Иногда практикующий теоретик (anairos) wrote,
Иногда практикующий теоретик
anairos

Category:

Адвокат Бога

В течение всей человеческой истории одна из главных проблем, занимавших наши умы, была проблемой страдания. Человек хотел знать, почему он страдает, почему умирает, какой в этом смысл.

Христианская цивилизация превратила проблему страдания в проблему теодицеи – оправдания Бога. Как благой Бог, любящий людей и все сотворенное Им, мог создать мир, до краев наполненный болью и смертью?

Я, конечно, не претендую на последнее слово в этой дискуссии, ставящее окончательную точку и дающее решающий ответ на все вопросы. Я не претендую даже на то, что мои слова непременно правдивы, и не рассчитываю, что они всем понравятся. Однако, как говорится, имею сказать на эту тему, и очень надеюсь, что моим читателям это покажется интересным и осмысленным.


Для начала – то, что человек в принципе оказался способен заметить, что мир несправедлив и наполнен страданием, показывает, что человек стал совершеннее мира. Иными словами, человек стал совершеннее, чем Бог, который его сотворил.

Как раз с того момента, как кто-то впервые поднял глаза к небу и сказал: «Боги, вы несправедливы!», можно начинать отсчет времени гуманизма, да и вообще времени человечества, каким мы его знаем.

И человечество, каким мы его знаем, отвергло богов, сотворивших его, и отправилось на поиски иного Бога, в котором было бы только благо и ничего, кроме блага.

Иногда даже буквально.

Яхве, направлявший мифических предков еврейского народа, мог уничтожить все живое потопом, мог приказывать своим последователям истреблять города, не щадя ни женщин, ни детей, мог самолично убить тысячи младенцев в Египте. И никто не видел в этом ничего особенного. В природе такая жестокость – повседневное явление, норма для всех, и человек того времени ничем из природы не выделялся. Но уже люди начала нашей эры ужасались решениям и приказам Яхве настолько, что кое-кто из них считал его не Богом, а воплощением злобы и невежества.

Но Библия пишет, что именно Яхве сотворил мир. Значит – решили эти мыслители – творец нашего мира лишь демон, восставший против истинного, благого Бога, и сотворивший мир против Его воли.

Таково было начало многих дуалистических движений – гностиков, маркионитов, манихеев, других с ними. Все они отвергали мир, поскольку считали его творца силой зла. Они потерпели поражение и были забыты, но их учение и та логика, что лежала в его основе, заслуживают внимания.


Христианство, отказавшись от дуализма и признав, что мир сотворен благим Богом, загнало себя в ловушку теодицеи. Бога невозможно оправдать, пока мы считаем Его безусловно добрым и в то же время совершенно отделенным от мира.

Стоит отказаться от любой из этих мыслей, как вопрос страдания получает логичный ответ. Если Бог не благ – или, по крайней мере, Его понимание блага не соответствует человеческому – то и нечего ожидать от Него добрых поступков. Если Он не отделен от мира, то сам вопрос нужно уже ставить по-другому – почему Бог страдает?

Иудеи пошли по первому пути. Они не задают вопросов, почему Б-г сделал так, а не этак. У них есть предание, как мудрейший Соломон однажды спросил Всевышнего, зачем на свете существуют безумие и пауки, и Всевышний послал ему ответ. Ответом было такое приключение, что, если бы безумец и паук не спасли Соломону жизнь, он не смог бы уцелеть со всей своей премудростью. Мораль очевидна: будешь спрашивать то, что тебя не касается, получишь ответ, который тебе не понравится.

Религии Востока нашли собственный ответ. Они отвергают само страдание. Истинно сущее, называй его Брахманом или Адибуддой, не страдает и не меняется, но пребывает в вечном блаженстве. Только мы, погрязшие в невежестве и забывшие, что едины с Истинно сущим, можем страдать, пока не вспомним о своей природе.

Сам я полагаю, что Бог растет и развивается вместе с миром – или, если хотите, Бог проявлен в мире настолько, насколько мир может Его вместить. Пока в мире не было жизни, и Бог был безжизненным и безличным законом. Пока в мире были только животные, подчиняющиеся зову эмоций и не ведающие ни добра, ни зла, таким же был и Бог. А с того момента, как люди осознали ценность добра и красоты, на смену жестокому и радостному Богу-зверю пришел Бог-человек.


Но умственными рассуждениями не накормишь голодного. И не утешишь страдающего. Тут нужны слова, обращенные не к уму, а к сердцу – может быть, даже говорящие совсем о другом. Я нашел их – по крайней мере, для себя – глядя на своего сына.

Вы видели, как плачет маленький ребенок? Мама не разрешила ему размазывать кашу по лицу. Или отняла погремушку, потому что пора ложиться спать. Или шлепнула по руке, протянутой к раскаленной плите. Причина может быть любой, но он рыдает так, как будто его сердце разрывается от горя.

И оно в самом деле разрывается. Ребенок не помнит прошлого и не думает о будущем. А здесь и сейчас это самое большое горе в его жизни. Самая сильная душевная боль, которую он когда-либо ощущал.

Он смотрит вверх и думает – вернее, думал бы, если бы умел: «За что? Что я такого сделал? Почему эти непонятные существа, от которых зависит вся моя жизнь, отнимают у меня единственную радость и обрекают на такие муки?».

А мы, взрослые, смотрим на него сверху вниз снисходительно или раздраженно. Наша жизнь намного сложнее и тяжелее его незамысловатого существования. Она наполнена потерями и приобретениями, по сравнению с которыми его маленькие детские радости и горести кажутся ничего не значащими.

И даже если мы кидаемся его утешать, то все равно понимаем, что через пять минут он и думать забудет о том, о чем сейчас так горько рыдал, а через десять лет и не вспомнит, что когда-то мог горевать из-за такого.

Но рано или поздно для каждого из нас может снова наступить момент, когда сердце разрывается. Когда от боли невозможно ни говорить, ни думать – только кричать. И тогда мы готовы будем посылать проклятия Богу, лишившему нас радости и обрекшему на невыносимые страдания.

А Бог будет смотреть на нас сверху вниз и думать: «Когда же ты уже вырастешь, малыш...».
Tags: злые песни, метафизика, реплика в сторону
Subscribe

  • Судьба автора

    Как известно любому автору, книгу невозможно контролировать. Ты мог писать её в надежде передать ясное и недвусмысленное послание, что-то такое, что…

  • Минутка воспоминаний: Автор, который испугался

    Этот пост был опубликован 5 лет назад.

  • Вдогонку Льюису

     Цитата из «Английской литературы 16 века» Льюиса навела меня на некоторые мысли по поводу волшебства в историях. Льюис верно подметил,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 30 comments

  • Судьба автора

    Как известно любому автору, книгу невозможно контролировать. Ты мог писать её в надежде передать ясное и недвусмысленное послание, что-то такое, что…

  • Минутка воспоминаний: Автор, который испугался

    Этот пост был опубликован 5 лет назад.

  • Вдогонку Льюису

     Цитата из «Английской литературы 16 века» Льюиса навела меня на некоторые мысли по поводу волшебства в историях. Льюис верно подметил,…