какое сравнение с «Гибелью «Титана»» — повестью, которая в мельчайших деталях описала знаменитое крушение «Титаника», хотя вышла за 14 лет до катастрофы.

Лайнер «Титан», 800-футовый корабль, считавшийся надежным и непотопляемым, отправился в свой первый рейс через Атлантику, и апрельской ночью, около полуночи, в 400 милях от Ньюфаундленда, идя со скоростью 25 узлов, столкнулся с айсбергом. Непотопляемость оказалась мифом, а на борту было слишком мало спасательных шлюпок. Впрочем, они и не пригодились: корабль затонул слишком быстро.

Так произошло в книге Моргана Робертсона, изданной в 1898 году.

А так было в действительности:

Лайнер «Титаник», 800-футовый корабль, считавшийся надежным и непотопляемым, отправился в свой первый рейс через Атлантику, и апрельской ночью, около полуночи, в 400 милях от Ньюфаундленда, идя со скоростью 22,5 узлов, столкнулся с айсбергом. Непотопляемость оказалась мифом, а на борту было слишком мало спасательных шлюпок, что и привело к большому числу жертв.

Поневоле задаешься вопросом: зачем Робертсону вообще понадобилось упоминать слишком малое число шлюпок, если в его сюжете это совершенно не играет роли? Как будто он принимал диктовку из будущего, но что-то недослышал.

В наше время пресса много говорила о предсказаниях 11 сентября. За недели и месяцы до знаменитого теракта, когда угнанные самолеты врезались в башни-близнецы Всемирного торгового центра, десятки авторов так или иначе касались этой темы.

Кто-то выпустил музыкальный альбом, на обложке которого башни были объяты пламенем. Кто-то написал книгу, в которой в стране эльфов происходит переворот, и драконы главного заговорщика сносят с лица земли башни главного административного здания. Дизайнеры игры Deus Ex попросту забыли добавить Всемирный торговый центр на карту Нью-Йорка. Когда ошибка выяснилась, небоскребы были уже не актуальны.


Еще одно направление — повторяемость идей. Говорят, что хорошая идея в одну голову не приходит, а залетает сразу в несколько.

Ньютон и Лейбниц независимо друг от друга создали дифференциальное исчисление. Дарвин и Уоллес независимо сформулировали основы теории эволюции. Гаусс и Лобачевский независимо создали неевклидову гиперболическую геометрию. Гейзенберг и Шредингер независимо разработали математический аппарат квантовой механики (строго говоря, это были два разных аппарата, их эквивалентность доказали уже позже).

По мелочи бывало и так: два художника — английский и американский — пришли к идее комикса про хулиганистого мальчишку. Оба назвали главного героя Dennis the Menace. Комиксы вышли по обе стороны Атлантики практически одновременно. Правда, надо сказать, кроме имени героя, у них нет больше ничего общего ни по сюжетам, ни по рисовке.


И, наконец, последнее — некоторые специфические необъяснимые явления.

Например, давно известно, что очень часто в центре полтергейста оказывается «агент» — человек, вокруг которого все и происходит. Полтергейст, как правило, привязан к дому, и в этом случае, когда «агент» покидает дом, стуки и движение предметов прекращаются или сильно ослабевают.

«Агент» — как правило, ребенок или подросток. Очень часто он находится в чужой и не слишком дружелюбной обстановке — полно упоминаний о служанках, приемных детях и так далее.

Скептики обычно говорят, что тут нечего и думать — «агент» и дурачит всех, имитируя полтергейст. Однако это мнение не выдерживает элементарной проверки.

Первое. «Агент» не обязателен, часто полтергейст происходит без видимого источника.
Второе. Полтергейст всегда продолжает действовать, даже когда агент находится под наблюдением или вообще связан. Собственно, в такие моменты он обычно даже усиливается.
Третье. Было несколько случаев, когда ребенок, ставший агентом полтергейста, тяжело заболевал или даже умирал от нервного истощения, вызванного стрессом. Это никак не похоже на розыгрыши и шалости.
Четвертое. В статистике есть и множество случаев, когда, наоборот, агентом становился уже тяжело больной, умирающий человек. В этом случае феномены сопровождали его до самой смерти, и с этого момента прекращались.

Отдельная тема — явления, которые американский исследователь назвал неуклюжим словечком «симульпатия». Это значит, что человек испытывает чувства другого человека, находящегося в это время далеко. Женщина ощущает боль там, где ее муж только что порезался. В момент смерти деда его внук, живущий в другом городе, видит его призрак. Таких случаев настолько много, что наука ими даже не занимается.


Подобные исследования не похожи на то, к чему привыкли физики и химики. Тут нет ни точной повторяемости, ни периодичности, ни количественных характеристик. Однако нельзя сказать, что такие исследования не научны.

Они просто больше похожи на то, чем занимаются биологи. Биологам не важна повторяемость. Одного-единственного скелета неизвестного существа может быть достаточно, чтобы однозначно сказать — это существо жило на земле и было представителем целого вида таких же существ. Привычки животных одного вида — даже одной стаи — похожи, но не идентичны, да и с периодичностью у них тоже не все в порядке. Ну а количественно измерить в биологии и подавно можно далеко не все.

И как палеонтолог по отпечаткам и окаменелостям восстанавливает невидимый и недосягаемый для него мир прошлого, точно так же серьезный исследователь паранормального может по проявлениям невидимого мира нарисовать картину его законов и привычек.
Tags: метафизика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 35 comments