Иногда практикующий теоретик (anairos) wrote,
Иногда практикующий теоретик
anairos

Category:

Православные ученые и презумпция фальшивости

Я сейчас имею в виду не тех фриков, что убеждены, будто Земле всего восемь тысяч лет, а динозавров истребил всемирный потоп, потому что они не поместились в ковчеге. И даже не тех ученых, которым удается сочетать успехи на научном поприще с искренней религиозностью. Я буду говорить о совсем другом явлении.

Недавно я нашел очередную книгу, автор которой – биолог-эволюционист, по его собственным словам. Она заинтересовала меня уже своим названием: «Мир до вчерашнего дня. Чему мы можем научиться у традиционных обществ».

Естественно, в полном соответствии с моими собственными интересами и предпочтениями, я сразу же открыл книгу на той главе, где речь шла о религии.

Первые два десятка страниц главы автор посвятил размышлениям вот на какую тему.Религия – не простое увлечение. Она требует от всех участников демонстрировать приверженность к ее идеалам, требует чем-то жертвовать. Иногда это просто время, посвященное ежедневным молитвам и групповым ритуалам. Иногда деньги и другие ценности, которые следует отдавать на содержание храмов и священников. Иногда домашние животные или даже люди, которых надлежит приносить в жертву во время ритуалов. И так далее, вплоть до участия в паломничествах и священных войнах.

Все эти ресурсы, отданные религии, могли бы пойти на другие цели и способствовать развитию общества. При этом религия не только не приносит никакой очевидной пользы, но и заставляет верить в абсурдные учения о сверхъестественном. Но раз религия существует по сей день, от нее должна быть какая-то польза, и польза немалая. Иначе, стоило бы в древние времена по случайности появиться атеистическому обществу, как оно очень быстро достигло бы мирового господства – оно же не тратило бы сил и средств на бесполезную религию.

Именно эту пользу автор и пытался обнаружить своими рассуждениями. Религия удовлетворяет потребности человека искать причины событий. Она соответствует детскому желанию видеть во всем живые и целенаправленные силы. Она снимает чувство страха, вины и неуверенности. Она – для человека, еще не умеющего отличать правду от суеверия – подтверждается на опыте.

И чем дольше я читал эти рассуждения, тем крепче было мое ощущение дежа вю. Я уже много раз слышал эти интонации у ученых, берущихся объективно и непредвзято, не поддаваясь предрассудкам, даже в какой-то степени доброжелательно, судить о религиях и вообще о самом явлении религиозности. И всякий раз они мне что-то напоминали. Что-то, не имеющее отношения к науке.


Только теперь я понял, что же это было. Ученые судят о религии с теми же чувствами – и порой теми же словами – что и православные священники, рассуждающие о язычестве и вообще обо всех нехристианских религиях.

Что скажет священник, если его спросят о буддизме или синто, а он хочет показаться просвещенным и прогрессивным, а не невежественным мракобесом? Просто заявить, что все иные религии суть скрытый сатанизм и поклонение бесам, нельзя: это уже не в тренде. Но и хвалить нельзя тоже, ибо не зря сказано святыми отцами: кто хвалит чужую веру, тот свою хулит.

Остается похвалить так, чтобы эта похвала была оскорбительнее прямого оскорбления. Примерно так: в давние времена, когда люди еще не знали истинной веры, они довольствовались тем, что могли постигнуть человеческим умом. В этих верах есть крупицы истины, но они перемешаны с суевериями и бесовскими обольщениями. Истинно, разумеется, то, что совпадает с нашим, единственно правильным учением.

Если речь идет о магах и колдунах, разрешается быть более откровенным. Тут уже можно предположить, какие именно страсти и пороки заставляют колдунов, которые лучше других знают истинную бесовскую природу своей силы, тем не менее не отступать от нее.


И ученые ничем от священников не отличаются. Все их рассуждения о магии и религии строятся на изначальном, принятом за аксиому тезисе: все это по определению – иррациональные суеверия, не имеющие отношения к реальности.

Фрэзер в «Золотой ветви» аргументировал, что любой маг – неизбежно обманщик, причем обманщик сознательный, потому что лучше других должен знать, что его магия не работает. Если бы он вместе со всеми верил в действенность колдовства, то регулярно садился бы в лужу и был бы в конце концов убит за неэффективность. Сознательный же обманщик может разыгрывать спектакли для наивных соплеменников, пользоваться своими знаниями природы и психологии, и таким способом обеспечивать себе авторитет.

По Фрэзеру, именно в этом и состояла положительная роль магии: в поисках средств укрепить свою власть колдуны положили начало систематическому изучению мира, что и привело к рождению Истинной Веры – науки.

Автор «Мира до вчерашнего дня» идет еще дальше. Он говорит: религия свойственна всем народам, вне зависимости от их географического и экономического положения. Почему? Верующий скажет, что это потому, что Бог есть. Но представьте себе – пишет он дальше – как смеялось бы над этим утверждением разумное существо из другой галактики, которое живет миллионы лет, путешествует со сверхсветовой скоростью, посетило миллиарды звезд и планет и давно знает, как на самом деле появилась вселенная. Насколько абсурдным должно было бы ему показаться верование землян, что есть какой-то Бог, который сотворил все, но почему-то любит людей больше, чем триллионы других жизненных форм во вселенной?

Думаю, вы уловили суть этого софизма. Для автора не подлежит сомнению, что сверхсущество, знающее истину, должно быть атеистом и материалистом. Он даже не может предположить, что гипотетический звездный путешественник мог бы в этой ситуации кивнуть и сказать: да, я понимаю. Во всей вселенной, у всех разумных видов, органических и нет, есть своя религия. Все они пытаются постичь Того, Кого мой вид знает лицом к лицу.

Я заглянул в «Словарь скептика» – электронное издание, которое позиционирует себя как светоч разума и логики во тьме невежества и суеверий. Опять-таки ведомый своим специфическим любопытством, я заглянул в статью «Вера».

Оказалось, что автор чрезвычайно не любит, когда его собственные (то есть научно-материалистические) верования называют верованиями. А потому требует, чтобы их так не называли. Аргументация у него при этом достойна испанской инквизиции. Ученый ни во что не верит, потому что все утверждения, которые он принимает без доказательств, разумны, логичны и истинны, а верить можно только в нелогичное, иррациональное и противоречащее здравому смыслу. Поэтому слово «вера» следует использовать только по отношению к религиям, а никак не к науке. Вера в Бога и вера в Деда Мороза стоят по одну сторону линии фронта. Убежденность ученого в том, что жизнь возникла из неживой материи случайно и самопроизвольно – по другую.

Короче говоря, автор «Словаря скептика» поступил с термином «вера» точно так же, как в свое время Свидетели Иеговы поступили со словом «религия». Любой иеговист с удовольствием расскажет вам, что его организация – никоим образом не религия и не церковь, потому что и то, и другое – это ложные организации и учения, руководимые сатаной, а вот «Сторожевая башня» – это организация истинная и потому не религиозная.

Такому православному материалисту бесполезно напоминать, что мировые религии очень четко различают веру и суеверие. Суеверие – вера, не подкрепленная ничем; утверждение, принятое просто потому, что сомнение не включилось вовремя. Вера же – это убежденность, что то или другое истинно, потому что оно логично, разумно и, главное, правильно. Так есть, потому что так и должно быть.


Кстати, если вам интересно, почему же на самом деле религия так важна для человечества, то для ответа на этот вопрос не нужно строить сложных гипотез. Достаточно вспомнить один из вариантов этимологии самого слова «религия». Его производят от латинского religare – воссоединять.

Именно этим религия и занимается – она соединяет.

Соединяет человека с самим собой: дает ему основополагающую идею, доминанту, вокруг которой строится личность. Дает понимание себя, своей природы и своего места в мире и в обществе – того, что называется смыслом жизни.

Соединяет людей между собой: освящает и придает смысл моральным правилам, дает ритуалы, которые следует исполнять всем вместе. Принадлежность к одной религиозной общине сплачивает людей намного крепче, чем любые родственные, личные и экономические связи. Правда, религия способна и разделять сильнее, чем любые личные и экономические конфликты.

Наконец, но не в последнюю очередь, религия соединяет человека с истиной, то есть с окружающим миром. Она дает символы и практики, облегчающие постижение мира через проживание – именно таков, как я много раз говорил, религиозный метод познания.

А что картина мира, свойственная древним религиям, бывает примитивной и наполненной суевериями – так картина мира, свойственная науке, ничем не отличается. Каждая новая научная революция отметала половину прежних взглядов, называя их ошибочными, а тех, кто продолжал их придерживаться, объявляла невежами и обскурантами.

Вот поэтому я и убежден, что религиозность – не выверт психологии земных существ, произошедших от всеядных стайных приматов, а особенность любого разума во вселенной, где бы и при каких условиях он ни зародился.
Tags: злые песни, научные парадоксы, психология, религиозные штудии, реплика в сторону
Subscribe

  • Гримуары Индостана

    От русской магии вернёмся на Восток, в Индию. Но прежде чем говорить об индийской магии, придётся сказать несколько слов о самой Индии. Думаю, для…

  • Минутка воспоминаний: переведи меня

    Этот пост был опубликован 2 года назад. С тех пор я скорректировал свои представления. Например, наименование "тролль" обозначает не невидимку, а…

  • Теория заговора. Русского народного

    В наше время фольклористы продолжают странствовать по русским деревням, собирая остатки народных традиций. В том числе, разумеется, магических. Сами…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments