Иногда практикующий теоретик (anairos) wrote,
Иногда практикующий теоретик
anairos

Categories:

Непричесанные мысли о демонах

С демонами все еще хуже, чем с энергией. Чем дальше углубляешься, тем сложнее все становится.

На простейшем уровне все достаточно понятно. Демоны – сверхъестественные существа, стоящие по рангу ниже богов. Бывают добрыми, но чаще злые или просто опасные.

Но стоит копнуть чуть дальше, и оказывается, что демоны – ключ к пониманию любой религии. Даже тех, где они считаются духами чистого зла, или же где их нет вовсе.

Начать с того, что сами боги – разновидность демонов.

Как начинается классический миф о сотворении мира? Вначале была предвечная бездна – слово «Хаос» обозначает именно бездну, пустоту. В ней обитали бесформенные, иногда безымянные, но могучие демонические силы. Если их изображают в каком-то определенном облике, то обычно в виде огромных рыб, змей или драконов. Или, как в скандинавских мифах, великанов.

Но в какой-то момент среди них появились боги – существа, наделенные волей. Они оградили часть бездны и создали там мир, подчиняющийся их совместной воле и установленным ими законам.

Этот мир полон демонов. Некоторые из них служат богам, некоторые враждебны любому порядку, а некоторые просто живут в мире, подобно людям или животным. Можно сказать, что демоны – проявления предвечной бездны. Ее хаотическая магия частью осталась в мире после творения, частью постоянно проникает через бреши. Но при этом она все равно должна принимать форму – таковы правила огражденного богами мира.

Христианский миф о творении отличается незначительно. Там вначале был Бог, и первое, что Он сотворил – ту самую изначальную бездну. Дальше все по списку: отделение тьмы от света, воды от земли и прочего.

Так что демоны, строго говоря – обобщенное название любых сверхъестественных и потусторонних существ. А боги, джинны, ангелы, эльфы, тролли и гоблины – лишь разновидности, типы и расцветки демонов.


Что такое «потустороннее» и «сверхъестественное»? Это необычное, непривычное, непредсказуемое, пришедшее извне, не свойственное повседневному миру. Но в то же время это не галлюцинация, а нечто реальное: оно может действовать на нас, а само сопротивляется нашим действиям.

Иной мир вначале представлялся людям страной зверей, затем – страной духов и практически всегда – страной мертвых. В результате эти три понятия изрядно смешались между собой.

Идея потустороннего тесно связана с идеей чуждости, пришлости, преодоления границ и нарушения запретов. Демоны могут сами делать нечто запретное и неподобающее. Могут побуждать или заставлять людей это делать. А могут карать людей, которые это делают. Самые ушлые демоны – такие, как христианские бесы – легко совмещают все три варианта.

Чужак – всегда отчасти демон. Тот, кто преступил закон и был за это проклят, тоже становится демоном. Ребенок, рожденный без законного отца – это ребенок, рожденный вообще без отца, то есть полубог или полудемон. Особенно если он был зачат во время ритуальной оргии (например, на майский праздник или во время радения небольшой экстатической секты). Есть сведения, что в некоторых сектах в поздней античности таких детей приносили в жертву, а их плоть и кровь делили между собой «прихожане».

Но и демон – всегда чужак. Он не в состоянии полностью войти в мир людей и стать его частью, и всегда остается на границе. Отсюда поверье, что демон не может полностью принять человеческий облик. В нем обязательно будет какая-то неправильность, искаженность. Это касается даже благих демонов. Ангелы, например, крылаты или сияют. Обычные искажения в мифах и фольклоре таковы:

– звериные части тела (рога, копыта, когти, глаза);
– мертвые части тела (костяная нога, незаживающая рана);
– отсутствующие части тела (одноногость, однорукость, одноглазость, полая спина);
– золотая окраска или свечение (в основном для божественных сущностей);
– «стихийные» приметы (у водяного всегда мокрая пола одежды);
– инверсии (еврейские бесы обладают лысой головой, но волосатым телом; леший зеркально отражен по сравнению с человеком).

«Настоящий» внешний вид демона, если он есть, обычно фантастически противоестественен, сочетает в себе несочетаемые качества. Один из библейских пророков, когда ангел Господень явился ему в истинном облике, настолько испугался, что потерял сознание.

Демонам также приписывают способность свой облик менять. Индийские кимпуруши (зверолюды) делают это постоянно, как волшебник Ээх из мультфильма «Ух ты, говорящая рыба!». Это, в общем, тоже признак сверхъестественного происхождения, ведь в повседневном мире вещи обычно остаются собой, и если и меняются, то под влиянием внешних сил или достаточно медленно.

При этом демоническую природу может иметь (или получить) что угодно. Есть духи-демоны, люди-демоны, звери-демоны, деревья-демоны, даже вещи-демоны. В тех случаях, когда европеец сказал бы «это существо или предмет одержимо нечистым духом», японец сказал бы «оно превратилось в демона».


Еще два свойства демонов – сила и знание. За этим к ним всегда и обращались.

У демонов, согласно большинству религий, есть сила и власть над определенными областями жизни. Обычно «специализация» демона зависит от его формы и места обитания. Лесные демоны повелевают зверями и птицами. Морские – рыбами и ветрами. Демон, поселившийся в доме, становится его душой и хозяином.

А вот знания их далеко выходят за пределы внешнего вида. Демон, каким бы мелким он ни выглядел, принадлежит вечности, происходит из мира до начала (и за пределами) пространства и времени, а потому ему открыто многое из того, что неведомо людям.

Поэтому гаданий, требующих призвать демона и допросить его, существует великое множество. Например, греческая некромантия «работает» с тенями умерших – и спрашивать их можно не только о том, что они знали при жизни. А в России девушка могла и вовсе бесхитростно попросить: «Черти, черти, не утайте, моего милого покажьте!».


Магия всегда считалась занятием, тесно связанным с потусторонним миром, и потому переняла все его дополнительные ассоциации. Так что понятия «колдун» и «ведьма» имеют два смысла, между которыми традиционное сознание не проводит практически никакой четкой границы.

В жизни колдун – это человек, занимающийся магией: знахарь, шептунья, травник. Но в сказках, мифах и прочем фольклоре это сверхъестественное, демоническое существо, имеющее облик человека.

Например, в славянских (особенно южнорусских) верованиях считается, что все ведьмы хвостаты. Румыны вообще не проводили различий между деревенскими колдуньями и феями-дзянами: все они выглядят и ведут себя одинаково. Западноевропейские ведьмы входят в свиту дьявола и могут превращаться в животных.

В преданиях и сказках народов Сибири шаман – такое же сверхъестественное существо, как и все прочие чудовища и духи, с которыми приходится иметь дело герою. Он может, например, прилететь и проглотить целое селение, как это делает крылатый шаман Корэндо в сказке «Маленький Уняны». То же самое и с английскими witches: в жизни – обычные женщины, промышляющие колдовством, в сказках – обитающие в лесу людоедки.

В современном фэнтези это верование прослеживается до сих пор. Множество произведений, где волшебники или маги – либо вообще отдельный народ, либо изредка рождающиеся среди людей существа с особыми способностями.

Тут можно вспомнить не только Роулинг, но и Толкина. Волшебники Средиземья – не люди, освоившие чары, а меньшие Айнур (фактически ангелы или полубоги), пришедшие с Запада в виде людей. А в замечательной сказке «Роверандом» среди волшебников есть и вовсе негуманоидные.

Волшебники и феи – сказочные существа и у Волкова в «Изумрудном городе». Нигде у него не проскальзывает даже мысли, что волшебству можно научиться.

Ну и уже упомянутый волшебник Ээх весьма показателен. В нем нет ничего человеческого, кроме усов. И то не всегда.

Да и в жизни мне встречались православные, убежденные, что все колдуны и ведьмы рождаются от связи человека с бесом.

Некоторые даже проводят различие между магом, который совершает все чудеса, призывая демонов и приказывая им (или договариваясь с ними), и колдуном или ведьмой, которые сами отчасти являются демонами и потому наделены силой.


В общем, все, что двигается в «ту» сторону, обретает демоническую природу и постепенно становится полноценным демоном. Получает разум и волю, если раньше ими не обладало. Получает возможность превращений, если раньше этого не умело. Обретает знания, приходящие из вечности, и власть над какими-то природными стихиями. Но при этом стремительно утрачивает все прежние качества и интерес к прежним делам.

