Иногда практикующий теоретик (anairos) wrote,
Иногда практикующий теоретик
anairos

Category:

История одного бога

Спорит с викингом раввин.
Спор заведомо бесплоден:
– Бог один! И Он – не Один!
– Один – бог! И не один!

Народное творчество



Есть боги, которые живут лишь до тех пор, пока им поклоняются. Осирис и Кецалькоатль, Мардук и Баал-Хаммон – все они некогда царили над великими народами и державами. Но эти народы и державы ушли в прошлое, и боги умерли, оставшись только в пословицах и поговорках. Их образы и мифы частью стали сказками, частью достались, как трофеи, богам-победителям.

Но иногда бывает так, что бог, лишившись культа, словно бы становится сильнее. Ему больше не молятся и не приносят жертв, но его образ остается и правит умами даже тех, кто никогда в него не верил. Он проникает в коллективное бессознательное. К нему раз за разом обращаются творцы массовой культуры. Словом, из части религии он делается частью мира, в котором этой религии уже давно нет.

И сегодня я хочу поговорить об одном из таких богов.



Что вы знаете об Одине?

Думаю, большинство припомнит примерно одно и то же. Вождь богов, правитель Асгарда. Хозяин Валгаллы – загробного рая для любителей выпить и подраться. Те, кто склонен к мистицизму, могут еще вспомнить, что Один изобрел руны. И еще у него было два сына – Тор и Локи.

На самом деле не все так просто, начиная уже с того, что детей у Одина было намного больше. Например, Хеймдалль, самый зоркий среди асов, родившийся от девяти матерей. Они вынашивали его все вместе и потому справились всего за месяц. И не нужно спрашивать, как им это удалось.

А вот Локи как раз не был сыном Одина. Кем он был – скандинавы так и не смогли договориться. По одним источникам – великаном-турсом, который присоединился к асам и был усыновлен Одином. По другим – Один и Локи вообще братья.

Валгалла – не единственный загробный чертог для павших воинов. Был и второй. Им владела прекрасная Фрейя – богиня любви, войны и магии. Она же командовала и валькириями – девами-воительницами, которые собирали для обоих залов отважных мертвецов. Так что если вы представляли себе валькирий как личную гвардию Одина, то скандинавы с вами не согласны.

У чертога Фрейи, как и у всего в скандинавских мифах, было имя. Он назывался Сессрумнир и стоял на поле Фольквангр. Занимались его обитатели ровно тем же самым, что и воины Валгаллы: целыми днями рубились между собой, а ночами пировали. Простое пиратское счастье.

Как Фрейя и Один делили между собой мертвых героев? Им, скорее всего, не приходилось это делать.

Мужа Фрейи, согласно легендам, звали Одр. Жену Одина – Фригг. И если вам кажется, что тут есть некое странное сходство, то вам вовсе не кажется.

Для традиционного язычества это, можно сказать, норма. Границ между богами практически не существует. Два божества, почитавшиеся разными народами, могли слиться вместе – так произошло с Артемис и Дианой. Два имени одного бога могли разделиться и стать разными богами – Диану почитали также как Диону и Яну, причем иногда в одних и тех же храмах.


Наконец, не стоит представлять Одина величественным королем со вспыльчивым характером, каким его сыграл гениальный сэр Энтони Хопкинс. Вождь асов – фигура куда более многосторонняя и неоднозначная.

Например, он хитрец и обманщик. Эти свойства чаще приписывают Локи, но самое интересное в том, что Локи-то как раз всегда держал слово, если его каким-то чудом удалось заставить его дать. А вот Один... Не было такой клятвы, которую он бы, единожды дав, не попытался бы нарушить или обойти.

В отличие от Тора, побеждающего врагов богатырской силушкой и молодецкой удалью, Один был настоящим средневековым Джеймсом Бондом. Чтобы добиться своего, он мухлевал всеми способами, какие были доступны – колдовал, соблазнял, бил в спину...

Ничего удивительного, что Тор был прежде всего богом свободных земледельцев, которые дерутся, только чтобы защитить свои земли, а Одину поклонялись викинги – сами большие знатоки хитростей и подлых приемов.

Один действительно открыл руны. Для этого он, как говорят Эдды, принес себя в жертву самому себе – повесился на Мировом Древе и пригвоздил себя к стволу копьем. Но он был знатоком и всей остальной магии: учился у ведьм их темному искусству, украл Мед Поэзии и стал величайшим скальдом, пожертвовал глаз Источнику Мудрости, чтобы сделаться провидцем. А еще хранил в тайном месте голову вещего великана Мимира и время от времени с ней советовался.

