Иногда практикующий теоретик (anairos) wrote,
Иногда практикующий теоретик
anairos

Categories:

Еще немного о скептиках

Мне тут порекомендовали книгу Роберта МакЛюэна с длинным названием «Приз Рэнди: что скептики говорят о паранормальном, почему они неправы и почему это важно».

О призе Рэнди там, вопреки названию, не так уж много. Основное содержание – образ мысли и действия профессиональных скептиков на основе их подхода к полтергейстам, медиумам и тому подобным явлениям.

Всю книгу мне найти не удалось, только ознакомительный фрагмент. МакЛюэн рассуждает примерно в том же ключе, что и я, пользуется теми же фактами и приходит к тем же выводам. Но некоторые мысли мне показались достаточно интересными, чтобы ими поделиться.


Что мы представляем, когда слышим, что тот или иной скептик разоблачил паранормальную сенсацию? Например, вот такое.

В доме начинаются необъяснимые явления. Хозяева встревожены, полиция ничего не может сделать. Все начинают подозревать вмешательство нечистой силы.

Но тут появляется ученый, вооруженный критическим мышлением и научным подходом. Он наблюдает происходящее, расставляет свои приборы, анализирует увиденное и рассказывает пораженной публике, что тут на самом деле происходит. Никакой потусторонней нечисти – просто чей-то розыгрыш, или вибрации от проходящего под домом метро, или инфразвук, порожденный работой приборов в соседней лаборатории.

Красиво, что ни говори. Триумф разума над суевериями. Но, как со многими красивыми историями, все это неправда.

Профессиональные скептики, которые больше всего на виду – участники американского сообщества CSI. Фокусники, психологи, иногда и физики. Рэнди как раз из их числа, как и его коллеги Мартин Гарднер, Пенн Джиллетт и другие.

Так вот, нет ни одного дела, которое они расследовали бы с начала и до конца и дали событиям убедительное «нормальное» объяснение.

Рэнди «разоблачил» Тину Реш, которая при помощи трюков имитировала полтергейст. Старый фокусник уже тогда был известен не только своим скептическим настроем, но и хамским поведением. Его попросту не пустили в дом, где все происходило, а его спутники отказались идти без него. Все заявления Рэнди были основаны на паре фотографий и беседе с двумя репортерами.

И таких примеров множество. Чаще всего скептики из CSI вовсе не видели ни одного из явлений, которые разоблачали.


С убедительными объяснениями у них тоже не все гладко. Обычно они придерживаются подхода «любое невероятное объяснение правдоподобнее невозможного».

Подростки, вызывающие полтергейст, в их версиях обладают навыками, которые иллюзионист приобретает годами, а то и десятилетиями обучения и оттачивает повседневной практикой. Трюки, которые они якобы применяют, требуют длительной подготовки, особого оборудования и/или помощи сообщников.

Ни один профессиональный фокусник не смог бы десятки раз успешно демонстрировать один и тот же трюк одной и той же аудитории, которая к тому же не сидит в зале тихо, а окружает его со всех сторон и активно ищет секрет фокуса. Юные любители розыгрышей, по уверениям скептиков, делают это легко и непринужденно.

Мне проще поверить в телекинез, чем в сотни гениальных иллюзионистов-самоучек, умудряющихся годами оставаться неузнанными.


Если вам нужны действительно впечатляющие и эффектные истории разоблачений, когда критически настроенный разум преодолевал пелену обмана – «их есть у меня». Таких отчетов сотни в архивах всех крупнейших парапсихологических обществ. Любой из них можно было бы использовать, чтобы показать правоту скептиков. Но скептики не торопятся это делать.

Гадать, почему, можно долго. Но одна версия прямо-таки напрашивается. Ссылаться на разоблачителей-парапсихологов – значит, признавать квалификацию и объективность этих исследователей. А ведь у каждого из них за спиной десятки случаев, когда они сталкивались с подлинными паранормальными явлениями – и так же открыто об этом писали.


В рассказах о полтергейсте часто мелькает слово «признание». Тот или иной человек, когда все уже закончилось, сознался, что все это было его проделками.

Когда я слышу о решениях, основанных на том, что обвиняемый сам сознался, я сразу вспоминаю не самые лучшие страницы нашей истории. Охоту на ведьм, например, или процессы «врагов народа». Очевидно, что при правильном подходе кто угодно сознается в чем угодно – главное, приложить соответствующее давление.

В данном случае все упрощается тем, что признание совершенно ничем не грозит. Цель допросов – не в наказании виновного. Цель в том, чтобы его найти, и чтобы он оказался естественным, не-паранормальным, таким, в которого можно поверить.

Агентами полтергейста оказываются служанки, приемыши, нелюбимые дети – словом, те, за кого некому заступиться, и у кого легче всего выбить признание.

Так я всегда думал. Но оказывается, что чаще всего разоблачители не затрудняют себя даже этим. Человек, лишь косвенно имеющий отношение к делу – или не имеющий вовсе – попросту выходит к прессе с заявлением, что виновный найден и сознался.

Сам виновный, если кто-то трудится его спросить, обычно говорит, что ни в чем не сознавался и вообще не разговаривал с «разоблачителем». Но это уже никого не волнует. Скептики радостно принимают объяснение и закрывают дело навсегда. Теперь это просто еще один случай раскрытого мошенничества. Он стал частью скептического канона, и на него будут ссылаться в качестве аргумента. Любой, кто усомнится, попадет под клеймо «верующего».


Сам приз Рэнди на первый взгляд кажется хорошей идеей.

Экстраординарные заявления требуют экстраординарных доказательств. Вот перед нами фокусник, собаку съевший на методах обмана зрения, трюках и хитрых приемах. Он – радикальный скептик, убежденный, что ничего сверхъестественного не существует. Если кому-то удастся убедить даже его – это и будет экстраординарным доказательством, не так ли?

Но на деле есть одна психологическая закономерность, о которой редко говорят. Авторитетный скептик остается авторитетным лишь до тех пор, пока остается скептиком. И приз Рэнди – весомый аргумент, только пока его никто не получил. Против – но не за.

Представим на секунду, что Рэнди в самом деле однажды столкнулся с тем, что смогло поколебать даже его неверие. И вот он выходит и говорит: «Я был неправ. В мире действительно существуют психические силы, о которых я даже понятия не имел. Вот вам чек, используйте деньги с умом».

Эта фантастическая история сделает прессу на несколько дней, но ничего в мире не изменит. Скептики, вчера возносившие Рэнди на пьедестал, спишут его со счетов. Его карьере как рационального человека и скептика придет конец. Он уйдет в забвение, как полоумный старик, который на склоне лет впал в маразм и поддался соблазну иррационального.

Это не абстрактное рассуждение и не гипотеза. Такое случалось уже много раз. За полтора века парапсихологических исследований были и ученые с мировым именем, и всемирно известные фокусники, которые много лет разоблачали шарлатанов, но в какой-то момент столкнулись с тем, что могло быть только подлинным феноменом.

Изменить мнение под давлением фактов – нормально для ученого. Нам твердят, что вся наука стоит на этом, и что именно такой разумной гибкостью мышления ученый отличается от верующего. Но конкретно этим ученым и фокусникам наградой было изгнание. Отныне их вспоминают в скептическом сообществе только в стиле «как жаль, что такой умный человек стал жертвой заблуждения».
Tags: метафизика, научные парадоксы, психология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 46 comments