Иногда практикующий теоретик (anairos) wrote,
Иногда практикующий теоретик
anairos

Categories:

Религия, магия и наука: промежуточные итоги

Недавно я снова ощутил настоятельную необходимость привести мысли в порядок. Так уж я устроен, что мне это удобнее делать в письменном виде. Результат перед вами.

Это значит, кроме всего прочего, что под катом вы не найдете ничего (или почти ничего) нового, такого, чего еще не было бы в других моих статьях. В основном тут будут уточнения, дополнения и комментарии к статьям «О воле в природе», «Чудодейственная воля», «Как доучить волшебника» и «Расписание волшебной школы». Иногда они могут противоречить тому, что написано в предыдущих выпусках. Для меня это нормально.

Если вам это все же интересно – читайте дальше.


Как именно меняло свое значение слово «религия»?

В римскую эпоху оно обозначало правильное почитание римских богов.

Заметим, слово «вера» пока еще в формулу не входило. Римлян не волновало, верит ли гражданин в Юпитера или Марса. Главное, чтобы соблюдал установленные еще Нумой Помпилием обычаи.

Это здравый подход, как по мне. Если бы я был, к примеру, начальником атомной электростанции, мне тоже, наверное, было бы все равно, как относятся мои сотрудники к идее ядерной энергетики и вообще к электричеству. Но вот соблюдения инструкций и техники безопасности я бы от них требовал строго и под угрозой суровых репрессий. Ошибка может дорого обойтись не только самому нарушителю, но и всей стране, если не планете.

Греческое слово orthodoxia тоже обозначает именно «правильное прославление» и потому в церковнославянском языке передано как «православие». Уже поэтому понятно, что с приходом христианства ситуация не поменялась.

Она начала меняться потом. К правильному прославлению добавилось еще требование правильно думать о Боге – соглашаться с одним набором утверждений о Нем и не соглашаться с другими.

Для народа прославление все равно стояло на первом плане, потому что обряды совершали все, а богословские книги читали одни интеллектуалы. Но вот для самих интеллектуалов стало важнее всего именно верить в определенное представление о Боге.

Реформация окончательно выдвинула веру на первый план. А чтобы под определение попадали и религии других народов, его скорректировали: религия стала значить веру в сверхъестественные духовные силы, управляющие миром.

Это определение и до сих пор удобнее всего для ученых-религиоведов. Оно, во-первых, уважительно; во-вторых, под него не попадает атеизм; в-третьих, эталоном религии по нему все равно получается европейское христианство.

Убежденные же проповедники атеизма упростили его до предела и создали полностью абстрактную формулу: религия – набор принципиально недоказуемых и неопровержимых суждений, которые требуется принимать на веру и основывать на них свою жизнь.

Естественно, в таком виде «религия» обретает окончательно иррациональный вид, так что непонятно, с какой стати умному человеку вообще принимать в этом участие. Что атеистов устраивает как нельзя лучше.


«Если Бога нет, а я в Него верю, то почти ничего не теряю.
Если Бог есть, а я в Него не верю, то теряю весьма много.
Значит, верить в Бога разумнее, чем не верить».


Этот афоризм известен как пари Паскаля.

Обратите внимание, насколько он европоцентричен. Для его автора не подлежит сомнению, что возможны только два варианта: либо Бог таков, каким Его описывает христианство, либо Его нет вовсе. И точно так же человек либо верит в Бога христианской церкви, либо не верит вовсе.

Достаточно вспомнить, что религий тысячи, и во всех Бога наделяют разными чертами, и пари Паскаля тут же утратит всю свою убедительность.

Впрочем, атеизм – тоже лишь одно из направлений религиозной мысли. Более того, он – конечная ступень развития христианства. Он родился из отрицания протестантизма, как протестантизм – из отрицания католичества, а христианство в целом, в свою очередь – из отрицания язычества. Каждый раз пропасть между Богом и миром становилась все шире, пока, наконец, европейские интеллектуалы не решили, что в гипотезе абстрактного деистического Бога нет надобности, а предельная реальность – сам мир.


Понятие науки тоже меняло значение не раз и не два.

Вначале это было любое знание вообще. Затем – упорядоченное знание. Затем – упорядоченное знание о вещественном мире. Наконец – знание о вещественном мире, полученное путем эксперимента, наблюдения, выдвижения гипотез и их экспериментальной проверки.

Финалом этого процесса стало определение, такое же абсолютизированное, как определение религии выше. Наука – познание мира путем измерений, создания математических моделей на основе полученных чисел и проверке этих моделей при помощи новых измерений.

Насколько мне известно, кстати, гуманитарные науки вроде истории или литературоведения только во второй половине 19 века заслужили в Европе право называться, собственно, науками. И до сих пор многие ученые считают, что гуманитарные дисциплины логичнее относить не к sciences (наукам), а к arts (искусствам). Мол, это хорошо, полезно и занимает свое место в цивилизации, но какая же это наука, если в ней нет уравнений и математических моделей?


Эта система понятий представляется мне в виде глобуса. На одном полюсе – предельно абстрактная «религия», полностью стоящая на вере и не касающаяся ни единого проверяемого факта. На другом – такая же предельно абстрактная «наука», полностью стоящая на измерениях и уравнениях и не касающаяся ни единого неизмеримого понятия.

Вокруг каждого полюса – расплывчатый «полярный круг» всего, что можно назвать религией или же наукой, потому что оно сколько-нибудь похоже на центральное определение.

Ну а на экваторе – серая зона всего, что не похоже ни на то, ни на другое. Область знания, отвергнутого европейской мыслью. Там собраны и заблуждения человечества за всю историю, и полезные идеи и технологии, которые просто не смогли ужиться в полярных кругах «религии» и «науки».

Можно спросить, почему бы не принять эту схему хотя бы в качестве рабочей. Но увы, она не годится, потому что с ней слишком много сложностей.

Например, никакую реальную науку не удастся свести полностью к набору уравнений. В конце концов, все переменные в формулах должны соответствовать чему-то существующему. А значит, математическая модель превращается в, собственно, науку только при помощи интерпретации. То есть... правильно, набора принципиально недоказуемых и неопровержимых суждений, которые приходится принимать на веру. В основе «науки» неминуемо оказывается «религия», а в основе рационального знания – иррациональная вера.

И точно так же не бывает религии, утверждения которой ни на чем не основаны и ничем не проверяются. Наоборот, практически все они утверждают, что основываются на опыте своих основателей, которые познали Истину и явили ее людям. А многие еще добавляют, что, строго следуя их установлениям, можно тоже пережить прикосновение к Истине и увидеть все таким, какое оно есть на самом деле. В основе «религии» оказывается «наука», пусть и не в самом строгом своем определении.

Короче говоря, развести «науку», «религию» и «магию» так, чтобы они не пересекались, невозможно. Это не разные явления, а разные стороны одних и тех же явлений.

Иллюзия их раздельности смогла возникнуть только по одной причине. Так сложилось, что одна конкретная форма религиозности и один конкретный метод познания мира смогли получить идеологическую монополию на Западе. Они и объявили себя «религией вообще» и «наукой вообще».


Среди всего того, что оказалось в серой зоне, с магией традиционно связывают две идеи. Первая, о которой я уже много писал – воля в природе. Вторая, о которой хочу сейчас сказать пару слов – закон подобия.

Обычно их как-то соединяют между собой. Автор японского лайт-романа «Некий магический Индекс» метко назвал это соединение «теорией идола». Подобие отчасти перенимает свойства своего первообраза, и если этот первообраз обладает силой, то и «идол» становится ее источником. Например, христианские кресты прогоняют нечисть, потому что им передается частичка силы первоначального Креста. А он, в свою очередь, получил силу из-за того, что на нем был распят Сын Божий.

Магия Возрождения – наилучший пример такого подхода. Для нее мир пронизан системой симпатических связей, через которые к вещам притягиваются планетные влияния. А планеты, в свою очередь – проводники божественной воли, которая с неба изливается на землю.

Эти связи существуют потому, что божественный промысел сотворил мир закономерным и целесообразным. Внешнее сходство формы – признак внутреннего, сущностного родства вещей, потому что в упорядоченном мире оно просто не может быть случайным и ничего не значащим.

А вот ученые начала двадцатого века, такие как Фрэзер, наоборот, старательно разводили эти идеи. Они считали, что закон подобия – основа магии, в то время как анимизм (представление об одушевленности всего сущего) – начало религии. То, что уже упомянутые идолы соединяют в себе то и другое, от ученых мужей, видимо, ускользало. Наверное, потому, что все они были атеистами и потому считали идолов просто изображениями.

И все же они были в чем-то правы. Эти две идеи в самом деле могут существовать независимо друг от друга.


Представим себе мир, в котором подобное влияет на подобное, а часть сохраняет сродство с целым просто потому, что так все устроено. Это действительно закон, такой же незыблемый, как закон Ома, например.

В таком мире ученые рано или поздно разберутся в его действии и построят «симпатическую физику», а на ее основе – симпатические технологии. Внешне такие технологии будут выглядеть, как магия (скажем, можно будет действительно убить человека, ткнув иглой в куклу с прядью его волос). Но по сути своей это будут обычные механические технологии, ничем не отличающиеся от всех прочих.

Если хотите посмотреть, что может получиться из такой попытки – к вашим услугам цикл «Лорд Дарси» Рэндалла Гаррета. Там под названием магии скрывается именно такая физика. Правда, автор сделал важное допущение, чтобы избежать сложных вопросов и придать циклу дух фэнтези. В его мире закон подобия работает не для всех, а только для немногих избранных, рожденных с «талантом». Их, естественно, называют волшебниками.

При этом сам мир, где происходит действие, совершенно не волшебен. В нем нет ни демонов, ни ангелов, ни судьбы или предзнаменований, а Бог и загробная жизнь упоминаются лишь постольку, поскольку в них верит местная церковь. Это идеальная вселенная англосаксонского просвещенного протестанта, просто с симпатическими технологиями рядом с паром и электричеством.


А как будет выглядеть магия, в которой есть вера в волю в природе, но нет закона подобия? Тут даже не нужно гадать, потому что современный оккультизм именно таков.

Маги начали отказываться от представления о симпатических связях еще в эпоху Просвещения, когда физика открывала для нас все новые и новые знания, как в природе на самом деле все устроено. Сейчас разве только в популярных сборниках заговоров можно встретить прежнюю веру. Просвещенные оккультисты нашего времени полагают, что подобие существует лишь «в глазах смотрящего».

В основном маги нашего времени полагают, что магическая сила исходит из них же самих. Они меняют мир своей волей, а символы и идолы – просто способ сфокусировать и направить ее.

Некоторые техники, основанные на симпатической магии, все еще используют. Но дают им, как правило, уже новые объяснения.

Например, в одном руководстве мне встретилось интересное рассуждение. Чтобы повлиять на другого человека, магу лучше изготовить подобие своими руками. Такая кукла будет олицетворять собой «жертву» с той стороны, с которой ее знает маг. А значит, воздействие будет намного эффективнее. Фотография, для сравнения – куда более поверхностный образ, с ее помощью можно настроиться только на внешность «жертвы».

В общем, в этом отношении Фрэзер, считавший симпатическую магию основой всей магии вообще, посрамлен полностью. Современный маг, верящий в закон подобия, так же странен и старомоден, как современный физик, верящий в импетус или светоносный эфир. Впрочем, как мы все знаем, есть и такие.


Должен признаться, мне «теория идола» кажется одной из самых красивых магических теорий. В отличие от «симпатической физики», она не механична, в ней есть душа. В отличие от современных учений вроде «Секрета», она не примитивна, в ней есть место разуму и логике.

Вообще, почти все, созданное магами Возрождения, отмечено печатью красоты, изящества и интеллектуализма. Астральные ритуалы Фичино, величественное здание памяти Бруно, волшебные сады, дворцы и театры... Это не только наука, но и высокое искусство не для всех.

Красота, конечно, не критерий истинности. Но определенно признак того, что истина где-то рядом. И потому я думаю, что «теорию идола» можно обновить, избавив ее от лишней субъективности.

Для этого придется, наверное, позаимствовать одно из главных оружий материалистического атеизма – разделение природы и культуры. Отличать родство, основанное на природных свойствах, и сходство, вызванное культурными ассоциациями.

Например, астрология стоит на культурных ассоциациях целиком и полностью. Свойства планет и созвездий выводятся из их названий – а ведь названия, как мы уже знаем, произвольны. Те же самые небесные тела в других культурах носят другие имена, с которыми связаны совсем другие смыслы и мифы.

А вот связь между Зевсом, дубом, грозой и быком уже далеко не произвольна. Чтобы изложить ее во всей полноте, пришлось бы написать еще пару страниц текста, и сейчас я этого делать не буду. Но в результате приходит понимание, что Зевс – просто одно из имен для реально существующей природной воли. Мифы о нем отчасти помогают понять эту волю.

Воля присутствует во всем, что действует ее способом и движется к ее цели. Это и есть связь подобного с подобным.
Tags: метафизика, религиозные штудии
Subscribe

  • Мотивы для инквизитора

    Тут уважаемый myrngwaur опубликовал великолепную рецензию на цикл Скотта Бэккера «Второй Апокалипсис». Если вы её ещё не…

  • Гримуары Индостана

    От русской магии вернёмся на Восток, в Индию. Но прежде чем говорить об индийской магии, придётся сказать несколько слов о самой Индии. Думаю, для…

  • Теория заговора. Русского народного

    В наше время фольклористы продолжают странствовать по русским деревням, собирая остатки народных традиций. В том числе, разумеется, магических. Сами…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments

  • Мотивы для инквизитора

    Тут уважаемый myrngwaur опубликовал великолепную рецензию на цикл Скотта Бэккера «Второй Апокалипсис». Если вы её ещё не…

  • Гримуары Индостана

    От русской магии вернёмся на Восток, в Индию. Но прежде чем говорить об индийской магии, придётся сказать несколько слов о самой Индии. Думаю, для…

  • Теория заговора. Русского народного

    В наше время фольклористы продолжают странствовать по русским деревням, собирая остатки народных традиций. В том числе, разумеется, магических. Сами…