Хотя вороны Мысль и Память (Хугин и Мунин) ежедневно доставляли ему вести со всех концов земли, Один все равно не сидел на троне, а часто гулял инкогнито среди смертных, чтобы своими глазами (точнее, одним глазом) увидеть все самое интересное.

На это время он принимал облик старика с длинной седой бородой, в сером или синем плаще, широкополой шляпе и с посохом в руке. Шляпа маскировала его единственный глаз, а посох был в действительности волшебным копьем Гунгнир.

Временем Одина была зима, особенно зимнее солнцестояние, длиннейшая и темнейшая ночь в году. Тогда его священные животные – волки и вороны – собираются в стаи в поисках пропитания. Зимой Один и его мертвая дружина носятся над лесами и полями Дикой Охотой, преследуя всякого, кто попадется им на пути.


Небольшое отступление. Люди, как известно, не могут придумать совершенно нового бога. И Один, конечно, не изобретение скандинавов.

Зимнего Короля – великого провидца и чародея, которому служат волки и вороны, князя стужи и повелителя Дикой Охоты – почитали и кельты, и германцы, и финны, да и вообще почти все народы к северу от Средиземноморья.

В Финляндии Зимнего Короля звали Вяйнемёйненом. На Руси – Велесом. Но их образы все же отличались друг от друга, и самым влиятельным оказался именно Один.

Кстати, Летний Король, двойник Зимнего – тоже весьма примечательная персона. Одно из его имен – Робин из Зеленого Леса. Он прототип целого отряда известных персонажей, от короля эльфов Оберона до благородного разбойника Робин Гуда. Ему посвящен майский праздник, который на Руси известен как Купальская ночь. Но о нем, как говорят скандинавы, не будет речи в этой саге.


Скандинавская религия уже давно стала достоянием прошлого. Нынешние неоязычники, пытающиеся возродить эту веру, по большей части всего лишь играют в нее. Они не верят в Одина и Тора так, как викинги и бонды десятого века. Достаточно сказать, что никому из них и в голову бы не пришло приносить людей в жертву своим богам.

Но Один, в отличие от остальных асов, ванов и турсов, по-прежнему живее всех живых.



Не показался ли вам знакомым тот облик, в котором Один обычно ходил по земле?



Толкин никогда не скрывал, что прообразами Гэндальфа Серого стали Один и его финский псевдоним Вяйнемёйнен. От них он унаследовал внешность, хотя его имя – это имя одного из прародителей народа карликов. Ну а сам Гэндальф дал начало классическому образу мага из высокого фэнтези.

Так что, например, Альбус Дамблдор – тоже в некотором роде литературный потомок Всеотца асов.

А еще интереснее, что во «Властелине Колец» не один двойник Одина, а целых два. Там есть еще волшебник – мудрец, хитрец, сладкоголосый оратор, охотник за тайными знаниями. Он живет в высоком чертоге, и ему служат волки и вороны (правда, с ударением на второе «о», а не на первое). Это, как вы уже поняли, Саруман Белый – и он тоже стал прообразом множества магов в книгах и фильмах.


А теперь вспомните, какого еще волшебника можно встретить во время зимнего праздника? Он имеет облик старика с посохом и способен щедро наградить того, кто ему понравится, но может и наказать того, кто творил зло.

Санта-Клаус унаследовал от святого Николая только имя. Во всем остальном он – как и наш Дед Мороз – все тот же Зимний Король, только в смягченном, детском варианте.


В великолепном романе Сюзанны Кларк «Джонатан Стрендж и мистер Норрелл» один из центральных персонажей – Король-Ворон. Уже одного имени достаточно, чтобы заподозрить его в родстве с Одином, но это только начало.

Он правил северной Англией. Он пришел в мир людей морозной зимой во главе воинства эльфов. Он создал английскую магию и изобрел особые буквы, чтобы писать магические книги. Он, наконец, похищал людей в свою свиту, чтобы они сопровождали его в полетах над зимними лесами и холмами Англии.


Вот такая бурная жизнь может порой начаться у бога, который, казалось бы, должен был исчезнуть вместе со своей религией.
Tags: массовая культура, мифология
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments