Иногда практикующий теоретик (anairos) wrote,
Иногда практикующий теоретик
anairos

Category:

Фатализм и волюнтаризм

Несмотря на страшные и непонятные слова, на самом деле все довольно просто. Фатализм – убежденность в том, что все предрешено, и своими силами человек ничего не может изменить в своей судьбе. Волюнтаризм – вера прямо противоположная: что все на свете происходит потому, что кто-то этого захотел, и кому-то это нужно.

Исторически фатализм был первым. Римский фатум, греческие мойры, скандинавские норны – все это судьба, непреклонная, раз и навсегда определенная, от которой не уйти даже богам, не говоря уж о смертных.

Фатализм, кстати, никак не равняется бездействию. Скорее наоборот, он побуждал древних людей бесстрашно идти вперед, не думая об опасности. Чему суждено быть, того не минуешь, сколько ни дергайся, а чему не суждено, то тебя обойдет стороной.

Любое неравенство между людьми фатализм объясняет легко и изящно: у них просто разные судьбы. Один родился царем, и он станет царем, даже если его родители конюхи. Второму уготована судьба слуги, и выше слуги он никогда не поднимется.

И, откровенно говоря, в пользу фатализма немало доводов из личного опыта.

Взять хоть такую важную вещь, как продолжительность жизни. Сколько великих умов раздумывало над тем, что должен сделать человек, какой образ жизни вести, чтобы расстаться с этим миром как можно позже! Сколько было версий ответа на этот вопрос!

А между тем подавляющее большинство долгожителей чихать хотели на все рекомендации. Кто-то из них вел простую жизнь крестьянина и до последнего работал в поле. Кто-то, наоборот, был рыцарем и до конца дней не вылезал из разгула. На могиле одного почтенного дворянина, умершего в возрасте ста с лишним лет, по его завещанию выбита эпитафия: «Он был всегда пьян и так при этом страшен, что сама смерть его боялась».

Одни питались только овощами и злаками, потому что не имели средств больше ни на что. Другие поглощали мясо и вино в количествах, какие только позволяло их состояние. Одни уповали на Бога, другие не верили ни в бога, ни в черта.

С другой стороны, сколько людей отказывало себе во всех жизненных радостях, избегали всего вредного и опасного, а умирали молодыми (или относительно молодыми) по самым разным причинам?

В общем, никакого секрета долгой жизни не получится извлечь из биографий известных долгожителей. Скорее уж история заставляет думать, что человеку и вправду отмерен при рождении определенный срок, и никакими усилиями его не сдвинешь. Так или иначе, каждый будет жить, пока не исполнит до конца то, что должен был исполнить.


Волюнтаризм получил распространение намного позже, уже почти в наше время. Прогресс привел к тому, что возможности человечества стали поистине фантастическими. В начале 19 века люди ездили на лошадях и стреляли из примитивных пушек, заряжавшихся с дула, а к концу века подошли с сетью железных дорог на всех основных континентах, с танками, самолетами и подводными лодками.

Одновременно почти во всех странах начала рушиться сословная система. Сыновья лесорубов и крестьян становились министрами, президентами, миллионерами и знаменитостями. Стеклянные потолки, которые прежде закрывали очень многие пути наверх, повсеместно разбивались в мелкие дребезги.

В такой обстановке немудрено и в самом деле поверить, что перед тобой открыты все пути, и только приложенные усилия ограничивают твой успех.

На самом деле, конечно, преграды никуда не делись. Я уже неоднократно писал, и повторю еще раз: при прочих равных тот, кто родился в обеспеченной семье, пойдет дальше того, чьи родители бедны. Здоровые люди обычно успешнее больных, красивым все дается проще и легче, чем некрасивым. И все это при всем желании невозможно выбрать – оно определяется до (и порой задолго до) рождения.


Сегодняшняя вера в дружелюбную вселенную, в которой действует закон притяжения – своеобразный извод волюнтаризма, который внешне немного напоминает фатализм. Все предрешено: каждому предназначена счастливая изобильная жизнь. Только наши грехи (негативность) мешают нам принять дары вселенной. А значит, все зависит даже не от усилий, а от работы над собой. Чем больше избавишься от негативности, тем больше богатства вселенной придет к тебе. И предела совершенству нет. Став полностью позитивным, ты сможешь буквально быть кем угодно и делать что угодно.


Чем опасен фатализм – очевидно. В нем слишком сильно искушение отказаться от ответственности и сложить лапки. Что предрешено, того не изменить, и если ты живешь на дне, значит, там твое место. Усилия бесполезны. Миром правят те, у кого есть связи и удача, то есть те, кому дано от рождения.

Но от этого недостатка есть лекарство. Пусть твоя судьба предрешена, и ты ее не изменишь – но что тебе толку с этого знания, если ты не знаешь, какова она? Никто ведь не гарантирует, что то, что у тебя есть сейчас – это именно то, что тебе суждено свыше или определено неумолимыми законами вселенной. Может быть, твоя судьба намного значительнее, но ты пропускаешь свои шансы, потому что сидишь на попе ровно?

Опасность волюнтаризма не так заметна на первый взгляд, но она на самом деле намного больше. Этот подход искажает все мировоззрение целиком.

Во-первых, тот, кто его придерживается, будет до последнего игнорировать любые реальные различия между людьми. Именно из-за этого во многие фирмы не берут хороших специалистов, отдавая предпочтение «активным», «готовым учиться» и «динамично растущим». Готовность повышать свой уровень для волюнтариста равняется более высокому уровню в будущем. О том, что у честолюбивого юноши потолок возможностей может быть уже достигнут, он не догадывается, потому что волюнтаризм не признает самого понятия потолка возможностей.

Во-вторых, он влияет на восприятие истории. Вам доводилось слышать рассуждения вроде «А ведь если бы Гитлера тогда приняли в Венскую школу искусств, он не стал бы диктатором, и мир не узнал бы ужасов Второй мировой». Как будто война началась только потому, что этого хотел Гитлер.

Между тем в неизбежности столкновения величайших держав мира были убеждены все умные люди планеты еще сразу после окончания предыдущей мировой войны – она не принесла того нового равновесия сил и передела рынков, которого от нее ждали. Да и то, что униженная поражением Германия найдет себе диктатора, который развяжет новую войну, тоже было вполне логично и ожидаемо – нацистский тихий переворот не стал сюрпризом ни для одного политика Европы.

Даже идеология Гитлера не были придумана им лично. Доктрина сверхчеловечества, избранной расы, которая не только имеет право, но и обязана уничтожать на своем пути примитивные народы, была общепринятой в Европе со времен открытия эволюции. Мнение, что совершенный человек может быть выведен искусственно путем скрещивания лучших и отбраковки худших, не только разделяли, но и активно претворяли в жизнь в США.

Печально известные гитлеровские концлагеря – тоже не его изобретение. Он творчески доработал идею американских резерваций: успехи властей США в деле очищения страны от недочеловеков восхищали Адольфа Алоизовича с юности, и он неоднократно писал и говорил об этом.

Даже свастика и нацистский салют были в ходу в Европе и Америке, пока их использование Гитлером не сделало их несколько непопулярными. Еще за несколько лет до войны американские дети начинали каждый школьный день с присяги на верность стране – и слова присяги они произносили, вскинув правую руку в этом самом жесте.

Иными словами, даже если бы Гитлер все-таки стал мирным художником и архитектором, как когда-то мечтал, война состоялась бы все равно. И начал бы ее немецкий диктатор, который точно так же был бы плотью от плоти буржуазного Запада и был бы вооружен его идеями, доведенными до логического предела. Пьеса была бы сыграна от начала до конца – только с другими именами исполнителей основных ролей.

Можно спросить – ну история и история, ее же не все изучают, в чем тут опасность-то? А опасность в том, что волюнтаризм убивает желание вообще постигать мир. Если все зависит от воли всемогущих (олигархов, тайных обществ, богов или кого-то еще), то совершенно бесполезно пытаться вывести какие-то закономерности, что-то понять. Важно только прислушиваться, улавливать сигналы и строить версии, чего всемогущие добиваются на этот раз.

По моему глубокому убеждению, история подчиняется тем же принципам, что и эволюция живой природы.

У вселенной есть огромное, но конечное количество ролей, которые должны быть сыграны. И для каждой из них она порождает множество людей, которые потенциально способны ее сыграть – чтобы место досталось лучшему.

Нет всеведущего оракула, который мог бы поведать каждому, куда ему следует стремиться. Астрология и прочие системы, придуманные людьми для этой цели, уже не раз демонстрировали свою наивность и непригодность.

Но оно и к лучшему. Если ты не знаешь, что тебе суждено, то сможешь узнать, только попробовав, а значит – почему бы не стремиться к большему?

К счастью, у каждого человека не одна возможная роль, а несколько. Так что если не получилось стать тем, кем хотелось, всегда есть выбор – возможность стать кем-то еще.

И что еще лучше – на любом из этих мест ты вполне можешь быть счастливым. Это уже полностью зависит от тебя.
Tags: мировой порядок, простые истины
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments