Иногда практикующий теоретик (anairos) wrote,
Иногда практикующий теоретик
anairos

Category:

Теория обмана - 2, или Истинный гуру

В статье «Теория обмана» я описал определение секты, каким я его вижу. Если вкратце, то это определение таково: секта, как бы она ни называлась, состоит из людей, которые отдают свою волю и силы (чаще всего в денежной форме) своему гуру, ничего не получая взамен.

Из этого определения вытекает множество основных черт секты. Например, то, что секты бесполезно классифицировать по учениям или антуражу. Это все декорации, не имеющие значения, они служат только для привлечения новичков. Реальная разница между сектами – в методах обработки нового материала.

Самые примитивные идут простым и прямолинейным путем силовой ломки – именно так испокон веков превращали пленников в рабов. Избиения, изнасилования, унизительные приказы и жестокие наказания за любую попытку сопротивляться. Вся разница в том, что в секте люди идут на все это добровольно, причем те, кто уже обработан и сломан, порой принимают активнейшее участие в ломке других.

Более продвинутые секты, чьи гуру достаточно умны, чтобы чтить уголовный кодекс, поступают иначе. Я описывал разные методы, которыми они ловят и удерживают паству – ловчие слова, зеркала смысла, коллективная психология, другие разновидности обмана и самообмана.

Все это верно. Но разговоры последних дней, в том числе в комментариях к другим статьям моего журнала, заставили меня понять, что я уделил недостаточно внимания одному важному признаку секты, а другую, не менее важную особенность, просто упустил из виду. Пришло время это исправить.


Гуру – центр притяжения секты. Все ресурсы, в идеале, должны течь только в одном направлении – к нему. Если хомячок и получает что-то взамен своих денег и повиновения, то всегда гораздо меньше, чем отдал.

Поэтому всякая секта самозамкнута. То, что адепт получает в ней, он может применить только в ней же. Это его единственная жизнь и единственный способ самореализации – гарантия, что все, что он в состоянии отдать, он отдаст именно гуру.

В этом секта похожа на онлайн-игру, в которой игроки платят реальные деньги за игровые возможности. Но игра по крайней мере честна: она не притворяется ничем другим. Вы заранее знаете, что за пределами игры все, приобретенное вами, не имеет ни малейшего значения. Секта же – это игра, выдающая себя за действительность.

Так можно, например, легко отличить реальную школу боевых искусств от бакланской. В реальной школе, особенно вышедшей с Востока, может быть и культ основателя, и любовь к ритуалам (как в карате Кекусинкай), но при этом ее бойцы будут применять свои навыки за пределами школы: на ринге, на службе (в полиции или спецназе), на улице. И вполне возможна ситуация, когда человек приходит учиться, а, получив то, чего хотел, уходит и использует в жизни то, чему научился.

Для бакланов это исключено. Гуру-бакланы чаще всего запрещают своим ученикам спарринги с бойцами других школ и стилей, а иногда и между собой. Все, что реально осваивает ученик баклана – демонстрировать свою верность школе и знание каких-то основных действий. За это он платит деньги, за это продвигается в ранге. Уйти из школы, получив то, зачем приходил, не выйдет, потому что все, что в ней можно получить, только здесь и существует.

Аналогично, всякие семинары по просветлению и мотивации мотивируют человека только на одно: прийти на следующий семинар. Тут у него есть понимающая компания, чувство удовлетворенности, экстазы и энергетические оргазмы. За пределами семинара он не может использовать ничего, что получает на них, а потому идет снова туда же.

Есть только один навык, которому обучает почти любая секта и который специально предназначен для внешнего мира. Сектант умеет использовать любую возможность, чтобы привлечь в секту новых людей. Если его работа не связана с сектой напрямую, он превращает ее в вербовочную площадку. Особенно если он работает врачом или учителем.

Секта производит только сектантов и учит только тому, как стать сектантом.


Но из этого как раз и вытекает то, что я упустил в прошлой статье. Я исходил из того, что гуру просто имитирует реальную структуру и переделывает ее так, чтобы на ней паразитировать. Но на самом деле все несколько иначе.

Любая идея может стать для людей центром притяжения и объектом поклонения. Для нормального человека идея – то, что нужно использовать, чтобы менять себя и мир. Она указывает цель действий или подсказывает методы. Если она не делает ни того, ни другого, то она бесполезна. Но для того, кто попал во власть идеи, она превращается в самостоятельную ценность. Он начинает работать уже не на то, чтобы преобразовать мир согласно идее, а на то, чтобы подчинить идее как можно больше умов.

Такие люди быстро и разительно меняются, причем от того, с какой идеи все началось, уже ничего не зависит. Веганы по своему поведению мало чем отличаются от хроноложцев или последователей бога Кузи. Идея становится душой виртуального существа – своего рода голема, телом которого служат сектанты. Он имеет только одну цель в жизни: продолжать существовать.

От прежнего содержания идеи остается только рацион: она определяет, чем новорожденный монстр будет питаться. А питается он людьми, в умах которых эта идея занимает важное место. Голем глотает их и переделывает в части своего тела.

Гуру-человек, если он есть – всего лишь удачливый мошенник, который сумел создать голема или угнездиться во главе уже существующего. Он получает деньги и власть, потому что для хомячков он – воплощение и олицетворение идеи, которой они служат. Гуру-человек и гуру-образ в сердце каждого сектанта соотносятся примерно как икона Богородицы и сама Дева Мария, изображенная на ней.

Но это значит, что идея способна существовать и без конкретного воплощения.

Идея может унаследовать управление после смерти гуру. Так было с поклонниками Порфирия Иванова – их гуру, хоть и провозгласил себя бессмертным, скончался, как и все, но движение, основанное им, продолжает существовать.

Идея может перехватить управление еще при жизни гуру, как это было, например, с Ошо, когда он еще звался Раджнишем. Секта, созданная им в Америке, настолько ушла из-под его контроля, что, кажется, он даже обрадовался, когда спецслужбы прикрыли всю лавочку.

Идея может создать и возглавить секту с самого начала, как это было с веганами, некоторыми конфессиями зоозащитников и многими другими. Даже Мегре, хотя и считается основателем анастасийского движения, скорее просто дал общий язык и терминологию тому расплывчатому образованию, которое уже и так охватывало собой многих советских и постсоветских интеллигентов.

Именно идея, ставшая душой голема, и есть истинный гуру любой секты.
Tags: простые истины, психология, религиозные штудии
Subscribe

  • Милостивые и милосердные

    Мысли приходят внезапно и из неожиданных источников. Кто бы мог подумать, что просмотр двух коротких отрывков из аниме – популярных, но не…

  • Поговорим о странностях любви

    Мне в очередной раз встретился на просторах интернета крик души: «Ну почему, люди, вы хотите одно, а выбираете другое?». И дальше…

  • Ваши координаты

    Люди делятся на дофига категорий. Одна из них – те, кто думает, будто люди делятся на две категории. Народная мудрость Делить пополам…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments