Иногда практикующий теоретик (anairos) wrote,
Иногда практикующий теоретик
anairos

Categories:

Диалектика согласия

У меня сейчас период инвентаризации. Я перебираю записи за годы существования этого журнала, выписываю основные мысли, привожу в порядок все то, что успел за это время высказать. Разбираюсь, о чем сказано уже достаточно, о чем стоит напомнить еще раз, в каких направлениях вести исследования дальше.

А пока – немного мыслей о том, что и как иногда происходит с вопросами, связанными с сексом.


Я уже писал, что для западной цивилизации характерен страх перед сексом и отвращение к нему. Они сохранились даже сейчас, после всех сексуальных революций и прочих изменений в обществе.

Кстати, специально для любителей противопоставить светлое гуманистическое античное наследие замшелой христианской морали, напомню один факт.

Христианство пришло из Леванта, а там отношение к сексу всегда было весьма здравым и практичным – приятно, полезно, необходимо, но следует ограничивать и контролировать во избежание неприятностей. Так полагают и иудеи, и мусульмане, так же полагали и зороастрийцы. И так же верили ранние христиане, за что над ними громко смеялись античные мыслители.

Дуализм, презирающий материю вообще и женщину как ее предельное воплощение – плоть от плоти той самой светлой и гуманной античности. Гностики, сочетавшие самую изуверскую аскезу с извращенными оргиями – идейные наследники величайших умов Великой и Малой Греции.

Так вот, с этим отношением Запад благополучно дожил до двадцатого века, и тут началось брожение. Оказалось, что человек имеет право сам выбирать себе партнеров и заниматься сексом не только ради зачатия детей, но и просто ради удовольствия.

На небольшое время наступило опьянение от осознания свободы. В фильмах стало можно показывать обнаженную плоть – и в картины того времени вписывали откровенные сцены, даже если это было вообще никак не нужно по сюжету. Секс вне брака перестал считаться преступлением – и сейчас в Европе семья носит скорее характер юридической формальности, без которой многие предпочитают обходиться.

Но отношение никуда не делось, и потому после реформации наступила контрреформация. Причем вчерашние революционеры нисколько не отказались от прежних лозунгов и уверены, что продолжают следовать тем же курсом. Но ведет он отнюдь не к разгулу разврата и вседозволенности, как полагают консерваторы. Скорее его результатом будет что-то вроде новых Афин, когда полная свобода разнообразных извращений сочеталась с жесткими ограничениями нормального секса между мужчиной и женщиной.


Началось все с дела хорошего – с борьбы с изнасилованиями.

Борцы за права человека считают одним из величайших своих достижений понимание, что изнасилование возможно и в браке. Раньше такие дела даже отказывались открывать – считалось, что жена не имеет права отказывать мужу, а происходящее на семейном ложе не касается государства.

Теперь же закон признал, что преступлением является в принципе любой секс, происходящий без согласия одного из участников.

Пока все понятно и логично. Но вот дальше началось очень интересное движение. Как говорится, следите за руками.

Юноша и девушка после свидания идут домой к кому-то из них, смотрят романтическое кино, и парень начинает ненавязчиво приставать к своей подруге. Она не сопротивляется, он раздевает ее, и они занимаются сексом. После чего он с удивлением обнаруживает, что его обвиняют в сексуальном насилии.

Оказывается, чтобы секс не считался преступлением, мало, чтобы никто не выражал протеста и не сопротивлялся. Нужно еще, чтобы согласие было высказано вслух явным образом.

Случай, между прочим, вполне реальный. Он произошел в одном из американских кампусов. К счастью, «преступнику» удалось избежать уголовного преследования и огромного тюремного срока. Ему всего лишь пожизненно запретили находиться с «жертвой» в одном помещении и приближаться к ней ближе полусотни метров.

Надо сказать, когда я читал эту историю, меня поразило то, что и сам юноша был совершенно раздавлен тяжестью своего преступления и изо всех сил пытался искупить вину перед обществом. Такова сила идеологии. Говорят, что и во время сталинских процессов некоторые арестованные враги народа на суде каялись и сами требовали себе сурового приговора.


Необходимость устного согласия ставит немало проблем перед правосудием, ведь если кто-то утверждает, что оно было, или, наоборот, его не было, доказать это почти невозможно. Не все же проникаются таким деятельным раскаянием, как тот несчастный американский студент.

Остается только потребовать, чтобы согласие было высказано при свидетелях, и любой секс, случившийся без такого объявления, автоматически считать преступным. А тот, что произошел после согласия – чистым и безгрешным. Иначе кто-то из партнеров всегда может заявить, что высказал согласие, потом передумал, а другому партнеру не сказал – и потребует покарать преступника, виновного в домогательстве.

А ведь вроде бы уже был какой-то ритуал, в ходе которого мужчина и женщина заявляли, что желают быть вместе и делить постель. И те, кто занимался сексом без такого ритуала, считались не просто преступниками, а оскверненными грешниками. Только там было еще много лишнего, вроде обещания заботиться друг о друге. Не напомните, как он назывался? Да, точно – бракосочетание.

Обычно, правда, брак заключался на всю жизнь. Но хитрые арабы, чья вера запрещает и свободный секс, и проституцию, придумали однодневный брак, после которого женщина и ее клиент расстаются без обязательств. Он получает удовлетворение, она – традиционный выкуп за развод. Собственно, если пара просто желает провести ночь вместе, то можно обойтись и без денег. Главное – оформить свои отношения принятым в обществе образом.

Вот такая вот диалектика, когда противоположности – религиозный фундаментализм и либеральный гуманизм – сливаются до полной неразличимости.
Tags: мировой порядок, психология, реплика в сторону
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments