Иногда практикующий теоретик (anairos) wrote,
Иногда практикующий теоретик
anairos

Category:

Религия без магии и магия без религии

Несмотря на то, что магия всегда была прикладной частью религии, в историческое время между ними начались трения.

Откуда они появились – сказать нетрудно. Началом стало то, что у людей возникло понятие морали и нравственности, а от него родился идеал праведности – жизни в соответствии с высшей правдой, просто для того, чтобы достичь внутреннего совершенства и исполнить свое предназначение в мире.

Очень скоро именно это новое учение стало основным в любой религии. И потому вступило в противоречие с магией, которая практиковалась в той же самой религии. Магия не заботится о нравственности. Для нее запретно лишь то, что бесполезно для дела или вредит ему. Потому в магическом учении чаще говорят о чистоте, чем о праведности.

Человек, боготворящий открывшуюся ему истину, начинает думать, что пользоваться ею в прикладных целях как-то неправильно. Если ты, к примеру, стараешься любить Бога больше, чем самого себя, то как ты можешь что-то у Него выпрашивать, а уж тем более надеяться заставить Его поступить так, как ты хочешь?

Пожалуй, можно сказать, что конфликт между магией и религией – это конфликт между стремлением узнать, что у меня есть возможность совершить, и стремлением понять, что мне допустимо и уместно совершать.

Вдобавок религия консервативна. Свое представление о мире она считает единственно верным и очень неохотно его корректирует. Чаще всего верующие вовсе не замечают, что это представление вообще изменилось. Оно развивается эволюционным образом, медленно и постепенно, а на уровне доктрины утверждается, что оно именно таким всегда и было.

А поскольку магические практики всегда черпают образность из мировоззрения, то с каждой сменой религии вся магия, которую не удалось приспособить к новой системе, становилась запретной. Жрецы отказывались ее практиковать. Но спрос рождает предложение, и запретной магией занимались колдуны-маргиналы, которых в разное время считали то шарлатанами и притворщиками, то слугами Тьмы и Зла.

В поздней истории чаще всего именно такую, маргинальную магию и называли этим словом. Свои собственные обряды и заклинания жрецы предпочитали именовать как-то иначе.

Но образованный человек, а среди верующих таких всегда было немало, все равно видит сходства, и понимает, что сходства эти не случайные, а самые что ни на есть системные. И его начинает несколько напрягать то, что его родная и глубоко почитаемая религия, осуждая магию, сама продолжает заниматься тем, что по сути есть та же самая магия под другим названием.

Например, некоторые православные презрительно называют магизмом веру в чудотворные свойства разнообразных матронушек, святых мест, благословенной землички и священного котелка Серафима Саровского. Правда, они делают это чаще про себя, чем вслух, потому что паломнические культы и вера в святыни приносят церкви немалый доход и активно ею поддерживаются. Зато всегда можно осуждать тех, кто прибегает к святым таинствам церкви с целью поправить здоровье или материальный достаток.

В результате вышло так, что обе стороны – и «академический» мэйнстрим, и одиночки-кустари – прикладывали усилия в одну и ту же сторону. Разделить религию и магию, развести их как можно дальше.


С одной стороны должно было остаться учение о правде и праведности. О том, как следует поступать, чтобы вся твоя жизнь была согласна с Высшей Истиной. Ничего прикладного, целенаправленного нет.

К этому идеалу стремились саддукеи. Их принято сейчас среди православных выставлять своего рода либералами-атеистами, но в действительности они настаивали, что Закон нужно исполнять лишь потому, что это Закон, не рассчитывая на награду и не страшась наказания. Они действительно отвергали веру в загробный мир и воскресение мертвых, но лишь потому, что в Святой Торе об этом не сказано ни слова.

Будда, будучи человеком индийской культуры, верил, что идущий по пути освобождения обязательно получает чудотворную силу, но резко осуждал тех, кто решит этой силой зачем-либо воспользоваться. Магия не способствует просветлению, а потому так же тщетна, как и все остальное. Так же бесполезно и молиться богам: они могут помочь лишь в пустых делах этого мира, а не в том, что действительно важно.

