Иногда практикующий теоретик (anairos) wrote,
Иногда практикующий теоретик
anairos

Category:

Осуждать грех, а не грешника

Некоторое время назад я публиковал здесь вольный перевод статьи о том, как люди попадают в секты, радикальные партии и тому подобные дурные компании.

В той статье мне встретилась фраза, которая произвела на меня очень сильное впечатление, заставила задуматься, и над которой я раздумываю до сих пор. «Люди настраивают свой моральный компас так, чтобы с наименьшими усилиями оставаться на правильной стороне».

Фактически, это значит, что каждый судит других по себе – но такая формулировка не отражает всей глубины последствий.

Человек считает страшнейшими пороками те, которые максимально чужды ему самому, а достойнейшими добродетелями – те, которым он сам, не задумываясь, следует просто в силу воспитания. Поэтому, посмотрев на то, как ваш ближний выстраивает иерархию добра и зла, можно с большой уверенностью предположить, чего ожидать от него самого.

Вы не обращали внимания, что, хотя понятие смертных грехов существует и в восточной, и в западной церкви, сами списки этих грехов у них различаются? И это различие в высшей степени показательно.

Как выглядит перечень смертных грехов у православных? Гордыня, Тщеславие, Сребролюбие, Чревоугодие, Блуд, Уныние, Лень.

А как он выглядит у католиков? Гордыня, Зависть, Алчность, Обжорство, Похоть, Гнев, Лень.

Православные осуждают уныние – состояние, когда ты, столкнувшись с препятствием, опускаешь руки и падаешь духом. Католики – гнев: состояние, когда ты, столкнувшись с препятствием, обрушиваешься на всех и вся, что стоит между тобой и целью. И то, и другое равно неконструктивно, но в то же время противоположно друг другу.

Другая пара противоположностей – тщеславие и зависть. Первое – ты обладаешь чем-то, чего нет у других, и презираешь их за это. Второе – ты НЕ обладаешь чем-то, что есть у другого, и ненавидишь его за это.

А теперь посмотрим, каким был в течение столетий портрет даже не идеального, а скорее стереотипного православного и человека Запада.

Первый – коллективист, встроенный в социум, считающий все выгоды и тяготы своего положения следствием непреложного порядка вещей, способный не сдаваться в самых нечеловеческих условиях. Естественно, что уныние и тщеславие ему не очень-то свойственны. Зато зависть и гнев – близки и понятны: как еще можно реагировать, когда кто-то не собственными достоинствами, а исключительно волей судеб поднялся туда, куда ты и взглянуть-то не можешь?

Второй – индивидуалист, всегда стремящийся к большему и считающий свое положение плодом только собственных усилий и ошибок. Зависть и гнев – вечные спутники того, кто перекладывает ответственность на других. Они плохо вписываются в этот образ. Зато тщеславие – его естественное свойство: если ты поднялся выше других, значит, ты лучше других. Что же до уныния, то пессимистический взгляд на мир вообще и историю человечества в частности достиг совершенства именно у западных философов вроде Шпенглера, Шопенгауэра и Ницше.


А в заголовок статьи я вынес один из принципов христианской аскетики. Осуждать грех, но не грешника.
Не все понимают, как это можно сделать, но главным образом потому, что мысленно примеряют этот принцип к тем порокам, которые сами считают смертными, тягчайшими – то есть наименее себе свойственными. Ну как нормальный человек может, к примеру, осознанно разорить, обрекая на нищету и голодную смерть, тысячи бедняков? Так поступит только отъявленный злодей, заслуживающий самого сурового осуждения.

А вот к порокам и делам, к которым человек имеет тягу и знает это, он и относиться будет по-другому. «Ну да, это, конечно, нехорошо так делать... Но все мы люди, все человеки. Как говорят, не зарекайся».

Вот это вот «не зарекайся» – и есть ключ к разгадке. Если ты знаешь, что сам на месте этого человека мог бы поступить так же, то, даже понимая, что поступок его плох, эгоистичен, отвратителен – ты будешь осуждать поступок, а не человека, который его совершил. Именно потому, что легко можешь представить себя в той же ситуации, а ты ведь не злодей. Ты вполне нормальный, обычный человек, который все-таки может, поддавшись давлению обстоятельств или власти импульса, совершить нечто ужасное.

Судить таким образом – естественно. Это еще не добродетель. Добродетель – умение ставить себя на место ближнего, сопереживать ему, отождествлять себя с ним. Тот, кто умеет это делать, в любом грешнике будет видеть не злодея, а нормального человека, совершившего злодеяние. Даже если сам бы никогда так не поступил.


Вот на такие мысли может навести одна короткая фраза из статьи о сектах.
Tags: психология, религиозные штудии
Subscribe

  • Минутка воспоминаний: ошибка Таноса

    Этот пост был опубликован 3 года назад. Сейчас я сам назвал бы его несколько идеалистическим, так что не нужно мне на это указывать. Но основные…

  • Размышлизмы о свободе слова

    Русский язык удивителен в своих отрицаниях. У нас полно случаев, когда фраза и её отрицание обозначают одно и то же. «Девушка реально…

  • Минутка воспоминаний: от кого добра не жди

    Этот пост был опубликован 2 года назад. А ещё до того он был опубликован 5 лет назад. Мне кажется, интересно не только перечитать его сейчас, но и…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments

  • Минутка воспоминаний: ошибка Таноса

    Этот пост был опубликован 3 года назад. Сейчас я сам назвал бы его несколько идеалистическим, так что не нужно мне на это указывать. Но основные…

  • Размышлизмы о свободе слова

    Русский язык удивителен в своих отрицаниях. У нас полно случаев, когда фраза и её отрицание обозначают одно и то же. «Девушка реально…

  • Минутка воспоминаний: от кого добра не жди

    Этот пост был опубликован 2 года назад. А ещё до того он был опубликован 5 лет назад. Мне кажется, интересно не только перечитать его сейчас, но и…