Иногда практикующий теоретик (anairos) wrote,
Иногда практикующий теоретик
anairos

Category:

Боги и демоны

Мир, в котором обитал традиционный человек — волшебный мир. У всего в нем есть скрытая сторона, и он населен не только людьми и животными, но и великим множеством волшебных, потусторонних существ. Их множество, они весьма различны между собой, носят разные имена и названия, однако есть среди них две категории, не только наиболее влиятельные, но и занимающие самые заметные места в мифах и сказках. Это боги и демоны.

Некоторые религии (как буддизм) отрицают Бога. Некоторые (как христианство, иудаизм и ислам) отрицают богов. Но существование демонов бесспорно для них всех.

А между тем определить, по какому признаку вообще происходит деление на демонов и богов, не так-то просто. Боги не обязательно милостивы к человеку — есть и страшные божества, которых чтят, чтобы они не вредили. С другой стороны, среди демонов даже в иудаизме и исламе есть те, кто настроен по отношению к людям вполне благожелательно — или, по крайней мере, нейтрально. А, например, греческие демоны и вовсе считаются благими существами (хотя иногда среди них попадаются и злобные — какодемоны).

Деление на «верхний мир» (небо) и «нижний мир» (хтоническая преисподняя) тоже не спасает положение. У половины богов-олимпийцев есть хтонические облики, Аид — повелитель подземного царства — тоже считается богом. Демоны у греков (да и у христиан, унаследовавших эту концепцию) обитают между небом и землей.

Счесть, что боги, в отличие от демонов, способны созидать? Но большинство языческих богов — вовсе не творцы, они не принимали участие в сотворении мира, даже если такой момент вообще нашелся в их мифологии. И все же это, как говорят дети, уже теплее.


Начнем с того, что во всех религиях, кроме религий Леванта (авраамической троицы и зороастризма) демоны старше богов. Точнее сказать, боги происходят от демонов, принадлежат ко второму или третьему поколению бессмертных духов.

Иногда они даже младше людей. Греческая мифология в этом смысле не устоялась, но если верить Гесиоду, титан Прометей создал людей из глины еще до того, как родились боги-олимпийцы.

Однако именно боги приносят в мир порядок и закон. Иногда это значит, что боги творят его, придают форму бесформенной первоматерии. Иногда мир уже существует, но он погружен в хаос, и людям приходится с трудом выживать среди чудовищ и катаклизмов. Боги же создают для них огражденное место, где действуют строгие правила и нет места хаосу.

Пожалуй, действительно отличает богов от остальных демонов именно стремление играть по правилам, а точнее — устанавливать правила игры для всех, в том числе и для самих себя. Боги — олицетворение порядка вещей, раз и навсегда определенных священных образцов, того, что в Египте называлось «маат», в Месопотамии «ме», в Индии «дхарма», а в Китае «дао».

Если среди этих богов есть демон-трикстер, то, возвысившись до божественного статуса, даже он меняется. Он продолжает олицетворять игру не по правилам, продолжает хитрить и обманывать, но тем не менее он вписывается в порядок вещей — в этом порядке вполне найдется место и хитрецу.

Лучше всего это заметно на примере Гермеса. Лукавый бог строго исполняет свои обязанности проводника мертвых, покровителя торговли и спутника героев. Он обходит правила, но никогда напрямую их не нарушает, и потому, в отличие, скажем, от Прометея, никогда не вызывает гнева богов.

И чем основательнее устоялся поддерживаемый богами упорядоченный мир, тем пассивнее в нем сами боги. Они все больше удаляются на небо, все реже взаимодействуют с людьми, все заметнее превращаются в безличные законы. Мифы описывают, как боги сражались друг с другом и с демонами, как их битвы заставляли солнце померкнуть, а океан вскипеть. Но все это относится к мифическому времени и пространству, не имеющему никакого отношения к «здесь и сейчас».

Ритуалы, совершаемые в честь богов, скорее призваны напомнить им о том, как все должно идти, чем побудить к конкретным действиям. Боги вмешиваются только тогда, когда их порядку грозит серьезная опасность.

С другой стороны, демоны активны всегда. Это свободные, непредсказуемые силы, которые вмешиваются в ход событий по своему усмотрению. В этом они несколько похожи на людей — и потому в сказках и легендах ведут себя куда более по-человечески, чем боги.


И если внимательно посмотреть на эти сказки и мифы, то легко можно увидеть, что после воцарения богов все демоны достаточно четко делятся на три категории.

Первая — те, кто принял правила игры, установленные богами, и активно их поддерживает. Это, условно говоря, благие демоны, и они обычно входят в свиту того или иного бога. Именно их древние греки, собственно, и называли демонами.

По мере возрастания пассивности богов демоны берут на себя задачу посредничества. Они исполняют волю бога на земле, они же помогают или мешают людям, если это устраивает бога, так что в конце концов верующим становится все равно, увидеть ли бога или кого-то из его слуг. В Ветхом Завете, например, слова «Господь» и «Ангел Господень» — взаимозаменяемые синонимы.

В каком-то смысле можно считать этих демонов проявлениями богов, их активными воплощениями, как конкретные представители власти служат олицетворениями абстрактного, пассивного, не действующего без них государства. У благих демонов (ангелов), как правило, даже нет собственных имен.

Вторая — те, кто принял правила и живет в созданном богами упорядоченном мире «на общих основаниях». Они, условно говоря, нейтральны. Такие демоны могут быть добрыми или злыми, но в любом случае они вменяемы и с ними можно строить отношения.

Таковы, например, индийские асуры, ракшасы, гандхарвы; славянские лешие, водяные и домовые. В сказках они помогают герою не менее часто, чем мешают ему. В мифах же иногда производят даже более приятное впечатление, чем боги. Например, среди асуров было немало праведников, творивших чудеса силой своей добродетели и аскезы. Даже среди ракшасов — коварных и злобных лесных людоедов — такой однажды нашелся: царь Равана Десятиголовый неустанным подвижничеством добился великой силы и стал неуязвим для оружия богов и демонов. Только смертный герой Рама смог его одолеть, и эта история описана в знаменитом эпосе «Рамаяна».

Даже в тех случаях, когда эти демоны причиняют людям вред — как те же ракшасы, или кельтские феи и эльфы, особенно принадлежащие к Зимнему Двору — они делают это не из ненависти. Они просто смертельно опасны по самой своей природе, как зимняя стужа или дикие звери.

Наконец, третья категория — чужие. Это те, кто отрицает божественный порядок самим своим существованием, либо стремится его подорвать активными усилиями. В первую очередь это восставшие мертвецы — упыри, драугры, преты. В русских сказках таков Кощей Бессмертный — и именно поэтому Баба-Яга, хранительница границы между живыми и мертвыми, враждебна ему.

Чужие демоны всегда злобны и опасны. Встретиться с ними можно, только выйдя за пределы огражденного богами упорядоченного мира. Они царят в тех местах и временах, куда власть богов не распространяется — ночью, на неосвященных кладбищах, в заброшенных храмах и святилищах, в болотах и зыбучих песках.


При столкновении религий побежденные боги почти всегда попадали в категорию враждебных демонов — именно потому, что они чужие, не принадлежащие установленному порядку. Такая судьба постигла, например, бесов, изрядная часть которых унаследовала имена у языческих богов. Ортодоксальное христианство считает их однозначно злыми духами, единственная цель которых — противостоять Богу и вредить Его творению.

Даже место обитания бесов называется «тьмой внешней», то есть находящейся за пределами Божьего упорядоченного мира. Да и в мире живых, чтобы повстречаться с бесами, нужно попасть на ничейную, проклятую землю — кладбище самоубийц, заброшенную церковь, перекресток дорог и т.д.

В то же время народная традиция, сохранившая старый, языческий подход, полагает, что бесы — опасные, агрессивные, но порой полезные существа, с которыми вполне можно договориться. Да и в сказках черт — либо помощник главного героя, либо противник, но в любом случае равноправный участник отношений.

Эти два мнения уже две тысячи лет борются в христианском мировоззрении даже на уровне богословия. Воспринимать ли ад, как место, куда не распространяется власть Бога, где нет Закона, куда даже Христос смог сойти лишь хитростью? Или же считать его частью установленного Богом порядка, местом Божественного воздаяния для грешников — но тогда не следует ли и бесов полагать слугами Бога, а не восставшими против Него?

Поэтому так противоречив образ демона в европейской культуре. Иногда считается, что демоны карают и терзают грешников, к праведникам же не смеют подступиться. Иногда — наоборот: демоны обступают праведника, стремясь сбить его с пути истинного, на грешника же не обращают внимания, поскольку он и так принадлежит им, и даже могут помогать ему в злых делах.


Говоря о мифах, невозможно ограничиться только традиционными мифологиями. Особенно учитывая, что наиболее развитые, богатые и логичные демонологии были созданы именно в наше время — и совсем не для религиозных целей. Но и их авторы, сознательно или нет, следовали мифологическим стандартам тысячелетней давности.

Книги Лавкрафта дают взглянуть на созданную им вселенную с двух сторон. В «Мифах Ктулху» есть место только для чуждых, хаотических демонов, враждебных крохотному упорядоченному мирку людей. Они по большей части бесформенны и безымянны, а если и носят имена, то эти имена ничего не значат.

Чтобы понять, как мир людей вообще смог выстоять против их мощи, нужно прочесть книги другого цикла — цикла сновидений. И там мы увидим, что наш мир охраняют земные боги, которых, в свою очередь стережет суровый и язвительный Ньярлатхотеп, повелитель чудовищ. В мире сновидений хватает и собственных монстров, и темных империй, но в целом он все же больше волшебен, чем ужасен.

В мире Вархаммера Четверо Владык Хаоса, несмотря на свою «демоническую» внешность и нрав — самые настоящие боги, опора существующего порядка, которому они, собственно, обязаны своим существованием. В варпе обитают и демоны помельче, которые в целом воспринимают людей скорее как пищу, но тем не менее вполне поддаются контролю, а некоторые способны и к диалогу.

Нишу враждебных демонов занимают там некроны — механическая нежить. Их мечта — полностью уничтожить жизнь, чтобы в Имматериуме, обители духов, вновь воцарились покой и тишина. Естественно, что при таком подходе некроны находятся в оппозиции и к людям, и к демонам Хаоса.

В игровой вселенной Древних Свитков боги и демоны называются, соответственно, аэдра и даэдра. Некогда все они были божественными существами, обитателями вечного света, но затем аэдра, соблазненные одним из них, Лорханом, создали Нирн — мир людей — и пожертвовали своей силой и бессмертием, чтобы создать в нем упорядоченные законы. Даэдра посмеялись над ними за это, но тем не менее сами охотно вошли в созданный мир, чтобы украсить или улучшить его по своему разумению (не всегда совпадающему с мнением смертных) или же, наоборот, со временем разрушить творение.

Жители Нирна поклоняются как аэдра, так и даэдра с одинаковым рвением. При этом, естественно, среди даэдра предпочтение отдается «благим», настроенным по отношению к людям приветливо.

И очень похожую историю мы находим в трилогии Гарта Никса «Аборсен». Некогда — говорит эта мифология — повсюду царила Свободная Магия, порождавшая бесчисленных чудовищ. Но самыми сильными среди них были Девять Сияющих. И однажды кто-то из них предложил остальным создать упорядоченный мир. Только семеро согласились. Восьмой сказал, что не станет в этом участвовать, и попытался скрыться от остальных, но был схвачен, скован и приставлен к работе. Девятый же, самый могущественный, выступил против других, и был с великими потерями обезврежен и заточен на тысячи лет.

Семеро упорядочили мир, сотворив Хартию — великое собрание магических знаков, описывающее все, что было, есть и будет. Пятеро из них после этого пожертвовали собой, создав могущественные артефакты, в которых была заключена вся сила Хартии.

Но даже после этого в мире осталось множество духов Свободной магии, не признающих созданного Семью порядка. И самые могущественные из них — бывшие люди, сумевшие вернуться из-за ворот смерти.


Итак, подведем итоги. Традиционный невидимый мир населен четырьмя категориями более или менее могущественных духов:
— боги, основа и опора упорядоченного мира, источник его законов и правил;
— благие демоны (ангелы, небожители), слуги богов и их полномочные представители;
— нейтральные демоны, прежде всего природные существа;
— чужие демоны, в первую очередь создания первобытного хаоса и неупокоенные мертвецы.
Tags: метафизика, мифология
Subscribe

  • Введение в ведьмологию

    Что мы имеем в виду, когда говорим «ведьма» – разумеется, если используем это слово не просто как оскорбление? Оказывается, у…

  • Минутка воспоминаний: ученик чародея

    Этот пост был опубликован 3 года назад. С тех пор я слегка скорректировал свои взгляды. Отчёты Пола Столлера кажутся мне слегка приукрашенными в том…

  • Сдвиг границ

    Дневниковая запись для приведения мыслей в порядок. Для одних философов главная граница в мире пролегает между материальным и идеальным. С одной…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments