Иногда практикующий теоретик (anairos) wrote,
Иногда практикующий теоретик
anairos

Category:

Главный герой христианства, часть 2: источник силы

Мысли, высказанные в предыдущей статье, не столь необычны и оригинальны, как может показаться. О «дьяволоцентричности» христианской мифологии говорили и раньше.

А вот услышать, что и в христианском культе – даже храмовой его части – вовсе не Христос стоит во главе угла, будет, думаю, неожиданно для многих.

Тем не менее, это так.


Начнем издалека.

Религия, как говорят ученые, стоит на понятии священного. Что угодно может быть объявлено сакральным: слова, действия, места, предметы, живые существа... Но при этом мы не можем по собственному произволу взять и «освятить» нечто. Сакральность всегда приходит с Той Стороны.

Слова и действия священны, потому что принесены из иного мира героем-предком или открыты людям богами. Места и вещи – потому что там проявилась божественная сила. Освятить то, что не было священным раньше, можно только одним способом: вначале очистить от всякой скверны, а затем соединить с источником святости, чтобы наша вещь «пропиталась» ею.

Тем более это относится к храму или святилищу – месту между землей и небом, точке соединения миров. В таком месте обязательно должен быть источник силы – то, благодаря чему такое соединение и возможно.

Иногда само святилище делают подобием Мирового Древа, соединяющего миры – у образа должна быть связь с первообразом. Иногда его устраивают на особом месте, где сила иного мира явилась на земле.

В Греции и Египте источником силы храма было изображение божества. В Египте в храм вообще не пускали мирян – видеть источник силы имели право только жрецы.

В святилищах синто всегда устраивают особую комнату, куда даже священнослужителям обычно нет входа. Там хранится «тело ками» – предмет, который во время службы становится вместилищем божества.

«Телом ками» являются и величайшие святыни Японии – меч, зеркало и бусины, полученные людьми от богини Аматэрасу. Их видит только император, и то только в день вступления на престол. Даже те священники, что их хранят, никогда не заглядывают в ларцы.

А как с этим обстоят дела в христианстве?


Действительно, храм обязан обладать святыней, без которой он храмом не считается. Но святыня эта – вовсе не изображение Христа и даже не крест. Кресты и иконы есть в любом православном доме и любой часовне.

Чтобы храм стал храмом, в нем должен стоять престол, в основании которого лежат мощи святого. Это общий обычай православных и католиков.

Чтобы служить литургию, нужен антиминс – платок, в который зашита частица мощей святого. Католики обходятся без антиминсов сейчас, но использовали их большую часть своей истории.

Святой и его мощи – вот основа, источник силы и благодати христианского культа*.

*Как вы уже поняли, здесь речь пойдет уже только о православии и католичестве. Стремление порвать с культом святых стало одним из основных мотивов Реформации и протестантизма как такового.

Заодно протестанты отказались и вообще от любого присутствия силы в своих богослужениях. В результате это привело к возникновению специфически протестантских форм магии – например, харизматического движения, «Христианской науки» и «Нового мышления». О них не будет речи в этой саге.



Святые старше христианства. Я даже думаю, что они старше любой организованной религии и любой другой формы сакрального.

Истинно святым может быть только то, что одновременно является и телом, и духом. Тело принадлежит миру вещей, дух же стал открытым окном на Ту Сторону.

А значит, настоящим святым может быть только человек. Все остальное подобно луне – отражает тот свет, который на него падает.

Но и тут все непросто.

Окно может открываться куда угодно, а на Той Стороне обитает не только то, что благожелательно людям. И человек, чья душа распахнута в невидимый мир – вовсе не обязательно святой. Это может быть и одержимый, и душевнобольной – эти понятия стали всерьез различать относительно недавно.

Святой отличается от всех остальных как раз тем, что был избран за свои выдающиеся качества, либо специально готовился для этого. Потому и приходит через него только то, что может служить на пользу всем людям.

Святой распространяет вокруг себя иные законы – тот способ существования, который ему открылся. Он говорит и делает, как власть имеющий. Поэтому те, кто такой силой не обладает, следуют его словам и примеру куда охотнее, чем любому другому.


А дальше почитание святых встречается с культом мертвых.

Мертвец в традиционном сознании тоже обладает силой. Его дух отправился в последнее путешествие, став частью Той Стороны, а значит – причастился ее могущества и мудрости. Значит, его останки тоже священны.

Зависит это не от того, кем он был при жизни, а скорее от того, какой смертью он умер. Отправив человека в иной мир определенным способом, можно открыть «канал связи» с нужной областью этого мира. На этом основано большинство человеческих жертвоприношений.

Но мертвец обычно все же теряет индивидуальность. «Предки» безымянны, и о них всегда говорят во множественном числе. Жертва сливается с богом, к которому ее отправили. Даже о фараонах Египта говорили, что мертвый фараон становится Осирисом.

А вот святой, который при жизни был проводником Той Стороны, может и после смерти остаться самостоятельной силой. Он сохраняет имя и волю, и к нему обращаются отдельно от любого бога.

Это роднит святых с... проклятыми. «Заложные мертвецы», умершие плохой смертью, тоже не сливаются с общим миром мертвых, а продолжают действовать среди живых, вот только пользы от них, как правило, никакой. Это, по народным поверьям, случается с колдунами, самоубийцами, утопленниками и многими другими. Не зря слово «стригой» обозначает в Румынии и колдуна, и вампира.

Но между святым и проклятым действительно весьма тонкая грань. Славянские русалки – заложные покойницы, получающиеся из юных утопленниц – были одновременно и божествами, у которых просили дождя. А византийские историки утверждали, что славяне приносили жертвы «упырям и берегиням», то есть почитали неупокоенных вообще.


Святые не просто входят в число богов, но даже могут совсем их вытеснить.

Религия балтийских славян сильно отличалась от всех остальных. Они не воздвигали святилищ под открытым небом, а строили храмы. Они почитали не Перуна, Хорса и Даждьбога, а своих богов, которых звали Святовит, Яровит, Руевит, Поревит, Витолюб, Радегаст...

Все это человеческие имена, более того – это имена княжеские. Потому и есть версия, что балтийские славяне когда-то перешли от почитания богов к поклонению прославленным князьям. Гробницы князей-героев превратились в храмы, а сами они – в новых богов своего народа.

Балтийские идолы, известные нам, часто многоглавы. Вероятно, каждый из них – олицетворение не одного князя, а целого рода.


Апостол Павел верил, что Христос, Сын Божий – единственный истинный святой, единственный посредник между Богом и людьми, который нам нужен. Сойдя с неба на землю, он принес себя в жертву Богу за грех людей и тем окончательно утвердился между небом и землей.

Но для рядовых христиан Христос очень быстро сам стал Богом, обитающим на недоступных небесах, и для общения с Ним понадобились святые.

Большинство христианских храмов по всему миру освящено в честь того или иного святого. Канон церковного богослужения наполовину состоит из молитв, созданных святыми. Домашние молитвенные правила – тем более.

Места, связанные со святыми – самые популярные направления паломничества. А лучший способ получить такую связь – раздобыть где-нибудь мощи.

Само слово «мощи» в русском языке буквально обозначает «силы». Это именно источник божественных сил для всех, кто приходит к ним с верой и почтением.

Римские христиане, собираясь на ночные бдения в катакомбах, преломляли хлеб на гробницах своих единоверцев. Святым называли любого мертвого христианина, но особенно благодатными считались останки мучеников, казненных за исповедание веры.

На некоторых христианских захоронениях того времени дата смерти называется днем рождения – имелось в виду рождение в новую жизнь. Умирает человек, но рождается новый святой.

Когда христианство стало дозволенной, а затем и обязательной религией, катакомбные встречи сменились пышными службами в храмах. Но вот вера, что храм непременно должен быть основан на мощах святого, никуда не делась.

А вот представлять тела святых непременно нетленными начали гораздо позже и далеко не везде. В народных поверьях, если мертвец не гниет, это верный признак, что он проклят – «земля его не принимает».

Так что мощи – прежде всего кости.

Памятником этой веры остались в Европе церкви, полностью декорированные костями, а на Афоне – живущая и по сей день традиция. Гроб умершего монаха вскрывают через год. Если там находят мумию вместо костей, то вся братия начинает молиться о прощении грехов этого человека.

Считается, что молитва услышана, когда труп все же рассыпается прахом, а скелет становится светлым. Тогда его окончательно хоронят, а череп выставляют в специальном месте на полке.


Интереснее всего то, что в христианстве есть величайший образец святости, настоящий архетип святого и в некотором роде единственный святой, поклонение которому и необходимо, и обязательно. Но мощи этого святого принципиально невозможны, и это зафиксировано в вероучении церкви. Любые, которые только объявятся где-либо, будут заведомо ложными.

Я говорю, конечно, о Деве Марии.

Она дает христианам ориентир, что возможен и другой путь, кроме исполнения церковных таинств. Ведь она стала святой, когда еще не приходил на землю Христос, и не было церкви.

Мария сделалась дверью между небом и землей, через которую смог пройти Спаситель (ее прямо называют так в нескольких церковных песнопениях). Святые были и до нее, но только она достигла предельной, абсолютной чистоты и праведности. Потому только она способна была воплотить Бога во всей полноте.

Некоторые богословы даже утверждали, будто все события от грехопадения Адама были лишь подготовкой ее появления. А значит, рождение Иисуса – настоящая кульминация священной истории, и в центре оказывается Мария, а не ее сын. Время Иисуса придет в конце мира, когда он явится, как Судия, чтобы завершить мир.

В глазах верующих нет разницы между двумя совершенными боголюдьми: сошедшим с неба Сыном Божьим и рожденной человечеством Матерью Божьей. Поэтому все основные эпитеты Христа – Спаситель, Господь, Царь Небесный, Вседержитель – прилагаются и к Марии, только, естественно, в женском роде. В православной традиции к ней даже взывают «Спаси нас», как к Христу, а не «Моли Бога о нас», как ко всем остальным святым.

Тем не менее Богородицу больше почитают католики, чем православные. Может быть, поэтому главным церковным праздником на Западе стало Рождество, а не Пасха, как у нас.

Почему не может быть ее мощей? Потому что Мария, как и сам Иисус, воскресла на третий день. Когда по просьбе Фомы, опоздавшего на погребение, гробницу вскрыли, то нашли ее пустой.

Но Богоматерь не вознеслась на небо, чтобы занять там престол рядом с сыном. Она осталась на земле, и теперь невидимо помогает людям. Сразу несколько местностей (в частности, Афон и Грузия) претендовали на звание «земного удела Богородицы». Там особенно популярны рассказы тех, кому она являлась.


В отличие от священной истории, культ святых не так тесно связан с основами христианской религии. Поэтому протестанты и смогли от него отказаться, оставшись христианами во всех основных признаках.

Но дольше десяти веков он оставался неотъемлемой частью христианства. Католики сохранили почитание святых до сих пор, а православные (особенно русские) – даже и преумножили, как благоразумный раб из притчи о талантах. Впрочем, я уже много раз говорил, что русское православие – самая магически ориентированная ветвь христианства.

Так что тут есть о чем поразмыслить.
Tags: мифология, религиозные штудии
Subscribe

  • Судьба автора

    Как известно любому автору, книгу невозможно контролировать. Ты мог писать её в надежде передать ясное и недвусмысленное послание, что-то такое, что…

  • Повесть о странном союзе

    Я люблю напоминать, что вера и религия – не одно и то же. Вера – мир, в котором ты живёшь, то, что для тебя истинно и ложно, обязательно…

  • Минутка воспоминаний: о народной традиции

    Этот пост был опубликован 5 лет назад.

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments