Иногда практикующий теоретик (anairos) wrote,
Иногда практикующий теоретик
anairos

Categories:

Бритва Оккама и как ею правильно бриться

От скептиков, как настоящих, так и фанатиков-материалистов, часто приходится слышать довод: «Нужно вначале убедиться, что у события не может быть естественной причины, прежде чем предполагать сверхъестественную».

На первый взгляд звучит логично, до такой степени, что и парапсихологи с этим соглашаются. В конце концов, только дурак будет на каждый шорох кричать «Привидение!», не проверив сперва, не мыши ли это.

Я, однако, не люблю слова «сверхъестественный». Оно имеет право на существование только там, где оно появилось на свет — в католическом богословии. Католики делят все чудеса на сверхъестественные (вроде воскрешения мертвых), противоестественные (вроде исцеления от неизлечимой болезни) и согласно-естественные. Это те, которые выглядят счастливыми совпадениями, маловероятными случайностями и т.д.

В просторечии же люди обычно называют сверхъестественным то, что не вписывается в их представления о мире и не может произойти по тем законам природы, в которых они убеждены. Иными словами, сверхъестественное — синоним невозможного, просто это такое невозможное, которое все же произошло.

Именно поэтому, как ни странно на первый взгляд, это слово, вместе с его синонимами («необъяснимое», «паранормальное» и т.д.) так любят скептики. В нем заключено противоречие — ведь то, что произошло, уже по определению не может быть невозможным. Это позволяет скептикам выставлять оппонентов дураками, которые приписывают реальным событиям нереальные причины.

Так что в сухом остатке получается простое правило: выбирай для любого события наиболее простое и логичное объяснение.


Проблема в том, что любой принцип, каким бы разумным и логичным он ни выглядел, требует ясной головы и чистого сердца. А в руках фанатика, чья картина мира строится на слепой бездумной вере, каждый принцип превращается в оружие против всего что несовместимо с его верой.

В частности, этот конкретный принцип превращается примерно в такой: нельзя принимать «невозможное» объяснение до тех пор, пока существует хоть какое-то «возможное».

Теоретически, даже самый упорный фанатик, если его бомбардировать свидетельствами «невозможных» событий, не может вечно отрицать их. Рано или поздно он должен будет признать, что в его картине мира что-то не так. Но на практике в его распоряжении есть три универсальных отрицания. «Этого не было, потому что на самом деле было...».

Первое — случайность. То, что так произошло — обычное стечение обстоятельств, и оно ни о чем не свидетельствует. Бывают и более удивительные совпадения. Понятно, что этот вид отрицания лучше всего подходит к чудесам, которые католики относят к «согласно-естественным».

Второй вариант — заблуждение, иллюзия, галлюцинации. Тебе (или даже мне) просто показалось, что это произошло, а на самом деле мы были введены в заблуждение обманом чувств и игрой воображения. Память — штука гибкая, и те люди, с которыми действительно случилось что-то «невозможное», зачастую чуть позже уже вспоминают приглаженную, допустимую версию событий.

Это касается в равной степени конформистов и «альтернативщиков». Те, кто утверждает, будто их, к примеру, похищали пришельцы, тоже со временем начинают вспоминать события, все лучше и лучше вписывающиеся в их веру.

Наконец, третий, самый беспроигрышный вариант — сознательное жульничество, обман или розыгрыш. Кто-то злонамеренный специально подстроил все так, будто случилось то, чего не должно быть, или не случилось то, что по моей вере должно было. Так он старается заставить меня поверить в его картину мира — конечно, в своих низменных целях.

Удобнее всего в этом смысле устроились фундаментальные христиане. У них есть Универсальный Обманщик. Все, чего по вере фундаменталистов быть не должно — результат дьявольских козней, совершенных им либо лично, либо через смертных служителей. Да и Бог в их понимании вполне может что-то подстроить, дабы испытать веру своих рабов.

Конспирологи всех мастей заменили дьявола абстрактными «спецслужбами» и «правительствами», которые, как известно, скрывают. Некоторые верят и в заговор ученых. Почти все верят в заговор крупных корпораций, особенно медицинских (скрывающих панацею) и энергетических (скрывающих вечный двигатель).

Скептикам-материалистам чуть сложнее. Дьявола у них нет, Бога тоже, а спецслужбы и государства ни в чем обвинить нельзя, потому что все профессиональные скептики стоят на страже статус-кво и официальных версий. Обвинять в мошенничестве приходится конкретных людей. Проблема в том, что такое обвинение, по-хорошему, нужно доказать.

К счастью для скептиков, их религия сейчас господствует в мире, и они сами устанавливают правила. Поэтому все, что противоречит вере, по умолчанию считается чем-то из трех универсальных отрицаний — случайностью, заблуждением или обманом. При этом само желание доказать свою невиновность считается признаком вины: только дурак или лжец будет пытаться доказать заведомую ложь.


На всякий случай я должен внести ясность. Я считаю, что слепое принятия и слепое отрицание в равной степени вредны и опасны для поиска истины. Я действительно не вижу разницы между теми, кто фанатично, вопреки всему, держится за «официальную» или «неофициальную» версию событий.

Естественно, что и случайные совпадения, и иллюзии и ошибки восприятия, и злонамеренная фальсификация существуют на самом деле, и им в разной степени, но подвержены и «официальные», и «неофициальные» учения и школы. И, конечно, если есть серьезные основания подозревать что-то из трех, это уменьшает убедительность любого предположения.

Но фанатики используют правила только в одну сторону. Они никогда не критикуют собственную веру, собственную картину мира — наоборот, они защищают ее любой ценой. Им не нужны основания, чтобы обвинять оппонентов, и никакие основания не дают права обвинять их авторитетов.

И потому фанатик рано или поздно приходит к теории заговора. Тут уже нет разницы между младоземельным креационистом и скептиком-разоблачителем, между конспирологом-«лунатиком» и хроноложцем-фоменковцем.

Всем им кажется, что мир поделен на два лагеря. Есть Мы. Мы знаем истину и видим мир таким, какой он есть. Есть Они. Они тоже знают истину, но ради собственной выгоды делают все, что в их силах, чтобы скрыть ее, подменив злонамеренной выдумкой. Все прочее человечество — бездумное стадо, которое не способно своими силами познать истину, и потому внимает учителям. Ради блага этого стада оно должно внимать Нам, а не Им, потому что те, кто внимает Им, находятся в заблуждении и живут в плену иллюзий.

На самом же деле, конечно, все такие носители Истины запираются в собственном виртуальном мире, способном существовать только за счет отрицания всего, чего в нем быть не должно.
Tags: научные парадоксы, простые истины, психология
Subscribe

  • Теория заговора. Русского народного

    В наше время фольклористы продолжают странствовать по русским деревням, собирая остатки народных традиций. В том числе, разумеется, магических. Сами…

  • Мой дорогой невидимый друг

    Недавно, разбирая исследования позднеантичной гоэтии, я наткнулся там на термин, который здорово помог мне упорядочить свои представления об этой…

  • Говори и пиши правильно

    Меня в последнее время стали раздражать выражения, в которых содержится скрытая теория. Например, когда говорят, что телепатия – это чтение…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments

  • Теория заговора. Русского народного

    В наше время фольклористы продолжают странствовать по русским деревням, собирая остатки народных традиций. В том числе, разумеется, магических. Сами…

  • Мой дорогой невидимый друг

    Недавно, разбирая исследования позднеантичной гоэтии, я наткнулся там на термин, который здорово помог мне упорядочить свои представления об этой…

  • Говори и пиши правильно

    Меня в последнее время стали раздражать выражения, в которых содержится скрытая теория. Например, когда говорят, что телепатия – это чтение…