По некоторым сведениям, в этом направлении двигались и катары. Для мирян еще допускалась деятельность ради выживания, но «чистые», целиком посвятившие себя делу веры, вообще не должны были об этом заботиться. Им все даровал Бог – руками мирян, естественно.

На мой взгляд, ближе всего удалось подойти некоторым течениям протестантизма – в них упование на Бога удачно совместилось с требованием активности и успешности в мирских делах. Если ты угоден Богу, то Бог тебя не оставит. Просить, а уж тем более вымогать что-то сверх того, что дано тебе свыше, бессмысленно и грешно – Бог знает, в чем ты имеешь нужду, и дал тебе все, что по-настоящему необходимо для исполнения твоего предназначения. Если понадобится что-то еще – ты получишь это в нужное время нужным образом.

На практике и иудеи, и буддисты-тхеравадины, и протестанты всех мастей все равно прибегали к магии – молились о здоровье, об удаче, о хорошей погоде и денежном достатке. Но они делали это, осознавая, что поступают не совсем хорошо и тратят силы на ерунду, неважную перед взором Истины.


С другой стороны, таким образом, оставалось учение чисто прикладного характера – представление о том, как устроен мир, какие силы в нем действуют, и как можно использовать эти силы для решения задач. Единственные рекомендации по поведению – требования чистоты. Чистота не имеет никакого отношения к морали. Это просто воздержание от всего, что может негативно сказаться на результатах или исказить их.

Этого идеала достигла только современная наука, потому что только она обладает главным, необходимым для этого условием. Ее мертвый, безличный Бог не требует ничего от своих творений, а силы этого мира повинуются всякому, у кого есть знания и подходящие средства. Единственный грех для ученого – нарушение научной чистоты, подмена Истины собственными заблуждениями.

На практике, естественно, существует научная этика, и есть методы и цели, считающиеся недопустимыми. Но среди ученых звучат и голоса отдельных радикалов, кто призывает вовсе отменить или по крайней мере пересмотреть эти ограничения. В конце концов, сколько благ получило человечество, когда ученым разрешили вскрывать трупы, экспериментировать на живых животных, копаться в геноме и использовать стволовые клетки? Все это когда-то объявляли грешным и аморальным.

Наверное, именно тут зарыты корни того яростного противостояния между наукой и религией, которое мы наблюдаем уже двести с лишним лет.


Впрочем, хотя и кажется, что магия и религия обречены на разделение, в действительности это не так. Вполне возможно учение, в котором они, наоборот, слиты воедино. Тогда познание и использование сил мира становится необходимой или просто полезной частью жизни в правде, ну а идеал праведности диктует, в каких целях допустимо применять магию, а в каких нет.

Примеров таких учений много. Европейский герметизм с его преодолением противоположностей и достижением совершенства через алхимию. Тибетский буддизм Ваджраяны, объявляющий, что любой бог или демон может встать на путь освобождения и стать помощником на этом пути, а значит, и любые человеческие дела могут сделаться буддийской практикой. Советская наука, которая, пользуясь словами Стругацких, занималась «счастьем человеческим» и стремилась преобразить мир из царства необходимости в царство свободы.

Мне бы хотелось надеяться, что наше будущее лежит именно в этом направлении, а не в мире бессильной религии и безнравственной магии.
Tags: метафизика, мировой порядок, религиозные штудии
Subscribe

  • Читала жаба гадюке

    Интернетами принесло прекрасное. Прекрасному уже два года, но оно от этого не потускнело. Имя ему – "Колдуны начали вредить православным…

  • Минутка воспоминаний: ошибка Таноса

    Этот пост был опубликован 3 года назад. Сейчас я сам назвал бы его несколько идеалистическим, так что не нужно мне на это указывать. Но основные…

  • Размышлизмы о свободе слова

    Русский язык удивителен в своих отрицаниях. У нас полно случаев, когда фраза и её отрицание обозначают одно и то же. «Девушка реально…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments