Иногда практикующий теоретик (anairos) wrote,
Иногда практикующий теоретик
anairos

Category:

Архитектура воздушных замков, часть вторая: волшебная история

У религии с воображением традиционно сложные отношения.

Для мистиков всех направлений оно всегда опасно. Стремясь прикоснуться к небу и увидеть Бога – или постичь неизреченную Истину в каком-то еще облике – ни в коем случае нельзя пытаться опередить события и нарисовать себе ожидаемую встречу до того, как она на самом деле произойдет. Тот, кто попадет в такую ловушку, впадает в прельщение, и участь его печальна.

Поэтому, например, христианство выше всего ставит требование безобразной (с ударением на «о») концентрации, полностью свободной от любого воображения, а буддизм применяет визуализации только с полным осознанием иллюзорности воображаемых картин.

С другой стороны, различие между мистиком и магом – это различие между исследователем и инженером. Исследователь стремится вносить как можно меньше своего в природу, которую он изучает. Только так можно получить истинную информацию, не засоренную собственным влиянием. Идеальный прибор – тот, который не существует, но все измеряет. Идеальный наблюдатель – тот, кто присутствует, но ни во что не вмешивается.

Инженер стремится к прямо противоположному. Ему, наоборот, жизненно необходимо влиять на природу, и как можно сильнее. Чем больше он способен изменить мир и чем лучше контролирует это изменение, тем шире его возможности по решению задач. Идеальная машина – та, что, не прилагая усилий, может создать любые, но четко отмеренные перемены.

Так может быть, именно в магии мы найдем царство силы воображения?


И действительно, основа основ магии – ритуал: истории, рассказанные при помощи жестов.

Ритуал имеет много общего с актерской игрой – вернее, актерская игра и есть то, что остается от ритуала, когда он утрачивает силу. Совершая обряд, мы должны не просто представить происходящее, а поверить и пережить его.

Вдобавок ритуал подчиняется правилу символической замены. Любая его материальная часть может быть заменена символическим подобием, в том числе воображаемым. Она, в конце концов, служит только для направления и концентрации ума, а опытный актер может играть и без декораций, и без партнеров. Он сам построит себе сцену, разместит на ней весь необходимый реквизит и расставит остальных исполнителей.

Так оно всегда и происходило в нашей истории. Вначале вместе с правителем хоронили весь его двор, слуг и наложниц. Затем в гробницу стали класть глиняные фигурки, а затем обходились уже чтением словесной формулы над телом. И все для одной цели – обеспечить покойному в загробном царстве такое же беспечальное существование, которое он вел при жизни.

Так что ритуал – и вправду царство воображения. Это совершенная форма самовнушения, техника, при помощи которой человек направляет свою веру на избранную цель.

Вопрос лишь в том, что он себе внушает и во что верит.


С некоторыми обрядами все просто. Это драматическое представление того, что человек хочет, но не может сделать, или того, чего он желает добиться. С легкой руки Фрэзера именно их принято считать визитной карточкой магии. Они ничем – с точностью до символической замены – не отличаются от современной позитивной визуализации.

И точно так же имеют только психологическое значение.

От результата охоты может зависеть жизнь всего племени, поэтому охотники – народ хоть и суеверный, но практичный. Перед охотой они совершают ритуал, поражая копьями нарисованную добычу. Но после этого все равно идут в лес и гоняются там за реальным зверем, а не ждут, что он сам упадет замертво, убитый незримой магической силой. Ритуал настраивает их на предстоящее дело и дает уверенность в успехе.

Колдун, творящий смертную порчу, полагает, что этого будет достаточно, чтобы убить жертву. И так и будет – при соблюдении трех условий. Жертва должна обладать развитым воображением, знать о совершенном обряде и без тени сомнения верить в его эффективность. Иначе ничего, кроме морального удовлетворения, колдун не получит.

Собственно, психологи по всему миру уже давно рекомендуют заместительные обряды именно как средство самовнушения и разрядки эмоций.

Обругать и побить манекен с лицом директора, чтобы при следующей встрече не нахамить ему самому. Мысленно подвергнуть склочного клиента изобретательным пыткам, чтобы с искренней улыбкой выслушивать его брюзжание и придирки. Символически похоронить тирана, с которым нашел силы расстаться, чтобы выкинуть его из головы и начать жизнь с чистого листа. Вообразить себя экспертом, приглашенным на ток-шоу, чтобы повысить самооценку и уверенность в себе.

Да и мысленная тренировка спортсменов, о которой я уже упоминал – явление примерно из той же области. Разве что, как и в случае эффекта плацебо, от нее может быть реальный физический результат.


А теперь давайте вспомним о ритуалах совершенно иного рода – шаманских камланиях.

Много уже было сказано о том, что всякий шаман – непременно артист, фокусник и притворщик. Шаманам известно множество приемов ловкости рук, при помощи которых они демонстрируют публике зрелищные чудеса. Но при этом почти все они – искренние люди, которые действительно верят в свое шаманство.

Противоречие? Вовсе нет. Просто все, что делает шаман, он делает в мире духов, незримом для остальных. А фокусы, которые он показывает – наглядная иллюстрация, что именно он совершает в данный момент. Только так зрители и пациенты могут сознательно принять участие в священнодействии.

Это особенность и любого другого ритуала настоящей магии. Он, в сущности своей – игра, но игра всерьез. Он изображает в наглядной форме то, что действительно (по мнению его участников) происходит здесь и сейчас, но невидимо, или, точнее сказать, неочевидно.

Обратите внимание – ритуал посвящен не тому, что человек хочет сделать или чего добиться. Он посвящен тому, что уже сейчас вершится, независимо от наших намерений или желаний. Мы только замечаем, выражаем это – и, конечно, соучаствуем в нем.

В статье «Как правильно верить в чудеса» я говорил, что такое таинство. Это действие, которое совершают одновременно две стороны. Жест человека одновременно является жестом, явлением невидимого мира.

И что же это за история, которую представляет нам ритуал? Какие события он воспроизводит, чтобы люди могли в них соучаствовать и приобщиться?

Магический обряд – своего рода малое наглядное евангелие. Он повествует о боге, который сошел на землю, воплотился в зримом облике – будь то камень, человек или зверь – сделал нечто чудесное, после чего вернулся обратно на небо.

Миф, на основе которого ритуал часто бывает построен, служит для определения облика бога. Какого действия от него следует ожидать? Призываем ли мы его благим или гневным? Будет ли он одарять нас чудесами или обрушится на наших врагов? Или на нас самих, если мы окажемся недостаточно праведными перед ним?

Например, почему для защиты от злых духов человек обводит себя кругом? Потому что круг – символ упорядоченной вселенной. Когда-то боги вывели мир из хаоса, дали ему законы и сделали пригодным для жизни. А все силы, несовместимые с жизнью, остались во тьме внешней, за гранью мира.

Чертя круг, человек воплощает в себе бога-творца. Он заново творит свой мир, оставляя вовне все то, что может причинить ему вред. Поэтому и считается, что, находясь в круге, он не просто недосягаем для нечисти, а буквально невидим для нее. Он уже в другой вселенной, живущей по другим законам, и нечистым духам в ней нет места.

Иногда миф о сотворении мира читают над больным, чтобы исцелить его. Логика тут тоже понятна: тело больного служит наглядным символом мира, находящегося в хаосе. Бога призывают, чтобы он вошел в него и сотворил заново, восстановив в совершенном состоянии, свободном от всякой болезни.

Из религий мира яснее всего эту сущность ритуала понимают в японском синто. Богослужение там строится вокруг священного предмета – тела бога, которое хранится в особой тайной комнате в храме и никогда ее не покидает. Бога призывают, чтобы он сошел с неба в свое воплощение. Затем его ублажают молитвами и восхвалениями. Затем, когда его сила успокоится и станет благосклонной, к нему обращаются с просьбами. Наконец, бога торжественно, как почетного гостя, провожают обратно на небо.

Но и христианская литургия построена по той же схеме. Она рассказывает древнюю, намного старше самого христианства, историю о боге, который сошел на землю, добровольно отдал себя в жертву людям, был ими убит и съеден, а затем восстал из мертвых и вернулся на небо, чтобы и те, кто причастился его плоти, могли отправиться за ним, став богами. Насколько эта история отвечает духу учения Иисуса – совершенно другой разговор.

Часто воплощением сошедшего бога становится сам совершитель ритуала. Священник на литургии Иоанна Златоуста от первого лица провозглашает: «Сие есть Тело Мое». Да и вообще заклинания – обращение к миру именем и властью Бога. Потому они так и называются, ведь в русском языке и заклинают, и клянутся всегда чем-то – тем, что имеет власть, силу и значение.


В общем, в религии и магии и в самом деле огромную роль играют вера, воля и воображение. Но используются они там чаще всего не просто не так, как учат современные гуру, а прямо противоположным образом и с противоположной целью. Не поверить в то, во что хочешь поверить, и вылепить свой мир по своему желанию, а увидеть истину и принять сознательное участие в ее осуществлении.


СИЛА ВЕРЫ И КАК ЕЕ ИЗБЕЖАТЬ
ПРИТВОРСТВО В МАГИИ И РЕЛИГИИ
АВАДА КЕДАВРА!
КАК ПРАВИЛЬНО ВЕРИТЬ В ЧУДЕСА
Tags: метафизика, мифология, психология, религиозные штудии
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments