Иногда практикующий теоретик (anairos) wrote,
Иногда практикующий теоретик
anairos

Category:

Борьба за слова: коварство привычного

Профессионалы говорят непонятно.

Мало того, что их речь пестрит странными терминами, иногда заимствованными из других языков, а иногда и придуманными кем-то умным, так еще и привычные слова в их устах меняют свои значения до неузнаваемости.

Всем известный пример – биология. У каждого был момент ботанического озарения, когда он узнавал, что банан, огурец и помидор – ягоды, а малина, клубника и вишня – нет. Арбуз и тыква, кстати – тоже не ягоды, и не позволяйте интернету вас дурачить. Этот вид плода называется, представьте себе, тыквина, и дыня плодоносит ими же.

Аналогично и с орехами. Из того, что продается в магазинах под этим названием, биологически орехом является только фундук. Все остальное – арахис, миндаль, кокос, кешью – относится к совершенно иным типам. И, чтобы окончательно добить повседневную логику и здравый смысл, то, что мы обычно называем семечками клубники, с точки зрения науки – маленькие орешки на разросшемся сочном цветоложе.

Причина такого непочтительного отношения к языку проста.

Специалисты в любой области используют язык прежде всего для записи и обмена знаниями. А потому главное требование для них – точность и однозначность. У каждого слова, у каждого предложения должен быть единственный, заранее определенный смысл. Он не должен меняться от контекста.

Разговорный язык этим похвастаться не может. Он живет и развивается, подобно существу, и его слова тоже ведут себя, как живые существа. Только они конкурируют не за территорию и самок, а за смыслы. Если у слова есть возможность отхватить кусочек чьих-то смыслов, оно так и сделает. А люди, не замечая этого, используют одно слово там, где намного правильнее было бы использовать другое.

Потому-то профессионалам и приходится, начиная с интуитивных значений слов, потом уточнять их, чтобы у каждого осталось только одно. И иногда это уточнение уводит слово очень далеко от разговорного употребления.


Коварство повседневных слов редко мешает нам, когда мы говорим о неважных вещах. Но стоит начать познавать мир всерьез, и оно становится могучей преградой на пути адекватного мышления.

Вот, например, лозунг: «В свободном обществе ты можешь сам выбирать, кем тебе быть».

Звучит убедительно. И примеров можно привести множество. Кто-то был трактористом, а стал главой великой державы. Кто-то из офисного клерка сделался серийным убийцей, которого спецслужбы этой державы не могли поймать много лет. Тощий очкарик стал актером, известным по всему миру своим поперечным шпагатом и фирменным ударом «с вертушки по щщам».

А теперь давайте подумаем как следует.

Если ты родился человеком, можешь ли ты стать бабочкой? Нет. Даже великому мудрецу Чжуан-цзы могло лишь присниться, что он стал ею.

Если ты родился мужчиной, можешь ли стать женщиной? Нет. Ты можешь только изуродовать свое тело, придав ему видимость противоположного пола.

Много веков назад персидский шахиншах Варахран, будучи на охоте, похвастался, что сможет превратить самца газели в самку, а самку – в самца. Он «выполнил» это, отстрелив первому рога, а второй вонзив стрелы вместо рогов. Но совершенно ясно, что его «трансгендерная операция» не изменила реального пола животных. И современные хирурги, хотя и более искусны, чем шахиншах, тоже не могут этого сделать.

Даже цвет своих волос ты не можешь изменить – можешь только покрасить их, скрыв свою истинную природу от окружающих.

И так во всем. То, что ты есть – это то, из чего ты сделан. От тебя и твоих усилий оно не зависит никоим образом, как, впрочем, и все остальное, что делается с тобой.

Свобода – в том, что ты сам делаешь с тем, что тебе дано. Разница между трактористом и президентом, клерком и маньяком – не в том, из чего они сделаны, а в том, чем они занимаются и как к ним относится общество.

Слово «быть» отхватило себе часть смыслов слова «делать». Причем произошло это в незапамятные времена, когда положение человека в обществе определялось его рождением так же однозначно, как пол или цвет волос.
Так что по-настоящему лозунг должен звучать так: «В свободном обществе ты волен в меру своих сил делать, что захочешь, а другие имеют право в меру своих сил делать, что захотят, с тобой». Но в таком виде он несколько утрачивает свою привлекательность, не так ли?


Есть замечательная повесть «Между двух стульев». Я категорически рекомендую прочитать ее всякому, кто желает прояснить голову и начать избавляться от власти слов над мышлением.

Помимо всего прочего, попадается там такой диалог:

– Сожру тебя – и буду большой, – пообещало милое дитя и вынуло нож из земли.
– Ты не сделаешь этого!.. Это очень жестоко.
– Пустяки! – опять рассмеялось дитя. – А впрочем... Я могу и не делать этого, если ты выполнишь три моих желания.
В ужасе от такого предложения Петропавел замотал головой, сразу представив себе, какие желания могут быть у этого ребенка. А тот, не обращая внимания на Петропавла, продолжал:
– У меня такие три желания. Во-первых, я хочу есть, во-вторых, писать и, в-третьих, спать.


Как вы, наверное, поняли, следующее коварное слово – «хотеть». Дитя-без-Глаза, которое диктовало свои желания Петропавлу, столкнуло лбами оба смысла этого слова.

Для взрослого человека «хочу» – это сила, которая толкает его вперед, побуждает что-то делать. Если желание достаточно сильно, то человек преодолеет любое препятствие или умрет, пытаясь это сделать. Если оно очень сильно, то может начать менять мир вокруг себя – выйдет за пределы своего хозяина и охватит множество людей.

И никто другой не может «исполнить» такое желание. Наоборот, если кто-то на твоих глазах делает вместо тебя то, что ты хотел сделать сам, это вызывает ярость и ненависть – как у голодного, у которого из-под носа выхватили кусок хлеба. Другой может только помочь тебе, устранить преграду на твоем пути.

А есть и выражение «хотел бы я». Хотел бы, но не хочу, точнее, хочу недостаточно сильно, чтобы что-то предпринимать. Но если оно случится само собой, то я, конечно, не буду против.

Но есть еще и другое хотение. «Хочу мячик!» – кричит ребенок и заливается слезами, если не получит желаемое. Его «хочу» на самом деле значит «дай». И его как раз можно исполнить – как и любой другой приказ или просьбу, к которым глагол «исполнять», собственно, и прилагается.

Такое «желание» не может сдвинуть человека с места и заставить действовать. Даже если оно очень сильно – он будет только кричать громче в надежде, что кто-то все-таки услышит и исполнит.

Умные родители стараются как можно раньше приучить дитя говорить правильно – «мама, дай мне мячик, пожалуйста». Но не у всех есть умные родители, и не все дети усваивают урок. Так и рождаются целые учения, адепты которых отказываются от любых действий, а вместо этого сидят и разными способами кричат вселенной «хочу». Им кажется, что некий невидимый слуга обязательно сделает так, как они требуют.

Насколько полезно и осмысленно пытаться помыкать вселенной, как избалованный ребенок помыкает родителями – судите сами.


Наконец, еще одна пара коварных слов, о которых я хотел сегодня поговорить – это «верить» и «знать».

Их часто противопоставляют друг другу, ставя то веру превыше знания, то знание превознося над «слепой» верой. Но они так долго сражались за смыслы, что не так уж легко разделить, что есть что.

Верить – значит, полагаться до такой степени, чтобы действовать. Я верю, что мои расчеты надежны, и потому встаю под мостом, построенным по этим расчетам, когда по нему едет первая автоколонна. Я верю, что мой парашют правильно сложен, и потому прыгаю, вверяя ему свою жизнь.

Одни верят в то, что доказало свою надежность на опыте. Другие – в то, что услышали, бездумно приняли и с тех пор не проверяли. Но всякая вера стоит на внутренней убежденности, что это так, потому что иначе и быть не может. Это так, потому что это правильно. Вера – свидетельство о правде, выраженное в делах.

Но этим же словом называют и совершенно другое явление. Когда человек не уверен, так это или нет, но ему страшно представить, что будет, если он неправ. И вот этот страх, эту неуверенность он изо всех сил глушит, постоянно утверждая, что прав.

Такие есть везде. Кто-то пытается спрятаться за молитвами и обрядами от гложущего его ужаса – а что, если по ту сторону ничего нет, или, того хуже – есть, но не то? Кто-то, наоборот, яростно, до налитых кровью глаз, отрицает все, кроме известного науке, потому что в глубине его души живет сомнение: а что если я все-таки не высшее существо во вселенной? Что если за свои дела мне придется отвечать перед Высшей Истиной?

А что тогда такое «знание»? Тут все на самом деле намного проще.

Ребенок знает, что яблоки падают вниз, потому что много раз это видел, а себе и своим чувствам он верит.
Школьник знает, что Земля притягивает яблоки к себе, потому что так ему сказал в классе учитель, которому он верит.

Ученый знает, что гравитация – это искривление пространства-времени, потому что это обосновано теориями и измерениями, в надежности которых он убежден.

Короче говоря, знание – любая информация, поступившая от надежного источника, то есть от того источника, которому мы верим. Или, иначе говоря, это свидетельство о правде, высказанное в словах.

Это значит, что знание – всегда производная от веры, и то, что так называется для тебя, обязательно будет заблуждением и суеверием для кого-то другого.
Tags: простые истины, психология
Subscribe

  • Теория заговора. Русского народного

    В наше время фольклористы продолжают странствовать по русским деревням, собирая остатки народных традиций. В том числе, разумеется, магических. Сами…

  • Мой дорогой невидимый друг

    Недавно, разбирая исследования позднеантичной гоэтии, я наткнулся там на термин, который здорово помог мне упорядочить свои представления об этой…

  • Говори и пиши правильно

    Меня в последнее время стали раздражать выражения, в которых содержится скрытая теория. Например, когда говорят, что телепатия – это чтение…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments

  • Теория заговора. Русского народного

    В наше время фольклористы продолжают странствовать по русским деревням, собирая остатки народных традиций. В том числе, разумеется, магических. Сами…

  • Мой дорогой невидимый друг

    Недавно, разбирая исследования позднеантичной гоэтии, я наткнулся там на термин, который здорово помог мне упорядочить свои представления об этой…

  • Говори и пиши правильно

    Меня в последнее время стали раздражать выражения, в которых содержится скрытая теория. Например, когда говорят, что телепатия – это чтение…