Иногда практикующий теоретик (anairos) wrote,
Иногда практикующий теоретик
anairos

Categories:

Одно место из Блаженного Августина

Со временем у меня все растет и крепнет ощущение, что за последние две с лишним тысячи лет прогрессировали у нас только технологии. От бронзового ножа до графеновых трубок и ядерных реакторов наша способность строить машины, чтобы они работали за нас, все возрастала и возрастала. Были, конечно, периоды застоя и даже упадка, и не везде прогресс шел с одинаковой скоростью, но в целом, как говорится, тренд очевиден.

А вот во всем остальном нет никакого направленного движения, ни по прямой, ни по кругу, ни даже по спирали. Есть комплексы идей и представлений. Они рождаются, взрослеют, становятся общепризнанными истинами, скрещиваются между собой, давая потомство. Затем неминуемо стареют, делаются посмешищем и уходят в забвение – только для того, чтобы родиться снова через сто, двести или тысячу лет, когда очередной мыслитель найдет способ выразить те же идеи новым языком.


Для затравки – небольшой, но интересный факт. Религиозные обличители магии – христиане и атеисты хором – в свое время часто повторяли, что магия по природе своей механична. Совершая ритуал, маг верит, что получит желаемое просто потому, что все сделал правильно. Сила магии – в словах и действиях, а не личных качествах мага.

Так вот, для обозначения этой самой механической действенности есть латинский термин ex opere operato. Он буквально значит «из совершённого действия». Это богословское понятие, и было оно введено католиками, чтобы... объяснить результативность церковных таинств. Они работают «из совершённого действия», а не благодаря личной праведности священника, так что даже пастырь нерадивый все равно может преподавать божественную благодать прихожанам.


Было три периода, когда европейские мыслители всерьез задумывались о природе и действенности магии. Ближайший к нам – с конца 19 до середины 20 века, время спиритов, Фрэзера. Юнга и парапсихологов. До того – высокое Возрождение, 14-16 век и начало семнадцатого. А первый – поздняя античность, до четвертого-пятого веков нашей эры.

Так вот, в ту самую позднюю античность жил Августин Блаженный. Один из непререкаемых столпов Церкви для католиков – у православных он все же затенен славой Иоанна Златоуста и других Отцов. И он, в отличие от многих других церковных деятелей, размышлял не только о том, как извести любую магию из христианской среды, но и о том, что же это такое и как она работает.

В том, что она работает, Августин не сомневался. Но очевидно же, что слова и символические действия не могут сами по себе управлять природными стихиями. Тут какая-то загадка – и у Августина был свой вариант ответа.

Еще Апулей – римский писатель, которого чуть было не казнили по обвинению в колдовстве – говорил, что маг обладает силой благодаря «общности языка с бессмертными богами». Когда маг говорит, боги понимают его и потому могут ответить. Молитва, в общем, работает так же.

Августин развил эту идею. Язык – результат общественного договора. Слова обладают смыслом не сами по себе, а потому, что люди понимают их именно в таком смысле. Не существует языка в отрыве от общества, которому он служит. Более того, общество тут главное. Такого не бывает, чтобы человек освоил язык, и потому вошел в соответствующее общество. Наоборот, он становится – или хочет стать – частью общества, и поэтому изучает его язык.

Это, если кто не заметил, основы семиотики – науки о символах и знаках, которую начали активно развивать только в Новое время. У Августина еще много семиотических рассуждений, но сейчас я хочу поговорить только о той части, которая относится к магии.

Если маг обладает общностью языка с демонами, а святой – с Богом, то что это за язык? Неужели заклинания и молитвы работают потому, что незримые силы понимают греческий, или коптский, или иврит? Для каббалистов в таком предположении не было ничего удивительного, но они не знали семиотики. Августин же резонно заключил, что язык магии – не сами слова заклинаний, а вся магия как таковая, с ее системой соответствий, символов, ритуалов и всего остального. Действия – такая же часть языка, как и слова, а слово тоже может быть действием.

В пределе – добавлю от себя – они в принципе сливаются в жест: действие, выражающее мысль и волю того, кто его совершает.

Язычники, по Августину, естественным образом находятся в общении с демонами, поскольку живут по законам падшего мира. Их ритуалы и формулы – язык, описывающий законы падшего мира и тем самым соединяющий их с демонами. Христианин же порвал с демоническим миром и обратился к Богу, поэтому использует правильные символы и ритуалы. С их помощью он выражает свою принадлежность к Церкви – обществу Бога.

Но язык-то, как мы помним – производное от общества, и значения его слов полностью определяются общественным соглашением. А это значит, что не существует ритуалов, правильных или неправильных самих по себе. Одно и то же действие – например, помазание больного маслом – может быть правильным христианским или неправильным языческим. Вся разница между ними – в намерении того, кто это делает.

Вот и появилось у Августина любимое слово современных эзотериков, правда, в несколько ином значении.


Итого, магию делает магией намерение мага. Обычный человек говорит слова и совершает действия, но они не обладают силой. Маг говорит те же слова и совершает те же действия, но для него это способ обратиться к невидимым силам. Он принадлежит к их миру, принимает его законы и в соответствии с этими законами просит (или требует) чего-то.

Почти две тысячи лет назад римский богослов сформулировал теорию магии, до которой рациональная мысль Запада начала дорастать только сейчас, а эзотерические круги того же Запада, кажется, даже и не начали.

И после этого еще говорят о прогрессе.

UPD По совету одного из комментаторов попробовал найти в сети подлинные цитаты из Августина. Однако учение о магии в основном изложено в не слишком известных его трудах. Поэтому вот научная работа, где все это уже разобрано со всеми необходимыми ссылками.
Tags: метафизика, религиозные штудии
Subscribe

  • А у нас спокон веков...

    Споры по нашумевшему делу навели меня на мысль, что, возможно, следовало бы напомнить моим уважаемым читателям ещё об одной истине, такой простой и…

  • Теория заговора. Русского народного

    В наше время фольклористы продолжают странствовать по русским деревням, собирая остатки народных традиций. В том числе, разумеется, магических. Сами…

  • Мой дорогой невидимый друг

    Недавно, разбирая исследования позднеантичной гоэтии, я наткнулся там на термин, который здорово помог мне упорядочить свои представления об этой…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 76 comments

  • А у нас спокон веков...

    Споры по нашумевшему делу навели меня на мысль, что, возможно, следовало бы напомнить моим уважаемым читателям ещё об одной истине, такой простой и…

  • Теория заговора. Русского народного

    В наше время фольклористы продолжают странствовать по русским деревням, собирая остатки народных традиций. В том числе, разумеется, магических. Сами…

  • Мой дорогой невидимый друг

    Недавно, разбирая исследования позднеантичной гоэтии, я наткнулся там на термин, который здорово помог мне упорядочить свои представления об этой…