Обратное тоже происходит. Чем глубже демон входит в человеческий мир, тем определеннее он становится. Он превращается в зверя или человека, теряет силу и сохраняет лишь тот разум, который доступен его облику.

В некоторых европейских преданиях ключ к такому превращению – брак или просто секс. Скажем, у германцев женщины-тролли постоянно ищут мужчину, готового на них жениться. Если такой найдется, тролль станет человеком.

И вот тут мы встречаемся с интересным противоречием внутри мифологии.

Дело в том, что у демона, ставшего человеком, «отрастает» бессмертная душа – это верование встречается в Европе очень часто. Стремление обрести душу движет и германскими троллями, и, например, Русалочкой Андерсена. Но по христианским верованиям, демоны (как и ангелы) бестелесны. У них в принципе нет ничего, кроме бессмертной души.

Это можно было бы списать на разногласия христианства и традиционных европейских языческих верований. Но и по традиционным верованиям именно душа после смерти переходит в мир иной, где обитают боги и демоны. То есть душа должна бы быть «демоническим» началом в человеке.

Вероятно, тут все дело в том, что не любые верования в принципе «поддерживают» строгое разделение на материю и дух. Для язычества душа умершего – не нематериальная сущность, освободившаяся из телесной оболочки, а другая форма существования, в которую иногда можно перейти и вместе с телом.

Да и в христианстве по меньшей мере пять человек оказались в раю, забрав с собой и тела: ветхозаветные Енох и Илия, Иисус Христос, Дева Мария и апостол Иоанн Богослов. А в конце мира, перед Страшным судом, воскреснут вообще все умершие, и праведники в обновленных бессмертных телах окажутся на небе, в Царстве Божьем.


В завершение – нечто вроде списка для чтения: произведения, которые великолепно показывают тот или иной аспект «демонологии». Естественно, я стараюсь отбирать те, для которых это не единственное и даже не главное достоинство.

Итак, помимо тех произведений, что я уже упомянул в самом тексте:

Книги Гарта Никса из цикла «Старое Королевство» – величественный миф о творении мира Семью Сияющими. Его же цикл «Ключи от Королевства»* – там, помимо всего прочего, замечательная концепция Пустоты, из которой сотворено все сущее. Никс показывает, насколько опасна Пустота, насколько могущественна основанная на ней магия, и что она делает с теми, кто осмелился ее использовать.

* Скромно пользуюсь возможностью напомнить, что пять из семи книг этого цикла переведены на русский язык лично мной. Если будете читать – не забывайте сказать спасибо.

Песня Herr Mannelig. В ней женщина-тролль уговаривает рыцаря взять ее в жены, обещая одарить его богатствами, но он отказывается, потому что не хочет иметь дела с некрещеной нечистью.

Русская сказка «Седой медведь», а еще лучше – нарисованный по ней советский мультфильм. Лучшее известное мне изображение того, как человек становится лесным хозяином, обретая силу, но утрачивая человеческий облик.

«Трилогия Бартимеуса» Джонатана Страуда. Это как раз о волшебниках, которые творят все свое волшебство, призывая и порабощая демонов. То, что изрядная часть повествования ведется от лица, собственно, демона (то есть, простите, джинна), придает книгам особое очарование.

Tags: массовая культура, мифология
Subscribe

  • Судьба автора

    Как известно любому автору, книгу невозможно контролировать. Ты мог писать её в надежде передать ясное и недвусмысленное послание, что-то такое, что…

  • Повесть о странном союзе

    Я люблю напоминать, что вера и религия – не одно и то же. Вера – мир, в котором ты живёшь, то, что для тебя истинно и ложно, обязательно…

  • Минутка воспоминаний: о народной традиции

    Этот пост был опубликован 5 лет назад.

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 26 comments

  • Судьба автора

    Как известно любому автору, книгу невозможно контролировать. Ты мог писать её в надежде передать ясное и недвусмысленное послание, что-то такое, что…

  • Повесть о странном союзе

    Я люблю напоминать, что вера и религия – не одно и то же. Вера – мир, в котором ты живёшь, то, что для тебя истинно и ложно, обязательно…

  • Минутка воспоминаний: о народной традиции

    Этот пост был опубликован 5 лет назад.