Иногда практикующий теоретик (anairos) wrote,
Иногда практикующий теоретик
anairos

Categories:

Православный техномагизм: An Unholy Alliance*

* Нечестивый союз (анг.)


Русский православный магизм интересен уже своей двойственной природой.

С одной стороны, это ересь. Он не имеет опоры в Писании. Его неустанно обличали Святые Отцы, чей авторитет в церкви непререкаем. Соответственно, в наше время о нем много и горячо говорят образованные священники, хорошо знающие и Писание, и Отцов. Казалось бы, такое течение должно быть маргинальным, уделом немногочисленных малообразованных прихожан из деревни.

Но с другой стороны, именно его всем своим немалым весом поддерживают самые влиятельные старцы последних полутора столетий. Все это время они пестовали его и распространяли по умам своих активных последователей. А эти последователи – в большинстве своем образованные горожане.

Вдобавок влиятельные старцы – основной источник новых святых. Есть, конечно, еще мученики, но они, как правило, вероучительных трудов не оставляют, и культ вокруг них создается лишь после смерти. А значит, с каждой новой канонизацией магизм получает все больше легитимной поддержки. Если так пойдет дальше, то уже лет через двадцать-тридцать он может стать официальной доктриной Русской Православной Церкви.


Сам по себе магизм прост, как пять копеек. Это стандартная, традиционная вера в волшебный мир.

Все полно демонов. У каждого предмета, символа, слова есть тайный смысл и скрытая сила. Любое событие – знак, за которым стоят действия потусторонних сущностей. Обычные люди не могут своими силами разобраться в этом, но, к счастью, есть особо избранные. Они видят невидимое, слышат неслышимое, читают в человеческих и нечеловеческих душах и могут истолковать любое знамение.

Христианство добавило к этому только хорошую дозу черно-белости. Демоны по определению злобны и враждебны человеку. У них единственная цель – убить тело и погубить душу несчастного смертного. Спастись можно, только прибегая к защите церкви: ее символов, обрядов, святынь, а главное – святых, живых носителей благодати.


Но у образованных горожан, родившихся в советское время, есть и еще одна непререкаемая система верований – наука.

Правда, картина мира, которую она рисует, совершенно не похожа ни на колдовской мир магизма, ни даже на вселенную канонического христианства. Но это не проблема для ищущего ума.

Сторонники магизма полагают, что научная картина мира – результат уловок дьявола, всячески скрывающего от людей свое существование и силу. Но от взгляда настоящего ученого не скроешься. Рядом со слепой «неверующей» наукой есть наука истинная, зрячая. Она-то и дает магизму свое веское авторитетное обоснование.

Так и получается православный техномагизм – уникальное, насколько я могу судить, религиозное образование, соединяющее в себе и христианские, и научные ереси.


Техномагисты в большинстве своем верят в силу гомеопатии. Ее принципы хорошо ложатся на их воззрения, да к тому же имеют достаточно научный облик. Да и святые девятнадцатого столетия – Феофан Затворник или Иоанн Кронштадтский – хорошо о ней отзывались и даже сами практиковали. Разве же такое дело может быть оккультным?

Они же горячо поддерживают телегонию. Православие вообще придает большое значение девственности и ее хранению, ну а в традиционном язычестве и девство, и секс обладают магической силой, которую даже страшно представить. Телегония подводит под целомудрие до брака «научное» обоснование, а подводных камней и нежелательных выводов из этой теории магисты стараются не замечать.

Тут еще стоит вспомнить, что православный магизм имеет много общего с нацизмом. Вера в силу чистой крови и ненависть к смешению национальностей у них уж точно одинаковая. Телегония помогает обосновать и это: ничего удивительного, именно с этой целью ее и придумывали.

А во второй половине двадцатого века у магизма появился и еще один источник вдохновения: ученые-техномаги на службе государства.


Это было время, когда США и СССР старались догнать и перегнать друг друга на оборонном поле. Любая теория, обещавшая в перспективе военное преимущество, находила поддержку и финансирование, даже если была паранормальной.

Обе державы тратили миллионы на исследование гипноза, ясновидения, телепатии. По обе стороны океана изучали возможности экстрасенсов и астрологов. А особенный восторг вызывали академики, которые обещали те же возможности, но техническим путем.

Имена самых известных до сих пор на слуху: Петрик, Акимов, Шипов... У каждого была теория скрытых магических сил и свои проекты чудо-приборов, способных обуздать эту силу и превратить в работающие технологии.

Как правило, теория представляла собой тот же самый магизм, только изложенный другими словами. Потому-то магисты и хватались за нее, как только находили.

Вы наверняка не раз видели распространяемый православными еще с 1996 года текст о силе слова и его влиянии на ДНК. Он основан на трудах Петра Гаряева – автора «волновой генетики» и других теорий. То, как в нем соединены советская техномагия и православные верования, можно считать эталоном на все времена.


Еще один пример я обнаружил недавно. Помните гнуснопрославленного Никоса Зерваса и его трилогию «Дети против волшебников»? Важную сюжетную роль, по крайней мере в первой книге, играла «русская защита» – мистическое поле, способное защитить от всего, от пули до колдовства.

Казалось бы, это стопроцентно православное изобретение. Тем более, что и Паисий Святогорец (Геронда) – один из авторитетов современного магизма, а ныне и вовсе святой – тоже рассказывал нечто подобное.

Однако и термин «русская защита», и описание ее свойств принадлежат «академику» Анатолию Охатрину, еще одному советскому техномагу.

Микролептонные поля Охатрина по своим свойствам полностью аналогичны торсионным полям Акимова. Но вместо того, чтобы договориться и вместе делить бюджеты, оба всю жизнь оставались злейшими врагами и беспощадными конкурентами. Каждый доказывал, что именно его магия самая настоящая и могущественная, а оппонент – шарлатан и невежда.

По учению Охатрина, каждого человека окружает микролептонное поле. Обычно оно очень слабо: грехи оставляют в нем дырки, через которые улетучивается энергия.

Примечание. Уже тут видно, что слово «поле» употреблено не в физическом, а именно в оккультном смысле.

Но если дырок нет, то мощность поля непрерывно возрастает, и в критических ситуациях оно может проявиться, как физическая оболочка, способная защищать от пуль и снарядов. Сам товарищ академик утверждал, что за счет собственной святости неоднократно выживал на войне: вражеские пули огибали его, не в силах коснуться.

Как видите, Зервас стянул концепцию целиком и полностью. Его книги придали теориям Охатрина новую жизнь, и хотя слово «микролептоны» сейчас встретишь нечасто, но вот в «русскую защиту» на полном серьезе верят многие.
Tags: метафизика, научные парадоксы, психология, религиозные штудии
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 84 comments