Иногда практикующий теоретик (anairos) wrote,
Иногда практикующий теоретик
anairos

Category:

Мировой порядок - 2: о саморегулирующихся системах

Открытие саморегулирующихся (или, по-научному, гомеостатных) систем стало в свое время для ученых настоящим откровением, почти революцией. Оказалось, что для того, чтобы в сложной системе установился порядок и образовались сложные внутренние структуры, совершенно необязательно какое-либо внешнее воздействие. Системы прекрасно упорядочивают себя сами, если у них появляется для этого возможность.

И что интереснее всего — оказалось, что состояния внутреннего равновесия может достигнуть только такая система, отношения в которой строятся по одному из трех (а на самом деле из двух) шаблонов. Нам, как существам общественным, эти шаблоны очевиднее всего, когда они приложены к социуму. На этом примере я их и рассмотрю.

Первый, как вы уже догадались — «каждый сам за себя». Любой человек заботится только о своих интересах и в любой ситуации принимает решение, исходя из собственного состояния и собственных потребностей. Отношения между субъектами строятся по принципу «дерись или беги». Сильный берет то, что хочет, слабый вынужден подчиниться. Обычно при этом возникает иерархия, на вершине которой стоит тот, кто пока еще сильнее всех.

Второй — «ты мне, я тебе». Это шаблон взаимной недостачи. Человек, которому для счастья не хватает чего-то определенного, объединяется с другим, которому не хватает чего-то другого, что есть у него; или же они вместе добиваются общей цели, после чего делят добытое. По сути, такой способ построения отношений — разновидность первого, просто в нем вместо отдельных сильных субъектов борются между собой коллективы, ведущие себя как один сильный субъект. Здесь тоже возникает иерархия, но на вершине может оказаться не один «альфа-самец», а коллектив олигархов, каждый из которых в отдельности слишком слаб, чтобы заполучить все.

Наконец, третий — «человек человеку друг, товарищ и брат». Это шаблон избытка. Люди объединяются потому, что каждому из них есть что дать остальным, он хочет чем-то поделиться. Поскольку каждый стремится не взять, а отдать, то конкуренции не возникает — не из-за чего спорить. Решения принимаются по принципу всеобщего блага, то есть человек делает то, что лучше для всего коллектива. Такая система порождает сетевые структуры, где нет единой вершины, но есть координационный центр. Впрочем, координация не дает никакой власти. Это не привилегия, а добровольно взятая на себя обязанность.


Саморегулирующаяся система ведет себя как живое существо (вернее сказать, любое живое существо есть саморегулирующаяся система). У нее есть свои «органы восприятия», при помощи которых она взаимодействует с внешним миром. Есть «пищеварительная система», которая обеспечивает все остальные подсистемы ресурсами. Есть и все остальное, что полагается уважающему себя живому существу, в том числе — инстинкт самосохранения. Она поддерживает свое существование, сопротивляясь воздействиям внешней среды.

Общественные структуры, построенные на первых двух принципах, заботятся только о собственном пропитании и сохранении. Конкуренция и соперничество приводят к образованию весьма устойчивых структур, но состав самих этих структур постоянно меняется. Обществу «закона джунглей» безразлично, что происходит с конкретными людьми, его составляющими. Более того, оно прямо заинтересовано, чтобы никто из них не был счастлив и доволен, ведь при этом системе образуется застой.

Отдельные «органы» такой системы — коллективы — тоже не могут добиться счастья, поскольку само их существование зависит от того, что каждому члену коллектива чего-то недостает. Как только кто-то один получает то, чего ему не хватало, и пытается уйти из коллектива, как его тут же начинают тащить обратно — ведь его уход невыгоден всем остальным, для которых слишком много завязано на то, что они от него получали.

В результате парадоксальным, но в то же время закономерным образом, общество, составленное из множества независимых эгоистов, каждый из которых стремится только к своей выгоде, максимально невыгодно каждому человеку в отдельности. Более того, оно враждебно этому отдельному человеку. Он нужен обществу лишь до тех пор, пока оно еще может у него что-то отнять. Общество эгоизма — паразит, высасывающий соки сам из себя, организм, состоящий из сплошной раковой опухоли.

Современное общество, в особенности его экономическая и финансовая подсистемы — именно таковы. Рынок держится за счет конкуренции, и уже давно не удовлетворяет потребности людей, а создает их, чтобы стимулировать потребление. Деньги перестали быть мерилом стоимости и ценности. Они превратились в абстрактный ресурс, который банки и государства постоянно берут в долг друг у друга.

Устойчивость этой системы настолько велика, что люди, в нее включенные, начинают полагать, будто именно таков естественный порядок вещей, будто винить в бедах некого и незачем — оно само так происходит. Другая крайность — теории заговора. Механизмы саморегуляции эгоистического общества выбраковывают самых умных и независимых людей, разрушают системы образования по всему миру, душат на корню любые перспективные идеи. Эти механизмы действуют до такой степени четко и безошибочно, что вполне естественно заподозрить в них результат чьих-то осмысленных действий. Однако в действительности в них не больше осмысленности и целенаправленности, чем в дергании ноги при ударе молоточком по колену. Каждый отдельный человек, действия которого вносят свой вклад в эту копилку, наверняка понятия не имел, что работает на «незримую мировую закулису», и был уверен, что добивается каких-то своих целей.

Общество, порожденное людьми — единственный заговорщик, стоящий за бедствиями народов и стран. И единственный способ от него избавиться — сменить основу.

К счастью, это возможно. Механизмы саморегуляции общества третьего типа ничуть не слабее «рыночных понятий» эгоистического общества. Более того, они действуют настолько эффективно, что достаточно просто начать жить по ним, как вокруг тебя начнутся изменения.

Наиболее наглядный пример — дорожные пробки. Мало кто подозревает, что пробка в большинстве случаев — как раз классический пример саморегулирующейся эгоистической структуры. Она возникает из-за того, что каждый отдельно взятый водитель стремится занять место, появляющееся перед ним. И стоит кому-то в потоке чуть притормозить, как рождается пробка, заинтересованная в собственном как можно более долгом существовании.

Но если водитель, вместо того чтобы отвоевывать себе лишние двадцать метров дороги, будет просто ехать со скоростью потока, пропуская вперед тех, кто чересчур торопится, то перед ним пробки будут появляться намного реже, а за его спиной — будут переставать расти. Конечно, одна машина не в состоянии исправить дорожную ситуацию. Но уже пяти-шести водителей, действующих в интересах всего общества, вполне достаточно, чтобы заметно ее изменить.

А если вы сомневаетесь, что альтруистические системы жизнеспособны в более крупных масштабах, чем дорожная пробка — просто посмотрите в зеркало. В вашем организме нет конкуренции за ресурсы. Там нет победителей и проигравших. Если в теле начнется борьба за выживание, это называется болезнью, и организм будет стремиться исправить положение.

Природа делала четыре попытки создать на Земле многоклеточную фауну. Первые две оказались неудачны. Возможно, то были организмы, построенные по эгоистическому принципу. Мы никогда этого не узнаем — от них не осталось даже отпечатков на камнях, и только по косвенным признакам палеонтологам удалось догадаться, что они вообще существовали.

Представители третьей, где клетки объединились, чтобы вместе выцарапывать свое у враждебного мира, и по сей день цедят сквозь себя морскую воду — это губки. Ученые долго не могли определить, действительно ли губки являются организмами, или же это просто колония простейших. Губку можно измельчить, и она распадется на отдельные клетки, после чего эти клетки начнут ползать и питаться сами по себе.

Но четвертая фауна стала самой сильной и заселила планету. В этих организмах каждая клетка работает на благо всего сообщества. Костные клетки дают опору, мышечные — подвижность, нервные обеспечивают координацию, различные подсистемы отвечают за связь с внешним миром и обработку ресурсов. Нет главного, нет иерархии, нет всеобщей недостачи и рыночных отношений. Каждый дает целому то, что в состоянии дать.

На пути эволюции организмам четвертой фауны не пришлось конкурировать и бороться с предшественниками. Сама жизнь показала, что именно их организующий принцип — самый жизнеспособный из всех.
Tags: мировой порядок
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments