Иногда практикующий теоретик (anairos) wrote,
Иногда практикующий теоретик
anairos

Categories:

Самая неудачная басня, или Who wants to live forever?

Да живешь ты вечно.
Спартанское проклятие

Живи вечно, царь.
Персидское благословение


Не так давно мне в очередной раз встретился умный образованный человек, свято убежденный, что физическое бессмертие – это ужасный ужас, и что только очень глупые люди могут о нем мечтать. Он даже обратился к этим людям с вопросом: объясните, мол, наконец, какие выверты сознания могут заставить вас желать такого ада себе и близким.

Он не боится, что бессмертием будут злоупотреблять. Его не страшит, что бессмертными станут лишь паразиты общества. Нет, он верит, что бессмертие есть зло само по себе.

Таких, как он, на самом деле много. Вспомните, сколько вы читали книг и смотрели фильмов, где бессмертные герои сетовали на свою участь и мечтали ее изменить.

На первый взгляд даже может показаться, что в их рассуждениях есть резон. У нас всех богатая фантазия. Мы все можем, не сходя с места, представить пару десятков сценариев, когда бессмертие оказалось бы хуже самой страшной смерти.

Вот только все это чушь собачья. Ни один такой сценарий не имеет к бессмертию ни малейшего отношения. Весь ужас и все страдания в этих историях происходят от невозможности умереть по собственной воле.


Я в основном не согласен с идеями, целями и методами буддизма. Но в одном с мудростью его основателей невозможно спорить. Единственный источник страданий – неутоленные желания. Хочу, но не могу.

Обратная крайность – могу, но не хочу – страданий не вызывает никогда. Тот, кто все может, но ничего не хочет, не будет мучиться даже от скуки – для этого ему должно было бы хотеться новых ощущений. Он просто отдалится от мира и погрузится в сон, как боги-творцы во многих мифологиях.

Даже боль может не быть страданием, если здесь и сейчас вы хотите ее испытать. Культисты Слаанеш из вымышленного мира Вархаммера рукоплещут этому заявлению. Реальные мазохисты – тоже.

Мы боимся смерти, но в то же время осознание смертности греет нам душу. Какими бы ни были страдания, они однажды закончатся. Мертвый уже ничего не хочет, и потому не страдает.

Любая великая религия – христианство, ислам, буддизм – начинает с того, что отнимает у людей это последнее утешение. Нет, смерть не прекратит твоих страданий. После ужасного конца наступит бесконечный ужас – или новое рождение, в котором ты снова будешь страдать.

Следом за этим ударом религия предлагает выход. Если твоя жизнь и твоя смерть будут правильными – праведными – то страдания действительно прекратятся навеки. А что значит «праведными», мы тебе сейчас расскажем.

Атеизм в этом смысле – самая милосердная религия. Она поддерживает последнюю надежду, а не убивает ее. Любая жизнь и любая смерть праведна. Умирая, ты уходишь в небытие, где уже не будет ни сознания, ни желаний, а значит, и страдания тоже.

Так почему мы боимся смерти? Только потому, что не имеем власти над ней. Она придет к нам не тогда, когда мы захотим, а когда сама этого пожелает. Приблизить ее приход еще в наших силах – и то не всегда, потому что мы не имеем власти и над собственным, еще до-разумным, стремлением выжить любой ценой. А вот отдалить не дано пока никому.


Бессмертия не достиг еще никто, но невозможность умереть по собственной воле всегда была с нами. Миллионы людей на этой земле мучаются от нее прямо сейчас, когда я это пишу, а вы читаете.

Это неизлечимо больные, которым уже не помогают никакие обезболивающие. Они не могут покончить с собой, потому что самоубийство неестественно. Оно вызывает отторжение даже у самого отчаявшегося человека, на него идут только те, кто сумел себя накрутить и в этот момент нашел подходящее средство. Эвтаназия же законна далеко не везде, а где законна – не всем по карману.

Это пациенты-«овощи», лежащие под приборами. Есть обоснованное мнение, что некоторые из них осознают себя. Они заживо погребены в собственном трупе, а медицинское оборудование продлевает их заточение на многие годы.

Это рабы, которых в наше время больше, чем во времена Римской империи.

Все они смертны. Рано или поздно их телам наступит естественный предел. Но они хотят остановить страдания прямо сейчас – а возможности такой им не дано.


Тот, кто боится бессмертия, боится того, что у него отнимут утешение смертности, ничего не дав взамен. Сделают невозможность умереть по собственной воле предельной и окончательной. Ты никогда не умрешь, как бы сильно этого ни хотел.

Правда, при этом он все равно старается оттянуть наступление конца, насколько это возможно. Он все равно не хочет умирать.

Но что если смерть сделается личным выбором каждого человека? Если вы умрете, только когда сами пожелаете?

Человеческого века не хватит, чтобы сделать все, что хочешь сделать, изучить все, что интересно. Древнегреческие философы учили, что в сорок пять лет наступает акме – вершина сил, талантов и воли. После нее наступает угасание. А потому, говорили они, самое лучшее – умереть, пройдя эту вершину и не дожидаясь старости.

Бессмертный человек непременно доживет до своего акме – и продолжаться оно будет столько, сколько нужно.

Начав любое дело, он сможет увидеть его плоды. Начав изучать любой навык – достигнуть в нем мастерства, а затем продолжать совершенствоваться, если захочет, или начать что-то новое. В конце концов, как сказал один бессмертный, узкая специализация – удел насекомых. Человек должен знать и уметь все.


Есть только одна технология, которая действительно нужна, чтобы превратить бессмертие в начало новой, чудесной истории человечества. Это умение забывать.

Желание, которое не удается удовлетворить, причиняет страдания. Но желание, которое не удастся удовлетворить никогда, делает страдания вечными. То, что ты не успел, не сделал, не предотвратил, а теперь уже поздно, остается с тобой до конца твоих дней. Не зря говорят, что «уже поздно» – мысль, на которой стоит ад.

Память милосердна. Она старается стереть и изгладить такие моменты. Но ей можно и нужно помочь. Бессмертные люди будут ходить в службу забвения, как сейчас ходят к священникам и психоаналитикам.


Конечно, все это по большей части утопия. Бессмертие нам не светит в ближайшие столетия, что бы ни обещали хитрые проходимцы от науки и очарованные их пением политики.

Но мы должны помнить, что все до одного «ужасы бессмертия» не придут к нам вместе с ним – они уже сейчас правят нашей жизнью. А новые технологии лишь дадут нам шанс освободиться из-под их власти.
Tags: злые песни, простые истины, психология
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 130 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →