Иногда практикующий теоретик (anairos) wrote,
Иногда практикующий теоретик
anairos

Category:

Мир воображаемого

Мир воображаемого – удивительное явление.

Он лежит в основе любой религии, но при этом далеко не всякая религия это признает.

Он является основным инструментом всякой магии, но большинство магов придерживается совершенно фантастических представлений о нем.

Наконец, это понятие невообразимо просто и должно быть понятным каждому, но именно оно вызывает трудности даже у знатоков. Ложные представления о нем неисчислимы и весьма далеки от истины.

В результате о нем трудно говорить словами. Для этого пришлось бы долго и нудно договариваться о значениях слов, чтобы быть уверенным, что собеседник действительно слышит и понимает тебя. Или же прибегнуть к поэтическим образам и иносказаниям – по сути, обратиться к миру воображаемого для объяснения его же самого.

Но я все же попробую. Что получится – судить вам.


Мир, в котором живет любой человек, трехслоен. С одной стороны, есть физические явления. Даже если мы не можем воспринимать их, как гравитацию или радиацию, все равно есть приборы, способные перевести их воздействие в видимую форму.

С другой – абстрактные понятия, доступные только интеллекту: количество, энергия, добро и зло... Мы используем их, чтобы описывать мир, но сами они не присутствуют в этом мире. Это просто элементы языка, части структуры, наложенной на мир нашим разумом.

А посередине, между ними, оказывается огромный пласт феноменов, не относящихся ни туда, ни сюда. Они невидимы и невещественны, как абстрактные понятия. Но мы ведем себя так, как если бы они были реальными вещами и силами, способными что-то с нами сделать. Иногда такое поведение оказывается разумным и полезным. Иногда – не очень.

Воображение – единственная сцена, на которой мы можем встретиться с ними лицом к лицу. Там они получают не только имена, но и лица, и форму, и потому становятся доступными, а порой и уязвимыми.

Французский религиовед Анри Корбен называл такие феномены имажинальными, чтобы отличать от «простых» порождений фантазии.


Одна весьма умная и образованная особа заметила, что, хотя некоторых животных можно научить осмысленной речи, между их языком и языком человека все же остается огромное различие.

Они могут строить планы на завтра или вспоминать свое детство, но не будут рассказывать детям историю, услышанную от отца.

Они могут играть, притворяясь, будто бумажка – это мышка, но никогда не придумают себе невидимого друга.

Они в состоянии учитывать поведение других: хорошо дрессированная собака ни за что не переступит через незримое «фу», положенное хозяином. Но они не понимают договорных отношений, даже таких простых, как «я дам тебе конфетку, а ты за это полчаса сидишь тихо».

Воображение есть у всех развитых животных. Но оно не выходит за пределы непосредственного опыта. В их мире нет места историям, опыту предков, персонификациям, силе данного слова... Зато все это есть у нас.

Человек использует воображение, чтобы «достроить» видимый мир, сделав его картину более полной и стройной. Примерно так математики когда-то достроили действительные числа мнимыми – и получили невероятную, завораживающую красоту комплексного исчисления, в котором многие теории и формулы обрели долгожданную завершенность.


Мир воображаемого можно – и нужно – исследовать теми же способами, что и вещественный мир. Гипотезы, эксперименты, отважные путешествия в неведомое, затем теории, обобщающие полученный опыт, и в результате – работающие технологии.

Но единственное «устройство», способное воспринимать эту промежуточную реальность, одновременно внешнюю и внутреннюю – сам человек, его представления и переживания.

Каждый человек видит этот мир устроенным по своему образу и подобию. Он бесконечно богат и разнообразен, но встретить в нем можно только то, что есть в вас самих.

Познавая мир воображаемого, мы осознаем себя все глубже и глубже, придаем структуру и форму собственной личности. Ведь и сам внутренний мир – та его часть, что не поддается прямому осознанию – тоже доступен нам только через воображение.


Традиционные религии предлагают широкие, удобные и проверенные пути. В каждой из них есть свой миф и своя магия.

Миф – набор образов, символов и историй, карта воображаемого. Там начерчены основные дороги, отмечены оазисы и месторождения ценных ресурсов. Там же обозначены и места, куда не стоит соваться, если тебе дороги жизнь и рассудок.

Конечно, любой запрет не безусловен. Иногда в самых опасных местах и можно найти настоящее сокровище. Но в любом случае лучше вначале узнать, с чем придется столкнуться.

Миф отличается от любой другой карты только тем, что в мире воображаемого все живет, мыслит и обладает личностью. Со всеми там можно – и иногда необходимо – общаться и договариваться.

Магия – набор практических методов. Психотехники помогают отстраниться от внешнего мира и сделать имажинальное единственной реальностью. Правила внешней и внутренней дисциплины придают уму нужную форму и структуру. Приемы внушения, самовнушения и манипуляции – инструменты воздействия на свое и чужое воображение. Они создают и рассеивают иллюзии, пробуждают веру или сомнения.

Как всегда, атеизм, хоть и утверждает, что не имеет к религии отношения, не отличается от других. Там есть и миф, и магия. Сколько его проповедников было очаровано открывшимся им величественным зданием Науки и Научного Представления о Реальности! Докинз прямо говорил, что эта картина превосходит своей силой и красотой любые мистические озарения – только умалчивал, что она сама является мистическим озарением.


Но если бы религия была всего лишь альтернативной формой психологии, от нее было бы немного пользы. Ее настоящая сила – именно то, от чего психология когда-то отказалась, чтобы стать наукой.

Магией мы называем не только то, что делают люди, но и то, что делает сам мир. Паранормальные явления, как их принято называть сейчас.

С неба идут дожди из живых лягушек, в домах летает посуда и падают с потолка камни, люди получают откровения или мгновенно переносятся с места на место... Необъяснимые совпадения, когда реальность отвечает событиями на заданный вопрос, или откликается обстоятельствами на настроение, или словно бы ведет человека к какой-то цели, не давая свернуть ни вправо, ни влево...

Здесь не просто невозможно установить, было ли это «на самом деле» или «просто привиделось» участникам – между этими понятиями исчезает разница. Если воображаемые гвозди могут оставить на руках реальные раны – стоит ли называть их воображаемыми? Если физические камни падают оттуда, где нет никаких камней – действительно ли они физические? Если случайное совпадение пришло в ответ на просьбу о помощи – была ли это случайность?

Это значит, что не существует отдельного мира воображаемого, который каждый строит сам для себя. Есть единый мир, общий для всех, и наши верования – лишь способ получать туда доступ.

Соединяя оба смысла, мы получаем определение прикладной магии. Ее ритуалы и техники служат для работы с паранормальным. Они должны вызывать такие явления, или прекращать их, или, наконец, управлять ими.


У физики, как и у всех естественных наук, есть недостаток, который некоторые ученые называют достоинством. Она описывает, как ведет себя мир при тех или иных начальных условиях, но не в силах ответить, откуда взялись эти условия.

Раньше этот вопрос не волновал ученых. Считалось, что мир такой, какой он есть, просто потому, что он не может быть никаким другим. Так же как и геометрия Евклида устроена именно так, потому что никакой другой геометрии просто не может быть.

Но уже в 19 веке стало ясно, что это не так. Даже математика, известная до тех пор, оказалась лишь одним из бесконечного числа вариантов. А в двадцатом веке квантовая физика и теория струн создали уравнения, которые описывают невероятное количество вселенных. Стоит задать им другой набор констант, как получится совершенно иной мир – мир, который в большинстве случаев будет непригодным для жизни.

Последовательно оставаясь материалистом, не признавая никакой другой реальности, кроме вещественной, ученый может прийти только к одному выводу: все возможные вселенные существуют на самом деле «где-то там».

Это предположение куда сильнее, чем любое представление о трансцендентном Боге-творце, и точно так же непроверяемо.

Но что если мы примем за основу факт, известный совершенно точно: мир существует, и он именно такой, каким мы его знаем?

Физика описывает все возможные миры. Абстрактные понятия тоже не дают никаких оснований предпочесть одну реальность другим.

А вот мир воображаемого, основанный на воле и вере – совсем другое дело. Его облик для каждого свой, но все же он один – единственный и именно такой, какой есть.

Именно в мире воображаемого стоит искать ответ на вопрос, как вселенная, изначально способная стать любой, стала такой, чтобы в ней была возможна разумная жизнь. Сознание и воля самого мира сформировали его.

КАК ПРАВИЛЬНО ВЕРИТЬ В ЧУДЕСА
АРХИТЕКТУРА ВОЗДУШНЫХ ЗАМКОВ, ЧАСТЬ 1
АРХИТЕКТУРА ВОЗДУШНЫХ ЗАМКОВ, ЧАСТЬ 2
О ВОЛЕ В ПРИРОДЕ, ИЛИ ПОЧЕМУ МАГИЯ НЕ ФИЗИКА
КАК ДОУЧИТЬ ВОЛШЕБНИКА
РАСПИСАНИЕ ВОЛШЕБНОЙ ШКОЛЫ
РЕЛИГИЯ, МАГИЯ, НАУКА: ПРОМЕЖУТОЧНЫЕ ИТОГИ
Tags: метафизика, мифология, религиозные штудии
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 96 comments